Игра окончена: почему старая модель инвестиций больше не работает

 Игра окончена: почему старая модель инвестиций больше не работает
Дэвид Свенсен, глава целевого фонда Йельского университета

Компании по управлению активами вынуждены искать новые способы, чтобы обеспечить долгосрочную доходность

Эксперты в области распределения активов, управляющие крупными институциональными денежными пулами, включая пенсионные фонды, фонды целевого капитала или фонды национального благосостояния, оказались в сложных условиях.
Из-за ралли на рынке облигаций, которое привело к снижению доходности, на мировых рынках осталось очень мало источников дохода. Даже доходность европейских мусорных облигаций сейчас ниже, чем доходность 10-летних гособлигаций США десять лет назад.

Высокая стоимость активов с фиксированным доходом означает, что облигации, обычно обеспечивающие противовес в портфелях, вряд ли защитят от потерь, если акции снова начнет трясти. В то же время сейчас во многих странах оценки на фондовых рынках завышены, что ограничивает возможности для дальнейшего роста.

«Падение процентных ставок привело к появлению двойного бычьего рынка. Вы не проигрывали 40 лет. Но теперь игра окончена, так чем вы же вы занимаетесь?» — спрашивает Стэн Миранда, председатель инвестиционной компании Partners Capital, которая управляет активами на сумму $40 млрд от имени фондов целевого капитала, семейных офисов и благотворительных организаций.

Сегодня этот вопрос задают многие инвесторы, но мало кто может на него ответить. Однако некоторые считают, что в будущем можно последовать примеру Канады, где некоторые крупные пенсионные фонды впервые использовали собственный подход к крупным инвестициям.

Основываясь на исторических оценках и доходности, инвестиционная группа AQR полагает, что традиционный портфель 60/40, который включает 60% акций и 40% облигаций, в течение следующих 5-10 лет будет приносить доход на уровне всего 2.1% в год с учетом инфляции. В США портфель 60/40 обеспечит только 1.4% в ближайшие годы по сравнению со средним показателем почти в 5% с 1900 года.

Популярные средства

Еще в 1980-х годах Дэвид Свенсен, основавший первый целевой фонд, понял, что портфель 60/40 — плохая идея для таких институтов, как Йельский университет. Инвесторы с длинным горизонтом инвестирования и без риска погашения могут выдержать краткосрочную волатильность, не нуждаются в более безопасном, но низком фиксированном доходе и могут держать деньги в инвестициях много лет.

Исходя из этого, Свенсен сократил вложения Йельского университета в облигации, увеличил долю акций в портфеле и вложил миллиарды в более агрессивные, но диверсифицированные инвестиции в частный и венчурный капитал, хедж-фонды и даже лесные угодья. Это помогло обеспечить среднегодовой прирост Йельского университета более чем на 12% за последние тридцать лет.

Проблема в том, что воспроизвести модель Йельского университета, придуманную Свенсеном, пытались многие, но мало кто из них добился успеха.

В теории скопировать модель распределения активов Йельского университета довольно просто, но уникальная особенность Свенсена заключалась в способности подбирать инвестиционных управляющих, которые могли бы постоянно действовать на опережение и своевременно инвестировать, чтобы сохранить деньги Йельского университета. Однако сейчас многие первоклассные хедж-фонды закрыты для новых инвестиций, а лучшие венчурные и частные инвестиционные компании ограничивают размеры фондов.

Более того, то, что когда-то воспринималось как новаторство, теперь стало обычным делом. По данным Национальной ассоциации бизнес-руководителей колледжей и университетов, в настоящее время обычный американский фонд вкладывает более половины денег в альтернативные и «реальные активы», такие как недвижимость и инфраструктура. Двадцать лет назад этот показатель составлял менее 10%.

И этот рост не показывает никаких признаков замедления. Большинство инвесторов увеличивают ассигнования на альтернативные варианты, чтобы бороться с ухудшением перспектив на традиционных рынках, отмечает Мохаммед Эль-Эриан, бывший глава фонда целевого капитала в Гарварде.

«Причина, по которой эти средства стали столь популярны, в том, что они позволяют использовать заемный капитал, не показывая этого, поскольку он находится внутри самого этого инструмента», — добавил он.

Эволюция инвестиций

Некоторые участники отрасли обеспокоены тем, что игра по-крупному в популярных областях в лучшем случае приведет к снижению прибыли, а в худшем — окажется опасным занятием, которое подпитывает пузыри. Вместо этого некоторые предлагают трансформировать «Йельскую модель» институционального инвестирования на канадский манер.

Несколько канадских пенсионных фондов создали крупные штатные инвестиционные команды для покупки компаний и инфраструктурных проектов напрямую, либо вместе с партнером по частным инвестициям, либо полностью заменив их. Штатные команды могут потребовать больших затрат, но это не так дорого, как огромные сборы, взимаемые в сфере прямых инвестиций.

Результаты оказались положительными. По оценкам Partners Capital, за последнее десятилетие пять крупнейших канадских пенсионных фондов принесли в среднем почти 10% годовой прибыли, что сопоставимо с показателями Йельского университета и значительно опережает средний показатель в 7.3% для американских фондов целевого капитала.

Тем не менее, копирование канадской модели может на практике оказаться таким же сложным делом, как копирование Йельской модели, предупреждает Марк Энсон, глава некоммерческой группы Commonfund, которая управляет активами на сумму $26 млрд от имени благотворительных организаций и фондов целевого капитала, которые недостаточно велики, чтобы иметь собственные инвестиционные команды.

Он также отметил, что управление инвестициями требует большой команды штатных специалистов, и их зарплата должна быть конкурентоспособной, чтобы привлечь опытных, высококвалифицированных сотрудников, что может вызвать споры в некоторых фондах целевого капитала или государственных пенсионных фондах. Более того, многие институты могут столкнуться с ухудшением репутации, если инвестиции окажутся неэффективными.

«Если вникать во все детали, то это намного сложнее, чем думают люди», — добавил Энсон.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий