Невероятно скачущий рубль

Невероятно скачущий рубль

Возвращение российского рубля к своему довоенному обменному курсу не следует принимать за признак силы или устойчивости. Скорее, валюта выиграла от факторов, которые в конечном итоге станут серьезным тормозом как для федерального бюджета, так и для реальной экономики.

ПАРИЖ. После резкого падения стоимости после вторжения России в Украину рубль вернулся к своему довоенному уровню. Но это мало утешит Кремль, потому что факторы, которые привели к восстановлению рубля, предвещают дополнительные проблемы для экономических показателей России.

Запад продемонстрировал почти беспрецедентное единство и решимость в своем ответе на войну президента России Владимира Путина с Украиной. Всего за три дня после вторжения западные правительства заморозили большую часть валютных резервов российского центрального банка в своих соответствующих юрисдикциях.

Этот шаг спровоцировал финансовую панику в России и вызвал мощную политическую реакцию. 28 февраля центральный банк ввел строгий контроль за капиталом, ужесточил ограничения на торговлю валютой и повысил ключевую учетную ставку с 9,5% до 20%.

Затем российское правительство приказало всем российским экспортерам репатриировать и обменять 80% своей экспортной выручки на рубли, а центральный банк ввел комиссию в размере 30% (позже сниженную до 12%) на покупки в иностранной валюте. Различным категориям покупателей было запрещено покупать доллары США, а держатели банковских депозитов в иностранной валюте столкнулись с серьезными ограничениями при снятии своих сбережений.

Однако, несмотря на эту быструю реакцию политики, официальный обменный курс рубля поднялся с 81 рубля за доллар до войны до 139 рублей за доллар 9 марта (хотя, по сообщениям, курс черного рынка был намного выше). Инфляция существенно ускорилась: темпы роста официального индекса потребительских цен выросли до 2% в неделю (181% в годовом исчислении) в первые три недели войны, а затем замедлились до 1% в неделю (68% в год).

С тех пор рубль вернулся в диапазон 80 за доллар. Но его оценка не обязательно реальна. Если торговля валютой строго ограничена, ее обменный курс не отражает ее рыночную стоимость. В советское время ведущая газета Коммунистической партии «Правда» постоянно сообщала, что официальный обменный курс рубля составлял 0,6 доллара за доллар, но никто не рассматривал это как показатель реальной силы валюты.

Безусловно, есть ощутимые признаки того, что давление на рубль ослабевает. В конце прошлой недели центральный банк отменил комиссию в размере 12% за покупку долларов, ослабил некоторые ограничения для валютных депозитов и, что наиболее важно, снизил учетную ставку с 20% до 17%, сигнализируя о дальнейшем смягчении. Эти действия говорят громче любых официальных заявлений о силе российской экономики.

Несмотря на это, прогнозы роста для России в этом году остаются мрачными. По данным центрального банка, в этом году ВВП снизится на 8%; перед войной ожидалось его увеличение на 2,4%. Институт международных финансов прогнозирует 15-процентное падение ВВП, а Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и большинство международных инвестиционных банков прогнозируют 10-процентную рецессию. С ним согласен глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

Недавнее укрепление рубля не опровергает эти пессимистические взгляды, поскольку восстановление обменного курса является просто отражением беспрецедентных ограничений на импорт и более высоких цен на нефть и газ.

Западные правительства ввели строгие санкции в отношении экспорта технологий в Россию, которые были подкреплены бойкотом частного сектора, когда более 600 западных компаний ушли из России. Домашние хозяйства и предприятия лишились доступа ко многим импортным потребительским товарам и промежуточным продуктам внутри страны, в то время как закрытие воздушного пространства и бойкоты со стороны Airbus, Boeing, крупных страховых и лизинговых компаний сделали практически невозможным путешествие россиян на Запад.

Поскольку эти ограничения существенно сократили российский спрос на импорт, отмечают экономисты Олег Ицхоки и Дмитрий Мухин, они также снизили спрос на доллары (которые необходимы для покупки таких товаров), тем самым подняв курс рубля. Но это плохая новость для российской экономики, которая неизбежно замедлится.

Подобно тому, как пандемия COVID-19 заставила фирмы по всему миру считаться со своей зависимостью от глобальных цепочек поставок, война Путина показала российским предприятиям, что они не могут функционировать без импорта. Даже те, кто закупает товары внутри страны, осознали, что их поставщики зависят от импорта с Запада. Вот почему автомобильная промышленность России остановилась, а продажи в марте упали на треть от уровня марта 2021 года.

Более того, спрос на доллары еще больше сократился из-за финансовых санкций, которые по существу запрещают использование Россией долларов даже для погашения своего долларового долга. Эти меры уже привели к техническому суверенному дефолту.

Второй фактор укрепления рубля — высокая цена на нефть, которая вернулась к уровню 2014 года. Тогда рубль торговался по 38 за доллар, или 52 за доллар в сегодняшних ценах (с поправкой на инфляцию как в России, так и в США). Таким образом, сегодняшние цены на нефть предполагают возможность дальнейшего укрепления рубля, за исключением того факта, что геополитический риск и отток капитала сделали рубль более слабым, чем он мог бы быть в противном случае.

Сегодняшний обменный курс указывает на то, что платежный баланс России сильно поддерживается текущими ценами на нефть, а это означает, что бюджетные показатели также находятся на хорошем уровне. В то время как ранние санкции заморозили большую часть наличных денег Путина, высокие цены на нефть обеспечили значительный ежедневный приток.

Но и это может стать проблемой для Путина. Как недавно отметил верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, с начала войны ЕС направил в Россию 35 миллиардов евро (38,1 миллиарда долларов), а Украине — всего 1 миллиард евро. Это ужасное неравенство не ускользнуло от внимания европейских лидеров, о чем свидетельствует растущая поддержка нефтяного и газового эмбарго. На самом деле европейцы уже говорят об эмбарго не в терминах «если», а скорее в терминах «когда».

Общеевропейское решение прекратить импорт российской нефти и газа будет иметь катастрофические последствия для федерального бюджета России и сделает недавнее восстановление рубля неустойчивым.

 

Сергей Гуриев
— профессор экономики в Sciences Po, бывший
главный экономист Европейского банка
реконструкции и развития

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий