Китай должен восстановить рост

Китай должен восстановить рост

Крайне важно, чтобы лидеры Китая устраняли уязвимости финансовой системы, особенно высокий коэффициент долговой нагрузки корпоративного сектора. Но еще важнее, чтобы они приняли меры для противодействия постоянному замедлению экономического роста.

ПЕКИН. У Китая насыщенный месяц, отмеченный частыми перебоями в электроснабжении и долговым кризисом второго по величине застройщика страны Evergrande. Что это означает для перспектив экономического восстановления и роста Китая после пандемии?

Начнем с энергетического кризиса, который начался, когда быстрое увеличение экспорта, вызванное восстановлением мировой экономики, спровоцировало резкое увеличение спроса на электроэнергию. Китай по-прежнему зависит от угля, обеспечивающего 56,8% общего объема поставок электроэнергии. И все же, стремясь достичь обязательных целей по сокращению потребления энергии, местные органы власти в последние годы закрыли многие угольные шахты.

В то же время поставленные правительством климатические цели — достичь пика выбросов углекислого газа к 2030 году и достичь углеродной нейтральности до 2060 года — препятствуют инвестициям в угольную промышленность. Конечно, эти цели также стимулируют инвестиции в возобновляемые источники энергии, которые являются растущей частью энергобаланса Китая. Но возобновляемые источники энергии далеко не там, где они должны быть, чтобы покрыть текущий дефицит.

В результате, когда резко вырос спрос на энергию, выросли и цены на уголь. Но поскольку правительство Китая регулирует цены на электроэнергию, поставщики энергии, большинство из которых являются государственными предприятиями, не могут переложить расходы на потребителей. Чтобы ограничить потери, они прекращают подачу электроэнергии, тем самым вынуждая некоторых производителей сокращать производство.

Неудивительно, что правительство начало действовать. Оно приказало быстро расширить одни угольные шахты и открыть другие. Это дало коммунальным предприятиям больше свободы в установлении цен на электроэнергию. И это подтолкнуло производителей к повышению энергоэффективности и ускорению инвестиций в возобновляемые источники энергии.
Китай быстро преодолеет дефицит электроэнергии, который уже становится менее острым.

Но для создания более устойчивого и устойчивого энергетического сектора потребуется время. И если каждый этап развития не будет тщательно спланирован и реализован, этот переход может оказать негативное влияние на экономический рост.

Кризис Evergrande также создает серьезные риски для роста. С годами из-за неэффективного корпоративного управления девелопер стремительно расширялся не только за счет инвестиций в недвижимость, но и за счет диверсификации в отрасли электромобилей. Для финансирования своей деятельности он брал крупные займы как у коммерческих банков, так и на рынках капитала, включая выпуск долларовых облигаций для иностранных инвесторов. В конечном итоге у него накопился долг на 800 миллиардов юаней (124 миллиарда долларов).

Хотя активы Evergrande превышают 1,85 трлн юаней, она не смогла продать их достаточно быстро. В прошлом месяце, когда компания признала, что вряд ли сможет обслуживать свои долги, начали циркулировать слухи о надвигающемся крахе — и потенциальном финансовом кризисе в Китае.

Тем не менее, страхи кажутся в значительной степени преувеличенными. Безусловно, было бы неразумно предсказывать судьбу Эвергранда на данном этапе. Но, вероятно, можно с уверенностью предположить, что фиаско не представляет системной угрозы финансовому сектору Китая.

С 2012 года эксперты предсказывают, что крах рынка жилья спровоцирует финансовый кризис в Китае. Но в случае Evergrande проблема заключается в ликвидности, а не в платежеспособности, и любые побочные эффекты можно сдержать, не в последнюю очередь потому, что, несмотря на все проблемы, банковская система Китая в основном здорова. Девелоперы и покупатели недвижимости составляют лишь около 30% всех банковских кредитов, и эта доля сокращается. Доля новых кредитов, связанных с недвижимостью, также снижается, упав с 45% в 2016 году до менее 24% в сентябре 2020 года.

Более того, в Китае нет субстандартных кредитов и практически нет секьюритизированных ипотечных кредитов. Что еще более важно, случаев просрочки платежей очень мало, не говоря уже о невыполнении обязательств по ипотеке со стороны домашних хозяйств: у большинства китайских коммерческих банков коэффициент неработающих ссуд составляет менее 2%. Даже если бы произошло крупное финансовое событие, у китайского правительства достаточно инструментов, чтобы с ним справиться.

Таким образом, как и энергетический кризис в Китае, фиаско с Evergrande не представляет неизбежного системного риска. Но это не означает, что политики должны успокаиваться.

Сектор недвижимости — это столп китайской экономики и важное звено в производственной цепочке. И крах Evergrande серьезно подорвет его — не в последнюю очередь потому, что несколько других крупных девелоперов недвижимости могут пойти по стопам Evergrande. Некоторые небанковские финансовые учреждения также столкнутся с проблемами. И, конечно же, поставщики Evergrande сильно пострадали бы. Все это ухудшило бы экономические перспективы Китая.

Чтобы подготовиться к тому, что может произойти, необходимо устранить уязвимости финансовой системы, особенно высокий коэффициент левериджа корпоративного сектора. Но первоочередной задачей должно быть прекращение устойчивого замедления роста, которое началось в 2010 году. Эта тенденция вызывает не меньшую тревогу, чем краткосрочные структурные проблемы, о которых в последнее время заговорили заголовки. Опыт Китая за последние 40 лет показывает, что без достойного роста трудно достичь финансовой стабильности.

Эта закономерность подтверждается недавно опубликованной официальной статистикой, показывающей, что годовые темпы роста Китая в третьем квартале этого года были ниже, чем ожидалось, 4,9% и многие опасаются, что темпы роста в четвертом квартале могут быть еще ниже. Чтобы противостоять этой возможности, китайские политики должны проводить более решительную фискальную и денежно-кредитную экспансию наряду со структурными реформами и перестройкой.

 

Юй Юндин
— бывший президент Китайского
общества мировой экономики и
директор Института мировой
экономики и политики Китайской
академии социальных наук

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий