Время кризиса для центральных банков

Время кризиса для центральных банков

Менее чем за десять лет глобального финансового кризиса, изменения климата и пандемия COVID-19 изменили среду, в которой работают центральные банки, и общественное мнение не на их стороне. Директорам денежно-кредитной политики, которые не смогут отреагировать на эти сдвиги в настроениях, пострадает их репутация.

ЦЮРИХ — В знаменитом исследовании «Золотые оковы», посвященном коллапсу золотого стандарта в межвоенный период, американский историк экономики Барри Эйхенгрин подчеркнул, что важные политические и социальные изменения, в частности расширение франшизы, сделали невозможным сохранение системы. Электораты больше не желали терпеть жесткую экономию, если этого требовало соблюдение золотого стандарта.

Преобладавий режим денежно-кредитной политики был сметен новым политическим ландшафтом. Некоторые страны, такие как США и Великобритания быстро приспособились к новым реалиям и их экономики преуспели. Другие, такие как Франция и Швейцария, не успели отреагировать и пострадали от последствий.

Центральные банки сейчас приближаются к новому моменту «золотых оков». Менее чем за десять лет глобального финансового кризиса, изменение климата и пандемия COVID-19 изменили среду, в которой они работают и общественное мнение не на их стороне.

Особенно очевидны два изменения настроения. Во-первых, общественность в целом согласна с тем, что глобальное потепление реально и что ухудшение состояния окружающей среды представляет собой серьезную угрозу. Многие считают, что правительства, включая центральные банки, должны делать все возможное для решения этих проблем.

Во-вторых, реакция центральных банков на финансовый кризис и пандемию вызвала огромный рост неравенства в благосостоянии. Снижая процентные ставки до нуля или ниже и покупая огромное количество государственных облигаций, центральные банки вынудили снизить процентные ставки на кривой доходности до беспрецедентно низких уровней. В некоторых странах, особенно в Германии, доходность по всем срокам погашения государственного долга упала ниже нуля.

Хотя эти меры были важны для того, чтобы дать экономике крайне необходимый импульс, они сделали это за счет повышения цен практически на все активы, включая акции, облигации и жилую недвижимость. Так работает денежно-кредитная политика. Но большая часть населения считает крайне несправедливым, что, хотя многие из них пострадали от безработицы и экономических трудностей в результате этих двух кризисов, владельцы активов получили огромные выгоды.

Некоторые лица, определяющие денежно-кредитную политику, утверждали, что, независимо от сдвигов в общественном мнении, их полномочия не дают им достаточных оснований для устранения неравенства и экологических угроз. И в любом случае, утверждают они, имеющиеся в их распоряжении инструменты не могут эффективно решить эти проблемы. В этих аргументах, несомненно, есть доля правды, но многие люди находят их лишенными воображения и неубедительными.

Президент Европейского центрального банка Кристин Лагард взяла на себя ведущую роль в противостоянии новой реальности, настаивая на включении проблемы изменения климата в стратегический обзор основы денежно-кредитной политики ЕЦБ. Этот обзор может сделать вывод, что ЕЦБ должен учитывать экологические соображения при принятии решения о том, какие активы принимать в качестве обеспечения своих денежных операций и как он должен их оценивать.

Европейские банковские регулирующие органы могут затем снизить капитальные затраты на «зеленые» активы или увеличить их на «коричневые» на том основании, что действующие нормативные акты недооценивают риск небезопасных для климата холдингов.

В целом у центральных банков и финансовых регуляторов есть несколько способов включить экологические соображения в свои политические рамки, если они того пожелают. И поскольку от ЕЦБ требуется «поддерживать общую экономическую политику в Союзе», одной из которых является ограничение изменения климата, он, похоже, имеет прочную правовую основу в этом отношении. Важно отметить, что центральные банки признают, что они могут способствовать экологизации экономики, не упуская из виду свои основные цели денежно-кредитной политики и финансовой стабильности.

Федеральная резервная система США недавно добавила этому импульсу, став первым крупным центральным банком, включившим соображения неравенства в свою политику. Объявляя об итогах обзора денежно-кредитной политики ФРС в прошлом месяце, председатель ФРС Джером Пауэлл подчеркнул, что чернокожие и латиноамериканцы в Америке также извлекли выгоду из ограниченных рынков труда до того, как разразился COVID-19.

Пауэлл далее сказал, что ФРС будет нацеливаться только на сокращение безработицы от максимального уровня при разработке политики и меньше беспокоиться о ситуациях, когда занятость превышает оценки своего пикового устойчивого уровня. Это отражает все более широко распространенное мнение о том, что очень низкий уровень безработицы вряд ли вызовет инфляцию и принесет большую пользу домашним хозяйствам с низким и умеренным доходом.

Поскольку ЕЦБ обеспокоен экологическими рисками, а ФРС — перспективами меньшинств на рынке труда, очевидно, что времена для центральных банков меняются. Другие политики, определяющие денежно-кредитную политику, последуют их примеру, и те, кто не видит необходимости или медленно реагирует, в результате понесут ущерб репутации.

Сегодняшним центробанкам следовало бы прислушаться к совету последнего президента Советского Союза Михаила Горбачева. Когда Горбачев встретился с коммунистическими лидерами Восточной Германии в Берлине в октябре 1989 года, он предупредил их, что те, кто действует слишком поздно, будут наказаны пожизненно. Через месяц его хозяева и их режим были сметены.

 

Стефан Герлах

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий