Металлургия Украины: равнение на своих

Металлургия Украины: равнение на своих

В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.

В 2016 году выплавка стали в мире увеличилась на 0,8%, до 1628,5 млн тонн, сообщает World Steel Association. Однако средняя загрузка сталеплавильных мощностей ослабла до 69,3% (с 69,7% в 2015-м), что может быть связано с вводом в строй новых линий и расконсервацией некоторых старых.

При этом абсолютное лидерство сохраняет Китай, в прошлом году нарастивший производство стали на 1,2%, до 808,4 млн тонн; дальше идет Япония с 104,8 млн тонн (-0,3%). А наилучшую динамику показала занимающая третье место Индия с 95,6 млн тонн (+7,4%), далее с почти неизменными показателями следуют США (78,6 млн тонн) и Россия (70,8 млн тонн), а также Южная Корея (68,6 млн тонн), Германия (42,1 млн тонн), Турция (33,2 млн тонн), Бразилия (30,2 млн тонн) и Украина (24,2 млн тонн, +5,5%).

Мировые тренды

При этом начавшееся в 2016-м общее восстановление конъюнктуры мировых металлорынков сдерживается зимним сезоном низкого спроса. В первой половине января покупатели (и западные, и прочие) обычно малоактивны, что заставило поставщиков идти на ценовые уступки. Затем продажи снова оживились, особенно с учетом долгожданной для металлургов коррекции котировок сырья – коксующегося угля и лома. Но если первый в сравнении с декабрем подешевел на 10-20 долл./тонну, то уголь обвалился на 80-100 долл./тонну, до менее чем 200 долл./тонну. Например, в Юго-Восточной Азии стоимость товарной заготовки просела до 420-435 долл./тонну CFR, а экспортеры СНГ пытаются поддерживать цены на максимально возможном для себя уровне в 400-410 долл./тонну FOB, говорит эксперт центра «Укрпромвнешэкспертиза» Олег Гнитецкий. Котировки горячекатаного рулона, в начале января просевшие на 10-15 долл./тонну, к концу месяца восстановились до 490-500 долл./тонну FOB, а холоднокатаный лист опустился примерно настолько же, до 570-580 долл./тонну FOB, и не спешит восстанавливаться.

Аналитики ожидают, что в феврале-марте стоимостная конъюнктура останется нестабильной. С одной стороны, цены подогреваются тем, что потребители и трейдеры еще не успели доформировать запасы на приближающуюся весну; с другой – это все-таки произойдет в феврале, и котировки опять «остановятся». По прогнозам британского аналитического агентства MEPS International, в течение І квартала котировки будут расти, но очень медленно. Вообще же, по его оценкам, стоимость металлопродукции в 2017-м приближается к тому пику, после которого подорожание будет ограничиваться уровнем спроса и другими долгосрочными факторами.

При этом на глобальный рынок влияет закрытие стальных мощностей в КНР, по ее собственной информации, составившее в 2016 году целых 80 млн тонн вместо плановых 45 млн. В целом до 2020-го секвестр должен составить до 150 млн тонн, но такими темпами он может быть заметно превышен. Впрочем, это во многом касается уже остановленных производственных линий, поскольку выплавка стали в Поднебесной по результатам года даже выросла (см. выше). А значит, китайское давление на международные рынки сохраняется, хотя несколько крупных металлосервисных центров США и Европы уже заявили о нехватке х/к и горячеоцинкованного рулона из Китая.

Вместе с тем сохраняется и протекционистское давление на металлоимпорт из КНР, санкции против которого уже ввел целый ряд стран, от США и Евросоюза до соседней Индии и Латинской Америки. Слишком медленное оживление мировой экономики и, соответственно, торговли стимулирует правительства к более «простым» мерам поддержки внутреннего производства, включая борьбу с импортом. Эта тенденция уже заставила экономистов заговорить о конце эры глобализации, в поддержку которой сейчас – в несколько необычной для себя роли – на глобальной арене выступает Пекин, что следует и из речи председателя Си Цзиньпина на недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария). Опасения понятны: одновременное действие всех заградительных мер, введенных против металла из Поднебесной, потенциально способно обвалить его экспорт на десятки процентов, тем более если «запретительный» список пополнят Япония, Турция, государства Ближнего Востока.

Возвращаясь к США, нельзя не сказать о довольно жесткой протекционистской риторике новой вашингтонской администрации, которая наряду с обещаниями расширить инвестиции в строительство и промышленность начинает прикрывать национальные рынки от импорта, включая металлургический. В результате иностранным поставщикам будет труднее заработать на росте американской экономики, что дополнительно усложнит конъюнктуру международной металлоторговли. В особой степени это касается Китая, с товарами которого собрался бороться новый президент Дональд Трамп.

Украинский оттенок

Украина в такой обстановке борется за сохранение существующих экспортных рынков металлосбыта – о быстром восстановлении и развитии объемов говорить пока не приходится. За 11 мес. 2016 года отечественный экспорт металлопродукции упал на 11,7%, до 6,6 млрд долл., при увеличении выплавки стали на 5,5%. Продажи перераспределяются в пользу внутренних клиентов: по данным операторов, в 2016-м внутренний спрос на прокат восстановился примерно на 26%, до 4,1 млн тонн, а в 2017-м вырастет еще на 7%, до 4,4 млн тонн. Это ощутимый прогресс, хотя рынку еще далеко до показателей 2006-07 годов (на уровне 7 млн тонн).

Ключевыми драйверами активизации внутреннего потребления являются строительство (+13% объемов стройработ в 2016-м) и вагоностроение, нарастившее в минувшем году выпуск грузовых вагонов приблизительно до 1000 шт., включая собственные возможности «Укрзализныци». На 2017 год планы намного масштабнее – более 10 тыс. грузовых вагонов, в т.ч. около 9000 на площадках «УЗ», и около 50 пассажирских. В прошлом году совокупные вложение в подвижный состав и инфраструктуру отмечены в размере 5 млрд грн., а в 2017-м должны достигнуть 27 млрд грн. Машиностроение является важным потребителем металла в целом, а в случае «УЗ» это дополняется инфраструктурным расходом металлопродукции (рельсы, строение пути и др.).

И, конечно, стимулом спроса на металл будет общее восстановление промпроизводства. В 2016 году это было +2,4%, в новом году специалисты надеются хотя бы на +5%, что поддержит металлургию перед лицом сложной внешнерыночной конъюнктуры. Имеет значение и ВВП: на днях Минэкономразвития улучшило итоги экономического роста за 2016-й до 2%, а на этот год прогнозируется 3%.

Притом, несмотря на протекционизм и по-прежнему недостаточный уровень мирового металлопотребления, у украинских метпредприятий есть шансы отыграть экспортные потери последних лет, считает представитель аналитической группы Metal Bulletin Брайн Левич. По его словам, помогут такие факторы, как 1) вытеснение КНР с высоколиквидных западных рынков, начиная с Европы; 2) вероятное прекращение дальнейшего дорожания основных видов сырья – руды, углей, лома; 3) продвижение в регионы, не охваченные волной протекционизма, – Ближний Восток, Африка, отчасти Южная Америка; 4) продолжение реконструкции и модернизации производственных мощностей, позволяющее повышать качество продукции и развивать сортамент. Если, конечно, не помешает военная эскалация, политическая дестабилизация и другие риски, характерные для современной Украины.

Максим Полевой

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий