Китайское окно в мир грозит захлопнуться

Китайское окно в мир грозит захлопнуться

Китай — вторая экономика в мире и соревнуется за лидерство с США. Выходит, коммунистическая система не хуже демократии позволяет большой стране разбогатеть, и можно забыть о правах человека, независимых судах и мягком бизнес-климате?

Не выходит. Потому что у Китая есть Гонконг — островок свободы, скроенной по западному образцу. Окно в мир, через которое в обе стороны дует живительный денежный ветер, ободряя и китайскую, и мировую экономику.

Западные компании много инвестируют в Китай: собирают телефоны, шьют одежду. А Китай активно вкладывается на Западе: строит электростанции, дороги и мосты, покупает компании и банки. Счет идет на сотни миллиардов долларов в год, и большая часть этих денег проходит через Гонконг: почти 60% китайских внешних прямых инвестиций и более 70% привлеченного капитала.

Но через 20 лет после возвращения под власть Пекина над бывшей британской территорией сгущаются тучи: Китай все теснее сжимает автономию в своих объятьях, выращивает ей конкурентов и демонстрирует силу, стягивая танки для острастки недовольных этим сближением.

Китайское окно в мир грозит захлопнуться. Это чревато проблемами не только для самой населенной страны планеты, но и для всей мировой экономики.

Гонконг жизненно важен для Китая именно в том виде, в котором он существует сейчас.

Вернув Гонконг в конце прошлого века, Китай не стал перекраивать жизнь острова по коммунистическим лекалам и оставил все как есть, следуя заветам отца китайского экономического чуда Дэн Сяопина.

В Гонконге другие законы, политическая система, паспорта и даже язык. Судебная система независима и действует по образу английской. Жителям автономии сохранили свободу слова, вероисповедания и собраний.

К тому же Гонконг — отдельный и равноправный член Всемирной торговой организации, у него своя валюта, торговая политика и финансовое регулирование.

Благодаря этому Гонконг, как шлюз, соединяет две радикально противоположные политические системы — коммунистическую китайскую и демократическую западную. Он позволяет им торговать друг с другом и инвестировать друг в друга, поскольку живет по правилам, которые обеспечивают сохранность денег, конкуренцию и защиту от произвола лучше, чем политбюро и народный суд Китая.
Этого достаточно для того, чтобы Гонконг был третьей мировой финансовой столицей после Нью-Йорка и Лондона и вот уже четверть века ежегодно признавался самой свободной экономикой в мире.

Китай занимает лишь 100-е из 180 мест в рейтинге экономической свободы от Heritage Foundation, на две строчки ниже России. Традиционное первое место Гонконга давно оспаривает Сингапур, и в последние годы разрыв между ними сократился до минимального.

«Без крепкой и независимой судебной системы Гонконг потеряет свои уникальные преимущества, которые сделали его финансовой столицей. В Азии немало городов с низкими налогами и минимальными барьерами для инвестиций», — предупреждает эксперт Heritage Foundation Терри Миллер.

«А если ухудшится ситуация с защитой инвесторов и их собственности, международный бизнес начнет уходить из Гонконга. Это подорвет его экономику и лишит Китай уникального финансового моста на Запад», — пишет он.

И это уже происходит: экономика Гонконга страдает от торговой войны, которую развязал президент Дональд Трамп в расчете сократить дефицит торгового баланса США с Китаем. Дефицит только вырос, и конца войне не видно.

Гонконг напрямую в этой схватке не участвует, поскольку США относятся к нему как к отдельному от Китая экономическому партнеру. Помимо того, что Гонконг самостоятельно входит в ВТО, особые отношения закреплены еще и в специальном американском законе, который Конгресс США одобрил еще в 1992 году — за пять лет до возврата британской территории Китаю.

Поэтому антикитайские пошлины Трампа не распространяются на Гонконг. И не только пошлины, но и другие ограничения: на передачу капитала и технологий, например.

Однако он все равно страдает от войны. Поток денег через Гонконг сокращается: западные компании переносят бизнес из Китая в другие страны и придерживают инвестиции, а у китайцев все меньше свободного капитала из-за торможения экономики и сокращения кредитования.

И если по охваченным протестами улицам одного из самых густонаселенных городов мира покатятся китайские танки, Гонконг может стать вторым фронтом войны с США.

В Конгрессе давно лежит проект закона, который лишит автономию всех торговых и экономических привилегий. Подавление свобод в Гонконге резко повысит его шансы быть утвержденным. И к тому же лишит Трампа возможности снизить уже введенные пошлины, из-за которых страдает не только Китай, но и США: умиротворять тиранов уступками в торговле проблематично для страны, претендующей на роль лидера свободного мира.

Для мировой экономики это плохие новости. Торговый конфликт уже подорвал ее, и чем дальше, тем больше сдерживает прирост богатства и сокращение бедности в мире.

Проживет ли Китай без Гонконга?

Гонконгу и без войн приходится непросто. Некогда крупнейший контейнерный порт мира сначала уступил позиции Шанхаю после присоединения Китая к ВТО, а теперь и вовсе сполз на седьмое место.

Экономика Китая растет, и доля Гонконга в ней сокращается: на момент присоединения в конце 1990-х она превышала четверть ВВП Китая, теперь — лишь около 3%.

И население постоянно бунтует, недовольное ущемлением свобод. Протесты еще больше подрывают экономику. Они отпугивают туристов и покупателей недвижимости, а компании под давлением властей пытаются обуздать политическую активность сотрудников, что выливается в забастовки и увольнения.

Если от Гонконга все меньше выгоды и все больше головной боли, а отношения с США и так испорчены, не решит ли Китай воспользоваться моментом и устранить проблему раз и навсегда?

Для этого придется нарушить международный договор. При передаче территории Китай обязался сохранить все вольности Гонконга на полвека. Прошло только 20 лет, и Пекин ни разу не выказывал желания ускорить этот процесс. Более того, на последнем съезде председатель Си Цзиньпин хвалил принцип «одна страна, две системы«, что многие восприняли как намек на готовность сохранить автономию и после 2047 года.

Главная функция Гонконга — финансового центра, перевалочного пункта для капитала — жизненно важна для китайской экономики, уверен глава местной биржи Чарльз Ли.

«Последние 20-30 лет Китай привлекал капитал. Но если заглянуть в будущее, в ближайшие 20 лет грядут большие перемены. Теперь у самого Китая довольно капитала, и его быстрое и надежное размещение становится все более актуальной проблемой», — полагает Ли.

Гонконгская биржа — одна из пяти крупнейших в мире — постепенно уступает позиции Шанхайской, однако остается основным местом привлечения зарубежного акционерного капитала для китайских компаний.

В прошлом году они продали в Гонконге акций на 35 млрд долларов США — в полтора раза больше, чем на биржах материкового Китая. И пусть китайский гигант Alibaba пять лет назад выбрал Нью-Йорк для первичного размещения, вторичную домашнюю распродажу своих акций на 20 млрд долларов США он собирается проводить на бирже Гонконга, а не Шанхая.

Иметь западный финансовый центр в коммунистической стране выгодно. Там можно привлечь денег больше и дешевле, поскольку риски ниже благодаря регулированию и судебной системе. И довольно профессионалов со всего мира, которые легче и быстрее найдут и убедят инвесторов.

К тому же для размещения акций в Гонконге достаточно просто зарегистрировать выпуск по четким правилам, тогда как на материке требуется разрешение властей. Пекин постепенно смягчает ограничения, но до либерализации еще очень далеко.

И главное, вложенные в китайскую компанию через Гонконг деньги можно всегда забрать обратно, поскольку гонконгский доллар — свободно конвертируемая валюта, и курс его привязан к доллару американскому. Тогда как курс юаня в руках китайских властей, а вывоз капитала с материка жестко контролируется.

Это мешает юаню стать валютой для международных расчетов. Им все чаще расплачивается Китай в двусторонних сделках со своими партнерами, однако для свободного обращения нужен рынок с целым набором финансовых инструментов. На его роль идеально подходит Гонконг, уверен глава биржи Ли.

Становление рынка и переход к свободной конвертируемости юаня — долгий процесс. Без Гонконга он затянется еще сильнее, отдаляя мечту Пекина обойти США и бросить вызов доллару как мировой резервной валюте.

Сторонники демократии в Гонконге заблокировали дороги, ведущие в аэропорт этой территории. Это один из основных транспортных узлов в Восточной Азии.

Поезда, направлявшиеся в аэропорт, были остановлены, дороги заблокированы. Пассажирам пришлось добираться до аэропорта пешком. Большинство рейсов вылетели согласно расписанию, но некоторые с опозданиями.

Тысячи демонстрантов, одетые во все черное, попытались проникнуть и в здание аэропорта, но были остановлены полицией.

В субботу в Гонконге произошли столкновения между полицией и протестующими, принимавшими участие в несанкционированной демонстрации.

Полиция стреляла в воздух, а затем применила слезоточивый газ и водометы.

В интернете затем появились фотографии полицейских, бьющих людей дубинками и распыляющими перцовый газ в метро.

Представители полиции утверждают, что «радикально настроенные протестующие» применяли насилие против простых граждан.

Демонстрация в субботу была устроена в пятую годовщину решения Пекина ввести многочисленные административные ограничения, фактически ислючающие возможность прихода к власти в Гонконге нелояльных материковому Китаю политиков.

Массовые протесты в Гонконге продолжаются уже два месяца и начались с недовольства законопроектом, который позволил бы экстрадировать подозреваемых из Гонконга в материковый Китай.

Законопроект был в конечном итоге снят с рассмотрения на неопределенное время (хотя и не отозван окончательно), однако протесты за это время переросли в более широкое движение за демократию, и столкновения с полицией порой принимают насильственный характер.

Политический кризис в Гонконге длится уже более двух месяцев, и конца ему не видно.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий