Своя рубашка: глобальные союзы уже неактуальны

Новым трендом в политике развитых стран на ближайшие годы, похоже, станет лозунг «Во главе угла — собственные интересы»
глобальные союзы уже неактуальны
После Второй мировой войны глобальные экономические приоритеты оставались в целом понятными. Главный – строить открытую мировую экономику, в рамках которой могли бы развиваться практически все страны. На втором месте – формирование динамичных всеохватывающих национальных моделей роста. Сейчас, похоже, ситуация меняется на противоположную.

На первое место выходит уверенный всеобъемлющий рост на национальном уровне, а также увеличение доходов среднего класса и снижение уровня безработицы среди молодежи. Международные соглашения считаются теперь приемлемыми, только если помогают достичь этих целей.

Перемена стала очевидна в июне 2016-го, когда британцы проголосовали за выход из Евросоюза. Институты ЕС начали восприниматься как нечто ослабляющее возможности Великобритании ускорять рост собственной экономики. Схожие взгляды придают импульс националистическим и популистским движениям по всей Европе. ЕС, который в своей нынешней конфигурации действительно лишает национальные правительства множества политических инструментов, теперь легкая мишень.
Создается впечатление, что упор на международные рынки и связи ограничивает возможности стран отстаивать собственные интересы. Победа Дональда Трампа на президентских выборах США четко это продемонстрировала. Возможно, Трамп продолжит заключать взаимовыгодные двусторонние договоры, но следует ожидать, что они окажутся подчинены внутренним приоритетам США.
Разочарование электората развитых стран в старой, рыночно ориентированной глобальной экономической архитектуре не лишено оснований. Часть элиты, приверженной старому порядку, предпочитала игнорировать его отрицательное влияние на распределение доходов и занятость – и пожинать при этом его плоды. Но верно и то, что прежний порядок, считавшийся неприкосновенным, не давал элитам возможности решать проблемы неравенства, даже если они пытались это сделать.
Так было не всегда. После Второй мировой США помогали создавать этот порядок, содействуя экономическому восстановлению на Западе, а затем – открывая возможности для роста развивающимся странам. На протяжении 30 лет модели глобального роста, лежавшие в основе этих усилий, положительно влияли на распределение доходов как в отдельных странах, так и в мире в целом. По сравнению со всем, что было до этого, послевоенный порядок – успех всеохватности.
Но ничто не вечно. По мере снижения уровня неравенства между странами начало усиливаться неравенство в них самих. Причем до такой степени, что смена приоритетов оказалась, похоже, неизбежной. Трудно сказать, какими они станут, но кое-что представляется вполне ясным. Прежде всего, США будут с растущей неохотой нести непропорционально высокое бремя издержек на глобальные общественные блага. Хотя другие страны со временем примут эстафету, нас ждет переходный период. Например, видимо, будут пересмотрены условия участия в НАТО.

Многосторонние процессы, ставшие возможными благодаря асимметрично высокому вкладу богатых стран, также начнут ослабевать. Трамп, похоже, будет главным поборником этого курса. Между тем для развивающихся стран тенденция к отказу от многосторонних процессов может оказаться болезненной. Прежний порядок давал бедным государствам шанс для роста, а на двусторонней основе они с трудом смогут вести эффективные переговоры. Еще одна мощная глобальная сила – технологии. При новом порядке с ними, видимо, начнут обращаться иначе. Несомненно, киберугрозы потребуют более масштабного государственного вмешательства. Пристального внимания властей потребуют и другие угрозы, например фейковые новости. Возможно, более размеренным станет и внедрение цифровых технологий, вытесняющих рабочие места.
Новый акцент на национальных интересах несет риски, но может дать и существенные выгоды. Пока идентичность людей в значительной мере организована по принципу гражданства в национальных государствах, подходы под лозунгом «сперва моя страна» могут оказаться самыми эффективными. Теперь нам предстоит узнать, так ли это.

Майкл Спенс

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий