Трамп не прав, Китай вовсе не манипулятор

Трамп не прав, Китай вовсе не манипулятор
Юань существенно укрепился со времен мирового финансового кризиса, и изменения в политике Китая показывают, что на самом деле страна сделала для поддержания курса своей валюты больше, чем любая другая крупная экономика.
В прошлом месяце минфин США назвал Поднебесную валютным манипулятором и обвинил Пекин в нарушении обещания не участвовать в конкурентной девальвации, данного на саммите G20. Но на самом деле все эти обвинения беспочвенны.

Индекс действующего валютного курса (REER) юаня заметно вырос со времени мирового финансового кризиса. Согласно данным банка международных расчетов, с начала 2009 года по июль текущего года индексы REER трех валют — доллара США, юаня и британского фунта — повысились на 10.1%, 17.8% и 0.3% соответственно. Аналогичные индексы евро и иены упали на 13.3% и 27.2% соответственно.

За тот же период индексы номинального эффективного курса доллара и юаня (NEER) выросли на 14.7% и 11.9%, а в случае с евро, иеной и фунтом индексы упали на 2.6%, 11.4% и 2.9% соответственно.

Тогда Китай привел в состояние баланса свой внешнеэкономический сектор, а сейчас драйвером экономического роста служит скорее внутренний спрос, нежели внешний. С 2015 года курс юаня в целом соответствует фундаментальным реалиям в экономике КНР.

Маркетизации механизма формирования курса юаня помешал мировой финансовый кризис. После реформ июля 2015 года, когда Китай переключился в режим плавающего управляемого валютного курса на основе рыночного спроса и предложения, курс юаня начал приобретать все большую гибкость.

В первых трех кварталах 2008 года китайская валюта укрепилась на 7.1%. К сожалению, в конце 2008 года кризис ипотечного кредитования в США перерос в мировой финансовый кризис. В результате Пекину приходилось сдерживать колебания курса юаня в узком диапазоне вплоть до реформ июня 2010 года.

Валютные резервы

Огромные валютные резервы Китая, накопленные ранее, стали следствием побочных эффектов от мягкой монетарной политики. На фоне нетрадиционной монетарной политики во главе с США существенно повысился уровень мировой ликвидности, что в свою очередь сформировало условия для масштабных притоков капитала на развивающиеся рынки, включая КНР.

Избыточная волатильность подтолкнула Пекин к действиям в направлении стабилизации курса валюты посредством интервенций на рынке. Это привело к росту объемов валютных резервов, несмотря на то, что еще в конце 2006 года Китай заявил, что не нуждается в увеличении резервов.

Банк Китая был вынужден активизировать работу своего печатного станка для покупки иностранной валюты, и это вылилось в избыточную ликвидность. В результате раздулись пузыри активов, а инфляционное давление усилилось.

Кроме того, когда американское правительство заимствовало средства на финансирование своего дефицита бюджета, Китай инвестирован свои валютные резервы в облигации США, что поддерживало восстановление экономики Штатов.

Существенное ослабление доллара США вследствие применения программы количественного смягчения ФРС вызвало подозрения в том, что Америка может развязать валютную войну. В последние годы индекс USD укреплялся, но во время трех раундов количественного смягчения курс валюты пребывал в русле медвежьего тренда.

В своем глазу бревна на видим…

Статистика Банка международных расчетов показывает, что в период с ноября 2008 года по июль 2011-го (после первых двух раундов QE), индексы REER и NEER по доллару упали на 13.6% и 10.5% соответственно.

Отстаивая мягкую монетарную политику в США, бывшие руководители ФРС Бен Бернанке и Джанет Йеллен подчеркивали уместность стратегии использования монетарной политики для стабилизации экономики, которая не должна восприниматься другими странами как инструмент валютной манипуляции.

Китай не задействует конкурентную девальвацию, поскольку углубляет рыночные реформы своего валютного режима. После преобразований в августе 2015 года отток капитала ускорился, на фоне чего ослабление валюты продолжилось.

Китайские власти стабилизировали валютный курс за счет макропруденциальных мер, включая контрциклические меры. С 2018 года юань находится под постоянным давлением из-за торгового конфликта с Америкой.

Обвиняя Китай в валютных манипуляциях, Вашингтон игнорирует реальное положение вещей и практикует двойные стандарты. Тот факт, что Штаты называют манипулированием девальвацию валюты под влиянием рыночных движений, говорит об отсутствии профессионализма и здравого смысла со стороны США.
Бывший министр финансов Лоуренс Саммерс — один из немногих в стране, кто раскритиковал решение администрации назвать КНР валютным манипулятором. Более того, в недавнем докладе МВФ по Китаю говорится, что курс юаня соответствует фундаментальным экономическим реалиям Поднебесной. Текст и фон

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий