Центральным банкам не хватает политической мудрости

 Центральным банкам не хватает политической мудрости

Разногласия неизбежны, когда банки проводят масштабные, но необходимые интервенции

Кристин Лагард вступает в должность председателя Европейского центрального банка в неоднозначное для этого учреждения время. Но споры среди центральных банков часто являются побочным эффектом интервенций. Это, безусловно, справедливо и сегодня.

Традиционалисты считают, что успешные центральные банки должны быть технократами, которые упорно стремятся к достижению экономических целей, и не опускаются до политической борьбы.

Тем не менее, несмотря на формальную независимость центральных банков, при принятии тех или иных решении им нужно заручиться политической поддержкой. Это особенно справедливо во времена кризиса, когда требуются радикальные меры.

Некоторые утверждают, что еще важнее соблюдать политический нейтралитет в эпоху популизма.

Но верно и обратное: в условиях изменения предвыборной арены центральным банкам нужно больше политической мудрости. В конце концов, центральные банки — это институты, созданные политиками для того, чтобы соблюдать высшие интересы государства.

Политическая поддержка в США

Современная история показывает, что центральные банки нуждаются в сильной политической поддержке для достижения своих целей. В 1980-х годах тогдашний председатель Федеральной резервной системы Пол Волкер не смог бы победить инфляцию без поддержки Белого дома и Конгресса.

Находясь в центре событий в ФРС США, Бен Бернанке опирался на свои знания о событиях 1930-х годов, чтобы предотвратить потенциальную экономическую депрессию после финансового кризиса 2008 года. Но он не смог бы принять такие непопулярные меры, как спасение обанкротившихся банков Уолл-стрит, без мобилизации политической поддержки. У ЕЦБ ушли месяцы на то, чтобы получить поддержку для выполнения обещания Марио Драги, данного в 2012 году, сделать «все возможное», чтобы сохранить евро.

В США сегодня ключевой задачей для руководства ФРС является проведение политики, ориентированной на стабильность, на фоне жесткого давления со стороны Белого дома, призывающего к смягчению монетарной политики.

Однако явное большинство в Сенате, где доминируют республиканцы, похоже, намерено сохранить независимость ЦБ. Об этом свидетельствует и то, что администрация Трампа была вынуждена отозвать кандидатов в Совет управляющих ФРС. Вряд ли это было просто результатом их требований к проведению монетарной политики.

Судя по всему, до сих пор председатель ФРС Джером Пауэлл довольно хорошо ориентировался в политическом пространстве, даже если из-за неожиданной смены политического курса в конце прошлого года — переход от последовательного ужесточения политики к агрессивному возобновлению смягчения — некоторые подумали, что он просто поддался президентским требованиям.

На самом деле подобные изменения были связаны с опасениями по поводу экономических перспектив. В то же время, глава ФРС действительно более сдержан по сравнению с предшественниками в отношении критики исполнительной и законодательной власти страны за фискальное расточительство и протекционизм.

Раскол в еврозоне

Что касается еврозоны, то там Центральный банк оказался в совершенно другом положении из-за гораздо более сильного политического давления на руководство. Совет ЕЦБ отреагировал на сентябрьское предложение Драги о возобновлении количественного смягчения громкой критикой: некоторые политики на севере по-прежнему крайне негативно относятся к тому, что они считают слишком свободной монетарной политикой.

По сути, они недовольны тем, что ЕЦБ позволяет югу Европы пользоваться «вольготными» условия монетарной политики, вместо того чтобы заставить эти страны провести структурные реформы.

Между тем, политики на юге, особенно в Италии, по-видимому, куда охотнее поддерживают дальнейшее смягчение политики, по крайней мере сейчас. Помимо конкретных политических мер, мнения в еврозоне как обычно разделились и по поводу того, как реформировать и укрепить валютный союз, а также фискальный и банковский союзы, — в основном между севером и югом.

Получается, что после доклада «четырех президентов» о будущем валютного союза в 2017 году («Путь к настоящему экономическому и монетарному союзу») в этом отношении достигнут лишь незначительный прогресс. Это говорит о том, что политики еврозоны пока не готовы бороться с потенциальным серьезным кризисом. Соответственно, политические навыки будущего президента ЕЦБ необходимы не только для получения консенсуса в отношении повседневных политических решений, но и для более решительного продвижения процесса реформ.

Сможет ли Лагард добиться успеха?

Кристин Лагард пользуется полной поддержкой как со стороны французского президента-реформатора, так и немецких центристов. Поэтому у нее хорошие возможности для того, чтобы уменьшить сильные расхождения во взглядах между двумя группами еврозоны относительно будущего валютного союза, если не ЕС в целом.

Между тем, ее послужной список в качестве защитника фискальной стабильности и открытых рынков на посту главы МВФ должен в какой-то мере помочь противодействовать дестабилизирующим требованиям протекционистских сил в странах-членах ЕС.

Ключевой вопрос заключается в том, сможет ли Лагард использовать политические и дипломатические способности, чтобы побудить правительства масштабнее использовать фискальную политику.

Ей придется убедить правительства Северной Европы в том, что свободная монетарная политика отчасти является следствием их собственной жесткой фискальной политики.

Успешное решение этой политической задачи станет доказательством ее политической дальновидности, а также поможет защитить валютный союз. Это явно бы положительно сказалось на европейских рисковых активах и евро.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий