Кто боится денежно-кредитной политики, основанной на правилах?

Кто боится денежно-кредитной политики, основанной на правилах?

В этом году Федеральная резервная система США не только приняла масштабные меры реагирования на кризис COVID-19, но и объявила о фундаментальном изменении своей общей стратегии. Тем не менее, поступая таким образом, он без необходимости привнес больше неопределенности в комплекс мер политики, подав плохой пример другим крупным центральным банкам мира.

СТЕНФОРД — Многие центральные банки мира официально пересматривают свои стратегии денежно-кредитной политики в свете COVID-19 и опыта, приведшего к пандемии. К сожалению, они, похоже, извлекают неверные уроки из стоящих перед ними проблем.

Одной из первых, кто завершил этот процесс, была Федеральная резервная система США, которая решила перейти к новой «гибкой форме таргетирования средней инфляции», как сказал председатель ФРС Джером Пауэлл в своем выступлении на ежегодной конференции по денежно-кредитной политике в Джексон-Холе в августе. Точно так же президент Европейского центрального банка Кристин Лагард недавно заявила на ежегодной конференции ЕЦБ и его наблюдателей XXI, что ЕЦБ находится в середине своего собственного «обзора стратегии денежно-кредитной политики». По словам управляющего Банка Японии Харухико Курода, с новым правительством премьер-министра Ёсихиде Суга продолжаются дискуссии о том, как бороться с пандемией и целесообразна ли новая стратегия денежно-кредитной политики.

В свете этих обсуждений ранее казалось, что предпринимаются шаги по реформированию всей международной валютной системы, при этом каждая страна или регион следует стратегии, аналогичной стратегии ФРС, хотя и с учетом своих собственных обстоятельств. Но это уже не так. «По крайней мере, — утверждает Отмар Иссинг, бывший главный экономист и член Совета ЕЦБ, который в значительной степени отвечал за определение первоначального курса политики ЕЦБ — другим центральным банкам не следует слепо следовать новой стратегии ФРС».

Не только Иссинг видит проблемы с новым подходом ФРС.

В начале сентября Роберт Хеллер, бывший губернатор Федеральной резервной системы, в письме в Wall Street Journal утверждал, что ФРС «не следует нацеливать средний уровень инфляции на уровне 2%». Затем, на виртуальной конференции, созванной Гуверовским институтом Стэнфордского университета в этом месяце Чарльз И.Плоссер, бывший президент Федерального резервного банка Филадельфии, и Микки Д.Леви из Berenberg Capital Markets раскритиковали ФРС за то, что она не конкретизировала сроки, по которым будет измеряться средняя инфляция — год или несколько?

Сам Пауэлл признал отсутствие конкретики на конференции в Джексон-Холе в августе. Отметив, что «мы не привязываем себя к определенной математической формуле, которая определяет среднее значение», он добавил, что «наши решения о соответствующей денежно-кредитной политике … не будут продиктованы какой-либо формулой».

Затем в пресс-релизе в тот же день Совет управляющих ФРС пояснил, что политические решения будут основываться на «оценках сокращения занятости от максимального уровня», а не на «отклонениях от максимального уровня», как это было ранее, заявил он.

Но вне зависимости от того, делается ли акцент на «отклонениях» или «недостатках», этот новый подход добавляет ненужной неопределенности, поскольку недостатки не определены. Более того, нет никакого упоминания о том, как денежно-кредитная политика будет использоваться для создания более высокой инфляции, чтобы компенсировать периоды, когда инфляция составляет менее 2%. Рассматривает ли ФРС дополнительные изменения в своих процедурах помимо нынешнего сочетания почти нулевых процентных ставок и крупномасштабных покупок активов?

Приняв этот «гибкий» подход ФРС, похоже, отошла от более стратегической политики, основанной на правилах, которую она проводила, по крайней мере, с 2017 года. С этого лета в ее Отчет о денежно-кредитной политике больше не включаются материалы по денежно-кредитной политике, правилах политики, тогда как в предыдущих шести отчетах был представлен целый раздел, в котором были представлены различные правила и сопоставлены с реальными сценариями. Среди рассмотренных правил были прозрачные настройки политики ФРС в отношении процентных ставок, включая так называемое правило Тейлора, правило уровня цен и модифицированное правило Тейлора для работы с нулевой границей.

Понятно, что Иссинг и другие не захотят согласиться с менее стратегическим дискреционным подходом ФРС, особенно когда есть альтернативы, которые могут использовать другие центральные банки. Вместо того, чтобы искать что-то новое или просто отличное от ФРС, они могут встать на тот же политический путь, основанный на правилах, что и сам Федрезерв до пандемии.

На самом деле сделать это будет проще, чем сказано. Когда я впервые разработал правило Тейлора, которое широко обсуждается вот уже три десятилетия, я основывал его на среднем уровне инфляции. Но, в отличие от расплывчатого определения, которое сейчас приняла ФРС, я явно определил «средний» как «уровень инфляции за предыдущие четыре квартала». Другими словами, ФРС все еще может переключиться на подход, основанный на средней инфляции, и при этом быть гораздо более конкретным, чем он решил быть.

Более того, все формальные правила политики, ранее перечисленные в Докладе о денежно-кредитной политике, имеют переменные для учета факторов, помимо уровня инфляции, таких как уровень безработицы или разрыв между реальным и потенциальным ВВП. Эти переменные можно было бы включить в текущую стратегию, не пренебрегая целевым показателем инфляции, как и правила политики, касающиеся покупки активов и их возможной отмены. ФРС не составит труда разработать такой подход, особенно если другие центральные банки также захотят пойти в этом направлении.

Десять лет назад я вместе с Джоном К.Уильямсом, ныне президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка, написал статью под названием «Простые и надежные правила денежно-кредитной политики», в которой мы подчеркнули важность разработки политики на основе правил. И есть масса дополнительных исследований, показывающих преимущества денежно-кредитной политики, основанной на правилах. Вот почему так много выдающихся ученых-финансистов поддержали этот подход.

Обнадеживает то, что ЕЦБ и другие центральные банки часто используют слово «стратегия» при описании собственных обзоров денежно-кредитной политики.

Стратегический подход — это обязательно подход, основанный на правилах, а именно так и должна работать международная валютная система.

 

Джон Б.Тейлор
— заместитель министра финансов
США с 2001 по 2005 год, является
профессором экономики в
Стэнфордском университете и
старшим научным сотрудником
Института Гувера

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий