П.Кругман. Греция попалась в евроловушку

pic

KESHAV/THE HINDU – NEW DELHI/CARTOON ARTS INTERNATIONAL/THE NEW YORK TIMES SYNDICATE

ПРЕДЫСТОРИЯ: В поисках истоков кризиса В этом месяце Brookings Institution опубликовал доклад, в котором экономисты Яннис Иоаннидес и Кристофер Писсаридес утверждают, что многие экономические трудности Греции могут объясняться не только огромным долговым бременем, но и фундаментальными проблемами, которые сменяющие друг друга правительства не смогли решить. Вот что говорится в резюме доклада: «Хотя греческий долг слишком велик и правительство не может проводить гибкую бюджетную политику, Греция также страдает от серьезных структурных проблем, таких как низкая производительность и недостаточная конкурентоспособность. С момента присоединения к еврозоне греческое правительство тратило больше денег, чем собирало в виде налогов, страна потребляла больше, чем производила, и была вынуждена импортировать куда больше, чем экспортировать». В своем докладе Ионнидес и Писсаридес утверждают, что даже в случае снижения долговой нагрузки экономика Греции не сможет расти теми же темпами, что и в соседних странах, если не провести масштабные реформы, направленные на повышение конкурентоспособности в различных секторах. Экономика страны вновь свалилась в рецессию после длительного противостояния с кредиторами. Затянувшаяся неясность относительно будущего Греции привела к массовому бегству капитала, а новое соглашение о финансовой помощи, подписанное в июле, предполагает ужесточение режима экономии. Многие аналитики ожидают, что в текущем году ВВП страны сократится минимум на 2%. Греки в этом месяце в третий раз за год должны избрать новое правительство. В августе премьер Алексис Ципрас ушел в отставку, когда левое крыло его партии СИРИЗА отказалось поддержать новое соглашение о финансовой помощи, тем самым лишив его большинства.


Экономисты Яннис Иоаннидес и Кристофер Писсаридес в новом докладе Brookings Institution рассуждают о том, что отсутствие структурных реформ подорвало производительность и конкурентоспособность Греции (он доступен тут: brook.gs/1NuU7nt).

У меня нет причин сомневаться, что нужны серьезные перемены и что дела у Греции пойдут гораздо лучше, если страна сможет как-то сломать политические барьеры, которые мешают ей осуществить эти перемены.

Но я настаиваю, что это очень и очень неправильно указывать на факторы, которые ограничивают производительность в Греции, а затем заявлять, будто именно эти факторы являются причиной греческого кризиса. Низкая производительность дорого обходится любой экономике, но обычно она не приводит к финансовому кризису и масштабной дефляционной депрессии.

Сравните Грецию и, например, Польшу. Последняя, как и Греция, находится на европейской периферии, однако она имеет тесные экономические связи с остальной Европой.

Польша – это также страна с относительно низкой производительностью труда, по стандартам северо-западной Европы.

Но там не было кризиса наподобие греческого, и вообще не было никакого кризиса. Вместо этого Польша уверенно преодолела все неурядицы последних лет.

В чем же заключается разница? Главный ответ, конечно же, евро. Перейдя на евро, Греция сперва привлекла массированный приток капитала, а затем обнаружила, что оказалась в ловушке, будучи неспособной добиться необходимой ей реальной девальвации без невероятно болезненной дефляции.

Каждый раз, когда кто-то утверждает, что проблемы Греции на самом деле со стороны предложения, вам следует спрашивать не о том, есть ли у этой страны подобные проблемы (они действительно есть), а о том, почему они должны были привести к коллапсу.

Производительность в Греции составляет примерно 60% от производительности в Германии, а это значит, что реальная заработная плата должна составлять только 60% от немецкой. И там не должно быть 25-процентной безработицы.

Мультипликаторы: что нам следовало знать

МВФ недавно опубликовал очень интересное интервью со своим главным экономистом Оливье Бланшаром, который покидает эту организацию.

Бланшар сказал правильную вещь насчет того, как меняются взгляды: «Вопрос, который меня мучает, заключается в том, как заявить о пересмотре подходов и не спровоцировать череду газетных заголовков об ошибках, некомпетентности фонда и т.д. Я сейчас думаю о фискальных мультипликаторах. Недооценка негативного влияния фискальной консолидации на производство была не ошибкой в том смысле, в каком люди привыкли думать об ошибках, например, когда кто-то перепутает две ячейки в Excel. Эта недооценка была основана на большом объеме предварительных данных, но данных, которые ввели в заблуждение в ситуации, когда процентные ставки близки к нулю и монетарная политика не может компенсировать негативные последствия урезания бюджета. Мы столкнулись с резкой критикой, когда признали факт недооценки, и подозреваю, будем и дальше подвергаться критике. Но в то же время я полагаю, что в дальнейшем мы, как фонд, существенно повысили уровень доверия к нам и использовали более надежные допущения. Это было болезненно, но полезно». (Читайте интервью тут: shar. es/1708Ry) Все так.

Есть множество людей, для которых убедительный аргумент звучит так: «Вы говорили одно, а теперь говорите другое». И неважно, по какой причине вы поменяли свою точку зрения или насколько правильным было такое решение. Важно не загнать себя в угол и не бояться задействовать новые данные или результаты анализа.

Тем не менее конкретно в этом случае МВФ следовало хорошенько подумать. Бланшар говорит, что данные «оказались вводящими в заблуждение в ситуации, когда процентные ставки близки к нулю и монетарная политика не может компенсировать негативные последствия урезания бюджета».

Но разве он этого не знал? Я точно знал.

И позвольте уж мне постучать в один из моих любимых барабанов: опыт подтвердил предположение, что мультипликаторы будут гораздо больше в условиях ловушки ликвидности.

Так что это была еще одна победа кейнсианского анализа – история успеха, в которую никто не поверит.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Проблема не в валютном союзе

Г-н Кругман, если вы собираетесь так аргументировать свою позицию по Греции, объясните, почему Словакия – страна, которая очень похожа на Польшу и также использует евро в качестве денежной единицы, – не столкнулась с экономическим кризисом.

Простой факт заключается в том, что греческие чиновники не могут справиться с огромным неконтролируемым госсектором.

– Tomasz, Польша

Не стоит забывать, что Конституция Польши требует, чтобы бюджет был сбалансированным.

– David, Ирландия

Думаю, вам следует больше критиковать этот доклад, потому что он продвигает идею дальнейшего сжатия тех секторов экономики, которые и так больше всего пострадали от греческого кризиса, – как будто не было урезания зарплат и потери рабочих мест. Разве 25-процентной безработицы недостаточно для адекватного функционирования рынка труда в Греции? Скольким еще людям придется потерять работу, прежде чем начнется экономический рост?

– Paouvous, Греция

Г-н Кругман, похоже, вы собираете новые одтверждения вашего давнего тезиса, что Греция задушена евро. У этой страны большие проблемы, но они возникли не потому, что она решила использовать валюту «больших мальчиков».

– B., Франция

Если вы хотите сравнить Польшу с похожей страной, посмотрите на Словакию, чья экономика после падения Берлинской стены росла так же быстро. – Noro, Словакия

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий