Почему иметь слишком сильную валюту плохо для страны – расскажем на примере Швейцарии

picПока гривна падает, швейцарский франк вырос слишком сильно, настолько, что это вредит экономике. Ситуации несравнимые, но убеждают нас в том, что завидовать тут нечему. Экономика любит сбалансированность: и если где-то прибыло, то где-то обязательно убудет.
В январе 2015 года Национальный банк Швейцарии принял решение отказаться от привязки швейцарского франка к евро, действовавшей почти четыре года. Для финансовых рынков это стало ударом, причем неожиданным, поскольку о грядущих изменениях никто не предупредил. Акции экспортно-ориентированных компаний сразу же упали в цене, не говоря уже о брокерских компаниях по всему миру, а вскоре повод волноваться может появиться у всех швейцарцев.

О том, кто выиграл, а кто проиграл от укрепления национальной валюты Швейцарии, как бизнес перестраивает внешние торговые отношения, какие отрасли пострадали и насколько изменились показатели экономики страны, поговорим далее.

Подорожание франка плохо отразилось на экспортерах

В периоды экономических кризисов спрос на сильные валюты повышается. Рискуя потерять свои средства, люди выстраиваются в очереди в обменники. Нам бы очень хотелось, чтобы позиции гривны укрепились, но пока все происходит наоборот, и украинцев волнует вопрос: «В какой же валюте хранить деньги?» Сейчас самые сильные и устойчивые валюты — швейцарский франк и британский фунт. Но не спешите им завидовать. Если у нас проблема — как избежать девальвации, то страны-эмитенты этих валют пугало, что их деньги могут «переукрепиться». Пример тому — негативные тенденции в экономике Швейцарии, запущенные усилением национальной денежной единицы страны.

Местные экспортеры не зря боялись очередного укрепления. Необходимость привязки швейцарского франка к евро и стабильного взаимного курса продиктована зависимостью экспорта Швейцарии от спроса в странах ЕС. На них завязано более 80% товарооборота страны (из которых почти 50% — экспорт), и если бы национальная валюта Швейцарии подорожала по отношению к евро, это означало бы автоматическое подорожание швейцарских товаров на большинстве рынков Европы. При курсе 1,20 франка за 1 евро (который действовал с 2011 года) они были более конкурентоспособными по сравнению с местными аналогами, а повышение цены понижает спрос у покупателей. Что в итоге и произошло бы, если бы швейцарские экспортеры пустили все на самотек.

Чтобы остаться конкурентоспособными в Европе, швейцарские компании снижают цены и зарплаты

Понимая, что могут потерять драгоценные европейские рынки, производители решили перекрыть разницу курсов за собственный счет, снизив номинальную стоимость товаров. Конечно, так поступили не все, а те, кто решился, тоже снизили цены не на все свои продукты. В результате продажи по одним товарам пошли на убыль, другие при старых объемах дали меньше прибыли.

Одним из методов преодоления «кризиса укрепления франка», по убеждению многих экспертов, должно было стать сокращение рабочих мест и зарплат. Стоит отметить, что зарплаты в Швейцарии, согласно отчетам Федерального ведомства статистики, — одни из самых высоких в мире. (Даже при пересчете на стоимость жизни они почти вдвое превышают доходы граждан других европейских стран, таких как Германия, Австрия, Франция.)

Негативные прогнозы уже частично сбылись. Однако многие крупные компании решили сократить расходы не столько за счет зарплат рядовых сотрудников, сколько за счет бонусов и премий топ-менеджеров. Так поступила, например, швейцарская компания Straumann. Тем не менее, эта практика не повсеместна, и вполне вероятно, что в стране вскоре повысится безработица.

Экспортно-ориентированные компании Швейцарии уже терпят убытки

За первое полугодие 2015 объем товарного экспорта страны снизился на 0,8% и составил 100,1 млрд франков. Объем импорта уменьшился на 7,4% и составил 82,5 млрд (данные Федерального таможенного управления Швейцарской Конфедерации). По-прежнему страна активно экспортирует продукцию химической и фармацевтической промышленности. По сравнению с предыдущим отчетным периодом продажи здесь сократились на 4,3%. Наметился спад и в сбыте продукции бумажной и полиграфической промышленности (12,6%), пластика (9,4%), оборудования и электроники (5,2%), металлообрабатывающей промышленности (4,2%), продуктов питания (3,9%) и пр. При этом практически не изменился объём экспорта точных приборов и часов (+0,6% и 0,4% соответственно).

Не стоит забывать, что швейцарские товары поступают не только на рынки ЕС. Экспорт в США увеличился на 6,1%; объем экспорта в страны Азии вырос на 2,7%.

Ещё один минус — импортные товары станут дешевле

Швейцария — индустриальная страна. Здесь очень развита промышленность, в ней занято более четверти работоспособного населения. В то же время тут практически отсутствуют полезные ископаемые, поэтому сырье для производства завозится из-за границы. Несмотря на ограниченное количество плодородных земель, сельское хозяйство в Швейцарии отличается высокой урожайностью и производительностью труда. Оно обеспечивает потребности страны в продуктах питания на 56-57%, остальное же завозится сюда из-за границы.

Все это опять-таки — импорт. Если импортные продукты становятся дешевле, это, конечно, плюс для кошельков швейцарцев и минус для экономики страны в долгосрочной перспективе. Никто не станет покупать дорогой отечественный товар, если рядом на полке обнаружится более дешевый и не менее качественный аналог.

Туристов тоже напугали новые цены

Швейцария — красивая страна. Чего стоят одни только Альпы: зимой сюда тысячами приезжают лыжники и сноубордисты, летом тут можно отдыхать на горноклиматических и термальных курортах, ходить в походы, сплавляться по рекам. Ежегодно туризм обеспечивает около 15% дохода в бюджет страны. Но в этом году цифры значительно меньше.

Разница валют сделала швейцарские курорты менее привлекательными для путешественников из стран ЕС. По данным Федерального статистического бюро, количество постояльцев местных отелей из ЕС уменьшилось на 8% только за первое полугодие 2015 года. Одних только немцев посетило Швейцарию на 9,1% (198 000!) меньше, голландцев — на 9,4%, туристов из Франции и Италии — на 7%.

Финансовый сектор потерял десятки миллиардов франков

Эксперты Международного валютного фонда уже много лет подряд определяют Швейцарию в десятку самых богатых стран мира по размеру ВВП на душу населения. Так, на конец 2014 года этот показатель составил 83,8 тыс. долл. (сравним: США – 54,6, Великобритания — 44,7, ЕС — 35,6). Здесь расположены множество штаб-квартир международных организаций, среди которых ФИФА, УЕФА, МОК, Международный спортивный арбитражный суд. Почему все так сюда стремятся? Благодаря стабильному франку, льготному налоговому режиму и принципу сохранения банковской тайны швейцарские финансовые учреждения считаются самыми надежными для международных денежных операций. Последние два фактора многие годы делают Швейцарию привлекательной для инвесторов. Хотя, возможно, вскоре финансовый сектор уже не будет таким доходным для бюджета.

В 2015 году страна подписала с ЕС Соглашение об автоматическом обмене налоговой информацией. Соглашение вступит в силу в 2018 году, положив конец тайне швейцарских банков для счетов резидентов ЕС. Швейцария перестанет быть «убежищем» для незадекларированных доходов иностранцев, которые пытаются уклоняться от налогов. При этом не будем забывать, что уже с 2011 года экономика Швейцарии использует близкую к нулю (0-0,25%) процентную ставку рефинансирования банков — чтобы сдерживать повышение процентов по вкладам и уменьшить привлекательность франка для иностранных инвесторов. По сути, заработать на депозите в здешнем банке практически невозможно.

Но отмена минимального курса франка к евро и связанное с этим усиление валюты Швейцарии по отношению к большинству других валют прилично уменьшили баланс Национального банка страны. За первое полугодие он отчитался об убытках на сумму 47,2 млрд франков только на разнице курсов валют. Резервы иностранного капитала остались в том же объеме, но уменьшились в пересчете на франки. Стоит отметить: в первом полугодии 2015-го валюта Швейцарии укрепилась к евро на 13,3%, к доллару США — на 6,2%, к йене — на 8,3%, к британскому фунту — на 5,1%.

Импортеры снимают сливки со швейцарского пирога

В первую очередь в выигрыше от усиления франка будут импортеры, поскольку их товары здесь подешевеют. Также повезло тем, кто имеет доходы во франках и тратит их в более слабых валютах, а также тем, кто ранее инвестировал во франки.

Национальный банк Швейцарии считает, что от упразднения привязки к евро экономика только выиграет. Регулятор пошел на это из-за ослабления позиций евро, которое произошло из-за кризиса. Сможет ли Швейцария перестроиться на новый лад? Конечно, сможет, хоть и возможны некоторые негативные тенденции в экономике в ближайшем будущем.

Как видим, иметь слишком сильную валюту не очень выгодно для страны. Это приводит к переизбытку инвесторов и иностранного капитала в финансовом секторе, тормозит развитие собственной банковской системы, пагубно влияет на отечественный экспорт и производство. Подобные проблемы испытывает не только Швейцария, но и США (по данным американского бюро статистики, за первый квартал 2015 года экспорт США упал на 7,6%), Великобритания (за тот же период экспорт сократился на 12%). И каждой из этих стран приходится искусственно подавлять укрепление своих национальных валют, как это долгое время делала и Швейцария.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий