Долгосрочные последствия пандемии для рынка труда

Долгосрочные последствия пандемии для рынка труда

БЕРКЛИ – Благодаря быстрой разработке вакцин, в США снижается количество новых случаев заболевания, госпитализации и смертей от Covid-19, а введённые из-за пандемии ограничения экономической деятельности смягчаются. Но хотя ситуация на рынке труда постепенно улучшается, восстановление экономики происходит медленно и неравномерно, и ей предстоит пройти ещё длинный путь.

Согласно последним официальным цифрам, общая занятость в США по-прежнему ниже, чем в момент начала рецессии, примерно на 9,5 млн рабочих мест, и она почти на 12 млн ниже допандемического тренда. Безработица (скорректированная с учётом резкого спада уровня участия в рабочей силе) составляет примерно 10%, и эта цифра ещё выше среди афроамериканцев, испаноязычных, женщин и тех, у кого меньше образования. Это объясняется как двойственным характером этой пандемии, так и давно наблюдающимся неравенством на рынке труда.

Есть и другой тренд, возникший до Covid-19: изменение труда благодаря автоматизации и диджитализации. Эти процессы ускорились из-за реакции бизнеса и потребителей на пандемию. Данный тренд также грозит усугублением возникшего ранее неравенства, потому что афроамериканские и испаноязычные работники гораздо чаще занимают рабочие места с наиболее высоким риском исчезновения из-за автоматизации.

Для устойчивого восстановления экономики, с полной занятостью и множеством «хороших рабочих мест», потребуется значительное перераспределение работников: вместо низкоквалифицированных, низкооплачиваемых рабочих мест, которые исчезают в результате пандемии, они должны будут занимать новые рабочие места, требующие больше навыков и больше профессиональной подготовки.

Как выяснилось в ходе недавнего исследования, проведённого Глобальным институтом McKinsey (MGI), число работников, которые могут быть вынуждены «сменить профессию», будет почти на 25% «выше, чем считалось ранее».

занятость

Пандемия особенно негативно повлияла на рабочие места, требующие высокого уровня физической близости и личного контакта. Здесь можно упомянуть официантов, сотрудников магазинов, работников отелей и стадионов, парикмахеров и других работников с низкими зарплатами. Женщины, меньшинства и менее образованные люди опять же гораздо чаще оказываются в числе таких работников.

Многие методы физического дистанцирования, которые потребители и бизнес усвоили за время пандемии, скорее всего, сохранятся.

В 2020 году выручка предприятий интернет-торговли увеличилась более чем на 32%, причём она росла в 2-5 раз быстрее средних темпов за предыдущие пять лет. Многие потребители заявляют сегодня, что продолжат совершать покупки через интернет, даже когда пандемия закончится.

торговля в интернет

Кроме того, выживание многих компаний сегодня зависит от их способности переключится в режим удалённой работы, а это то, чему они очень долго сопротивлялись. Как свидетельствуют новые данные, сотрудники, работающие удалённо, иногда отрабатывают больше часов и с большей продуктивностью, поэтому многие предприятия планируют переход на различные гибридные схемы труда после пандемии.

Согласно проведённому MGI анализу более 2000 видов деятельности в 800 профессиях, примерно четверть работников в развитых странах могут выполнять свою работу удалённо в течение 3-5 дней в неделю, не теряя при этом эффективности. Это означает, что примерно в 4-5 раз больше людей, чем сейчас, могут регулярно работать из дома.

Однако удалённая работа гораздо чаще возможна на рабочих местах с более высокой оплатой. По данным опроса, проведённого в США в апреле прошлого года, примерно 60% высокооплачиваемых работников могут эффективно выполнять свою работу из дома, в то время как у низкооплачиваемых работников эта цифра составила 34%. Неудивительно, что высокооплачиваемые профессии в США пережили намного меньший спад занятости, чем низкооплачиваемые.

Масштабный, перманентный переход на удалённую работу окажет огромное воздействие на городские центры и на работников, которые оказывают услуги в офисных зданиях, в ресторанах, отелях и магазинах. До пандемии на долю таких услуг приходилось, согласно оценкам, каждое четвёртое рабочее место в США, а также значительная и увеличивавшаяся доля занятости среди работников без высшего образования. А теперь, как подтверждает проведённое недавно исследование, переход на удалённую работу из-за пандемии привёл к падению спроса на локальные услуги в городах.

Увеличение числа работающих удалённо (или частично удалённо) может навсегда изменить географию труда, стимулируя долгосрочную миграцию талантливых кадров из крупных и требующих высоких затрат городов, которые ранее служили моторами создания рабочих мест. Изменения арендных ставок на жильё и офисные помещения в США и Европе уже свидетельствуют, что часть работников и компаний покидают дорогостоящие зоны, переезжая в города поменьше. Кроме того, целые страны начали конкурировать между собой за привлечение удалённых работников, которые не привязаны к конкретному месту труда. Например, Эстония и Грузия смягчили требования к краткосрочным визам, а Греция предлагает специальные налоговые стимулы.

Кроме того, предприятия инвестируют в автоматизацию и цифровые технологии, которые позволяют увеличить физическую дистанцию между сотрудниками, а также создать необходимую гибкость, позволяющую справляться с изменениями в спросе. Роботы и программы с искусственным интеллектом помогают работникам на сборочных линиях сохранять безопасную социальную дистанцию; ускоряют операции на складах интернет-компаний; дают возможность самостоятельно оплачивать покупки в магазинах без кассиров; помогают банкам обрабатывать всплеск заявок на кредиты по программе стимулирования; они даже могут работать поварами, готовя гамбургеры или жареную картошку.

Такие формы автоматизации, обусловленные пандемией, скорее всего, приведут к потере рабочих мест в гораздо больших масштабах, чем ранее ожидали экономисты.

Наибольший удар придётся по услугам питания, розничной торговле, гостиничному сектору, клиентским услугам и офисной поддержке. На долю этих отраслей приходилась значительная часть занятости до пандемии, которая состояла в основном из низкооплачиваемых рабочих мест.

В США к 2030 году может исчезнуть на 4,3 млн больше рабочих мест в секторе услуг питания и секторе клиентских услуг, чем могло бы в случае, если бы не было пандемии, а в секторе офисной поддержки – почти на миллион больше. Все восемь изученных стран (Китай, Франция, Германия, Индия, Япония, Испания, Великобритания и США) демонстрируют одинаковую тенденцию сокращения спроса на низкооплачиваемые профессии и рабочие места.

В этих странах, согласно оценкам, число работников, которым придётся меняться профессию, станет на 12% больше, чем мы прогнозировали до пандемии.

Наконец, рабочих мест, которые относятся к категории 30% наиболее высокооплачиваемых, например, это рабочие места в системе здравоохранения или принадлежащие к профессиям STEM (естественные науки, технологии, инжиниринг и математика), будет становится больше. Но для этого потребуются совершенно иные профессиональные навыки и подтверждающие их документы, чем нужно для низкооплачиваемых рабочих мест, которые постепенно исчезают. Соответственно, переподготовка увольняемых работников станет одним из важнейших приоритетов.

Потенциальное несовпадение между будущими требованиями к профессиональным навыкам и имеющимися рабочими местами открывает возможность для переосмысления труда, рабочей силы и рабочих мест работодателями любых размеров. Но одновременно повышается необходимости в финансировании и реализации эффективных программ профессиональной переподготовки и поддержания доходов у работников, которые вынуждены менять профессию, отрасль и место жительства.

Создать будущее с «хорошими рабочими местами» возможно. Но, как отмечается в новом докладе Калифорнийской комиссии по вопросам будущего труда, чтобы попасть в это будущее, понадобятся как государственные, так и частные инвестиции в профессиональное обучение работников.

 

Лора Тайсон
— бывший председатель Совета
экономических консультантов
при президенте США

 

Сьюзан Лунд
— партнер McKinsey & Company и
руководитель Глобального
института McKinsey

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий