Важность азиатского финансового сотрудничества

Важность азиатского финансового сотрудничества

После мирового финансового кризиса 2008 года экономическая и финансовая интеграция между странами Восточной Азии ослабла. Но, учитывая, что участие и сотрудничество жизненно важны для долгосрочного процветания региона, в собственных интересах правительств возродить его.

ПЕКИН. 2 июля 1997 года курс тайского бата рухнул. После волн спекулятивных атак у правительства закончилась иностранная валюта, и оно стало не в состоянии поддерживать привязку обменного курса к доллару США. Так вот, бат поплыл, уйдя в свободное падение. Волна финансовых и нефинансовых тайских корпораций, которые взяли большие долги в долларах, объявили о банкротстве. Начался азиатский финансовый кризис.

Не имея возможности обслуживать свой внешний долг, Таиланд, Индонезия и Южная Корея обратились за поддержкой к Международному валютному фонду. Но спасательные пакеты МВФ были слишком малы, слишком запоздали и сопровождались чрезмерно жесткими условиями. Восточной Азии, как все чаще казалось, лучше спасти себя.

У региона, безусловно, были ресурсы. Хотя некоторые страны, такие как Таиланд, имели дефицит текущего счета, Восточная Азия в целом имела внешний профицит. Итак, в сентябре 1997 года Япония предложила объединить валютные резервы региона и использовать их для спасения больных стран. Было обещано, что «Азиатский валютный фонд», который будет создан для управления этим механизмом, будет действовать быстрее и ставить менее строгие условия, чем МВФ. Но против инициативы выступили США и МВФ, и АМФ оказался мертворожденным.

Тем не менее, региональные акторы не отказывались от сотрудничества. В мае 2000 года десять стран АСЕАН — Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам, а также Китай, Япония и Южная Корея (АСЕАН+3) подписали Чиангмайскую инициативу, первое в регионе соглашение о валютных свопах.

Предоставляя странам возможность обменивать свои местные валюты на доллары США в течение фиксированного периода времени, CMI должен был помочь региональным заемщикам преодолеть краткосрочные проблемы с ликвидностью, тем самым выступая в качестве дополнения к МВФ. Это открыло путь к выполнению обещания AMF: в 2009 году CMI стал Многосторонней инициативой Чиангмая (CMIM), многосторонней схемой объединения резервов на общую сумму 120 миллиардов долларов. В 2014 году фонд был расширен до 240 миллиардов долларов.

Еще одна важная веха наступила в 2002 году, когда АСЕАН + 3 запустила Инициативу азиатских рынков облигаций (ABMI) в надежде, что региональный рынок облигаций укрепит финансовую стабильность, снизит уязвимость к развороту потоков капитала, смягчит несоответствие валюты и сроков погашения и противодействует « чрезмерное банковское дело». В марте 2022 года рынок облигаций развивающихся стран Восточной Азии в местной валюте оценивался в 23,5 триллиона долларов.

В 2005 году Азиатский банк развития предложил самую амбициозную попытку регионального финансового сотрудничества: Азиатскую валютную единицу. Корзина валют АСЕАН + 3, ACU была разработана в качестве якоря, к которому страны региона могли привязать свои собственные валюты, тем самым сдерживая конкурентную девальвацию и позволяя странам региона коллективно плавать свои валюты по отношению к доллару США. Это позволит быстрее скорректировать дисбаланс текущего счета и будет способствовать региональным торговым и финансовым потокам.

Основываясь на идее ACU, группа японских экономистов разработала дополнительную концепцию: азиатскую денежную единицу, стоимость которой будет отражать средневзвешенное значение восточноазиатских валют. Но хотя азиатские ученые приветствовали предложения как возможные первые шаги к созданию общей региональной валюты, ни ACU, ни AMU не получили поддержки среди политиков.

К сожалению, азиатское финансовое сотрудничество в последние годы теряет темпы по ряду причин. Во-первых, потребность в региональной поддержке ликвидности стала менее острой. Большинство стран АСЕАН+3 большую часть времени имеют положительное сальдо счета текущих операций, и ко времени начала мирового финансового кризиса в 2008 году в регионе было накоплено около 3,7 трлн долларов валютных резервов – более чем в шесть раз больше, чем 542 млрд долларов США. они проводились в 1997 году.

Во-вторых, хотя азиатский рынок облигаций добился впечатляющих успехов за последние десять лет, развитие рынков облигаций в местной валюте обусловлено внутренними финансовыми потребностями, а не региональным финансовым сотрудничеством, а трансграничные облигации в национальной валюте выпускаются редко. Фактически финансовое развитие отдельных стран значительно опережает развитие инфраструктуры для трансграничного выпуска облигаций в местной валюте. В результате такие факторы, как нестандартное регулирование, неадекватная рыночная ликвидность и отсутствие эффективной системы расчетов по ценным бумагам, продолжают препятствовать развитию трансграничного выпуска облигаций в местной валюте в регионе.

В-третьих, после азиатского финансового кризиса большинство стран Восточной Азии приняли режим регулируемого плавающего обменного курса. Но ни одна из них не привязала свои валюты к корзине восточноазиатских валют на основе ACU, в основном потому, что они не желают принимать ограничения на свои обменные курсы ради стабилизации обменных курсов между региональными валютами.

В более широком смысле расширение экономического и финансового сотрудничества жизненно важно для долгосрочного процветания Азии. Тем не менее, его реализация, в том числе возможное формирование Восточноазиатского экономического сообщества, в основе своей является политическим, а не экономическим вопросом. Из-за близкого географического соседства и экономических связей стран Восточной Азии правительства стран АСЕАН+3 должны срочно включить в свои планы усилия, начатые 25 лет назад.

 

Ю Юндин
— бывший президент Китайского общества
мировой экономики и директор Института
мировой экономики и политики Китайской
академии социальных наук

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий