«Вертолетные деньги» Поднебесной раздувают новый пузырь

Вертолетные деньги Поднебесной раздувают новый пузырь

Инвестиционные последствия выходят далеко за пределы рынков материкового Китая

На фоне эскалации торгового конфликта между США и КНР Пекин может прибегнуть к новым стимулам для поддержания экономики. Избыточный размер долга Китая – ни для кого не новость, но инвесторам стоит задуматься о том, что так «называемые вертолетные деньги» властей создают угрозу формирования большого пузыря на рынке активов.

В кратко- и среднесрочной перспективе инвесторы выигрывают от стимулов, но более долгосрочные последствия могут оказаться болезненными. Китай, как и любая другая страна, на определенном этапе столкнется с ограничением возможностей частого и масштабного стимулирования, а дальнейшее стремительное раздувание денежной массы усилит девальвационное давление на юань.

Как все устроено

Всякий раз, когда где-то в мире раздувается пузырь, мы слышим о том, что он отличается от предыдущих. Многие экономисты оправдывают кредитный и денежный пузыри КНР наряду со стимулированием высокой нормой сбережений в стране. Но это неверное предположение. Основа этой идеи состоит в том, что за счет участия банков вклады превращаются в долги. Но банки работают иначе.

Когда банк раздувает свой баланс, он одновременно создает актив (скажем, долг) и обязательство (вклад или денежная масса) и не передает чьи-то вклады заемщику, а создает новый депозит при выдаче займа.

Во всех экономиках ни размер вкладов, ни объем денежной массы не зависят напрямую от сбережений на уровне государства или домохозяйств. Когда норма сбережений среди компаний и домохозяйств растет, это не влияет на размер денежной массы.

Также банки создают вклады/деньги из ниоткуда, когда покупают ценные бумаги у небанковских организаций. Поскольку китайские кредиторы приобретают более 80% местных государственных облигаций, фискальные стимулы приводят к существенному увеличению денежной массы. Другими словами, когда банки слишком активно участвуют в создании кредитов (как это происходит в Китае), они тем самым раздувают финансовый пузырь.

Пагубное изобилие

На протяжении последних десяти лет китайские банки пребывают в состоянии зависимости от создания кредитов и денег. С 2009 года благодаря им денежная масса увеличилась на 144 трлн юаней (($21 трлн). Это почти вдвое больше, чем в США, Еврозоне и Японии вместе взятых за аналогичный период. В общей сложности денежная масса КНР составляет 192 трлн юаней, что эквивалентно $28 трлн. При этом номинальный ВВП КНР составляет две трети от аналогичного показателя в Штатах.

В рыночной экономике ограничения в виде повышенного внимания акционеров и регуляторов позволяют избегать такого рода излишеств. В социалистической системе таких ограничений не существует. Банковская система Китая существует как раз во втором режиме.

В излишнем стимулировании есть явные негативные стороны. «Вертолетные деньги» подрывают рост инноваций и способствуют неправильному распределению капитала, что, в свою очередь, замедляет рост производительности. Замедление производительности и активный рост денежной массы приводят к разгону инфляции. Таково наследие социалистических систем.
В долгосрочной перспективе дополнительные стимулы в Китае повлекут еще больший рост денежной базы и усилят девальвационное давление на юань. Как известно, когда предложение какого-то актива растет, его цена обычно падает. В данном случае падение придется на курс национальной валюты.
Сейчас финансовый пузырь Китая висит дамокловым мечом над юанем. Местные домохозяйства и компании все меньше склоняются к тому, чтобы держать у себя раздувающиеся объемы национальной валюты. По мере дальнейшего расширения стимулов у них будет только расти желание диверсифицировать свои валютные депозиты в иностранные валюты и активы. Но проблема в том, что для этого может оказаться недостаточно предложения иностранной валюты. Профицит счета текущих операций в стране уже практически исчез.

Валютные резервы Банка Китая в размере $3 трлн не дотягивают и до девятой части тех объемов, что находятся в обращении в форме вкладок и наличных. И если Китай выберет путь неустанного стимулирования, инвесторам следует смириться с долгосрочными негативными перспективами юаня.

Масштабы последствий

Более того, инвестиционные последствия такого сценария выйдут далеко за пределы китайских рынков. Вершина айсберга – недавний рост волатильности на разговорах о новых мерах поддержки экономики. С начала 2018 года юань подешевел на 12%, и эффект от этого снижения проявился на всех азиатских и развивающихся рынках. Индексы MSCI Asia и MSCI EM упали на 24% каждый от пиковых значений, достигнутых в январе 2018 года. Более долгосрочные последствия могут оказаться еще более масштабными.

К счастью, китайские власти отдают себе отчет в этих проблемах. Но перед ними стоит важная задача – стабилизировать экономический рост и при этом сдержать экспансию кредита и денежной массы. Достичь этого будет непросто для экономики, которая попала в зависимость от создания кредита.

 

Артур Будагян

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий