Нассим Талеб: Кто такие «Интеллигенты-но-Идиоты»

Нассим Талеб: Кто такие «Интеллигенты-но-Идиоты»

Легендарный автор «Антихрупкости» и «Черного лебедя» об образованных идиотах, которые диктуют миру, как поступать, что есть и за кого голосовать. По всему миру, от Индии до Великобритании и США, мы наблюдаем бунт против узкого круга клерков-политиканов и журналистов, которым нечего терять. Этот патерналистский класс экспертов-квазиинтеллектуалов, выпускников учебных заведений из Лиги Плюща и прочих Оксфордов и Кембриджей, указывают нам:

1) как поступать,

2) что есть,

3) как разговаривать,

4) как думать и

5) за кого голосовать.

Это тот случай, когда кривой следует за слепым: самопровозглашенные представители «интеллигенции» неспособны найти кокос на острове Кокос. Их интеллект не в силах охватить само понимание «интеллект», таким образом, они мыслят циклично — а их основным навыком остается умение сдавать экзамены, разработанные ими же.

Синхронизация данных в области психологии менее 40%, полное изменение диетологических рекомендаций после 30 лет гонений на жиры, назначение некомпетентного Бернанке на пост председателя ФРС США, фармацевтические испытания, достоверность которых проверяется меньше, чем в 1/3 случаев, — в свете этого люди имеют полное право положиться на свои инстинкты и обратиться к знаниям предков (или к избранным классическим трудам, вроде Монтеня). Их результативность очевидно выше, чем у этих глупцов, играющих в политику.

Очевидно, что эти академико-бюрократы, которые считают, что вправе заводить свои порядки, на деле даже не склонны проверять факты, будь то медицинская статистика или законотворчество. Они не могут отличить науку от сциентизма — более того, в их глазах сциентизм более «научен».

Они также склонны принимать комплексные явления за набор отдельных факторов, как мы убедились ранее.

Интеллигенты-но-Идиоты — это продукт современности, который формировался с середины XX века и в наши дни находится на высшей точке развития. Это широкая категория людей, которые живут, не делая крупных ставок. Почему? Все очень просто. В большинстве стран роль правительства возросла в пять, а то и в десять раз по сравнению с прошлым столетием.

ИнИ кажутся вездесущими, но это всего лишь меньшинство, которое редко появляется за пределами своих интеллектуальных инкубаторов, медиа и вузов — у большинства людей есть приличная работа, а для ИнИ рабочих мест существует не так уж много.

Опасайтесь квазиэрудитов, полагающих себя эрудитами. Они не в состоянии распознать софистику.

ИнИ объявляет патологией непонятное ему поведение, не задумываясь, что может что-то упускать. Он полагает, что люди должны действовать в своих интересах и что он знает, каковы эти интересы — особенно, когда речь идет о так называемых «реднеках» («деревенщинах») или тех слоях населения Британии, которые разговаривают с пролетарским выговором и голосуют за выход Великобритании из ЕС. Когда плебеи совершают поступки, непонятные ИнИ, их называют «необразованными». То, что мы называем участием в политическом процессе, Интеллигент-но-Идиот может определить двумя словами: «демократия», если его устраивает происходящее, и «популизм», когда плебеи осмеливаются голосовать не так, как ожидал ИнИ.

Богачи говорят: «один доллар — один голос», гуманисты — «один человек — один голос», компания Monsanto — «один лоббист — один голос». ИнИ верит в принцип «один диплом Лиги Плюща — один голос».

Можно перечислить и более социальные признаки:

  • ИнИ подписан на New Yorker;
  • Никогда не ругается в Twitter;
  • Говорит о «равенстве рас» и «экономическом равенстве», но никогда не предложит выпить индусу-водителю такси;
  • Подумывал голосовать за Тони Блэра;
  • Принял участие более чем в одном TED и смотрел более двух TED;
  • Будет голосовать за Хиллари Монсанто-Мальмезон, потому что она кажется достойным кандидатом;
  • Купил и поставил на полку «Черного лебедя», но путает отсутствие доказательства с доказательством отсутствия;
  • Участвует в клубных программах авиакомпаний;
  • Если вдруг работает социологом — использует статистические данные, не понимая, как они получены;
  • Если живет в Великобритании — посещает литературные фестивали;
  • Пьет красное вино со стейком (и никогда — белое);
  • Раньше верил, что жир вреден, а теперь — наоборот;
  • Не понимает, что такое эргодичность, а если ему объяснить, скоро забывает;
  • Не использует словечек из идиша;
  • Сперва изучает грамматику, а потом уже пытается говорить на иностранном языке;
  • У него есть двоюродный брат, который работал с кем-то, кто знает королеву;
  • Он никогда не читал Фредерика Дара, Майкла Оукшота, Джона Грея или Жозефа де Местра;
  • Никогда не напивался с русскими и не бил потом стаканы;
  • Не знает разницы между Гекатой и Гекубой;
  • Не знает, что нет никакой разницы между «псевдоинтеллектуалом» и «интеллектуалом»;
  • Упомянул в разговоре квантовую механику по крайней мере два раза за последние пять лет;
  • В любой момент времени знает, как его слова или действия влияют на его репутацию.
  • Считает, что ГМО — это «наука», что эти «технологии» не отличаются от традиционной селекции — все потому, что он не понимает разницу между наукой и сциентизмом.

Как правило, ИнИ доступна логика первого порядка, но не выше, что делает его некомпетентным в сложных областях. Находясь у себя дома, в тепле и комфорте, он высказывает свою точку зрения на «отстранение» Каддафи, называет его «диктатором». Ему невдомек, что у этих отстранений имеются свои последствия (помните, что у него нет своего интереса в этих событиях и ему не придется платить за результат).

История показывает, что ИнИ ошибались насчет сталинизма, маоизма, ГМО, Ирака, Ливии, Сирии, лоботомии, городского планирования, низкоуглеводных диет, бихевиоризма, фрейдизма, портфельной теории, линейной регрессии, гауссианства, салафизма, жилой застройки, эгоистичного гена, Берни Мейдоффа (до скандала) и значений вероятности. И все же снова и снова они уверены в своей правоте.

ИнИ также:

  • Старается получать бонусы за перелеты;
  • Принимает статины, потому что так сказал ему доктор; он не понимает, что такое «эргодичность», и забывает вскоре после того, как ему объяснят;
  • Не использует словечки на идише даже в деловых разговорах;
  • Не читал Фредерика Дара, Либания из Антиохии, Майкла Оукшотта, Джона Грея, Аммиана Марцеллина, Ибн Баттуту, Саадию Гаона или Жозефа де Местра;
  • Никогда не допивался до того, чтобы начать бить посуду (или, что лучше, стулья);
  • Не понимает, что нет никакой разницы между «псевдоинтеллектуальностью» и «интеллектуальностью», если на кону не стоит ничего;

Но есть и еще более простой признак: он не поднимает тяжести.

Не ИнИ
Не ИнИ

ИнИ слышат критику в свой адрес, как «все люди — идиоты», но не понимают, что представляют собой, как мы уже говорили, ничтожное меньшинство. Они не терпят, когда оспаривают их чувство привилегированности, и хотя относятся к прочим людям, как к неполноценным, не любят сами встречать удар.

Нассим Талеб,
Американский экономист и трейдер,
автор теории «Черного лебедя»

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий