Юань будет расти на фоне восстановления китайской экономики

Юань будет расти на фоне восстановления китайской экономики

Экономические и политические факторы свидетельствуют о стабильном росте китайской валюты

Алан Гринспен был, безусловно, прав в 2004 году, когда, будучи председателем Федеральной резервной системы США, сравнил прогнозирование валютного курса с подбрасыванием монеты. Но иногда кажется, что у монеты смещен центр тяжести: в случае с юанем целый ряд экономических и политических факторов говорит о дальнейшем росте китайской валюты в ближайшие месяцы.

В условиях глобальной пандемии нет победителей. Однако после того, как Китай допустил серьезную ошибку, скрыв первоначальную вспышку Covid-19 в Ухане, он сумел ограничить распространение вируса быстрее, чем большинство стран, благодаря жесткой изоляции. В результате экономика пережила V-образное восстановление, о чем свидетельствует недавнее укрепление юаня. Возможно, в прошлом Пекин, который продолжает тщательно контролировать валюту, стремился ускорить восстановление за счет более слабого курса. Но не в этот раз.

Китайские экспортеры получили выгоду благодаря высокому спросу на средства индивидуальной защиты и другие медицинские приспособления со стороны остального мира. А миллионы людей, вынужденных работать на дому, модернизировали компьютеры и домашние системы мультимедийных развлечений с помощью компонентов китайского производства. Профицит текущего счета Китая резко возрос, оказывая поддержку юаню.

Но более низкий валютный курс не оказал бы существенного влияния на экономический рост Китая по двум причинам. Во-первых, общий глобальный спрос сократился, поскольку сохраняются ограничения, введенные для борьбы с вирусом. Во-вторых, большинство китайских экспортных контрактов выражено в долларах.

Главное — доверие

Китай нервничает все больше из-за подобной зависимости от доллара и старается способствовать более широкому международному использованию юаня. Ослабление валюты нарушило бы эту стратегическую цель, дав неверный сигнал центральным банкам и суверенным инвестиционным фондам, которые, возможно, рассматривают возможность увеличения запасов юаня, особенно на фоне политической нестабильности в США.

Китай также надеется, что новая цифровая валюта, которая сейчас находится в стадии предварительных испытаний, получит распространение и в других странах. Поддержание высокого уровня доверия к «аналоговому» юаню станет ключевым фактором для признания его цифрового двойника.

Укрепление юаня помогает достичь еще одной важной стратегической цели: привлечение иностранного капитала. Иностранный капитал хлынул на китайские рынки активов в этом году не в последнюю очередь потому, что доходность китайских государственных облигаций составляет около 3%, что значительно превышает доходность в развитых странах. Кроме того, ведущие поставщики индексов акций и облигаций добавили Китай в список основных бенчмарков на развивающихся рынках.

И Пекин намерен сохранить данную тенденцию. Ему нужен иностранный капитал, чтобы избавиться от огромных безнадежных долгов, которые накопились за многие годы из-за опрометчивых государственных пакетов стимулов, и рекапитализировать банки, выдававшие кредиты.

Китай также привлекает иностранцев — и их деньги — для повышения профессионального уровня финансовых рынков страны. Цель в том, чтобы улучшить распределение капитала и разработать долгосрочные пенсионные и страховые продукты, которые станут альтернативой спекуляциям в сфере недвижимости или незначительным доходам от банковских вкладов.

Соответственно приток средств на счет движения капитала, а также на текущий счет кажется выгодным для юаня. Не стоит забывать и о внутриполитических условиях.

Внутренние события

В июле следующего года исполняется 100 лет со дня основания Коммунистической партии Китая, и можно с уверенностью сказать, что руководители партии распорядились приложить все усилия для поддержания фондового рынка — 10% в этом году — и укрепления юаня в преддверии празднования.

Поскольку многие китайцы по-прежнему считают курс доллара к юаню индикатором доверия, председатель Си Цзиньпин не хочет, чтобы длительное снижение испортило столь важное событие.

В субботу Народный банк Китая отменил чрезвычайную меру, введенную в 2015 году для ограничения интенсивных продаж юаня, вызванных неудачной мини-девальвацией. Центральный банк отменил норму обязательных резервов в размере 20% по форвардным контрактам в иностранной валюте, используемым для ставок на определение направления курса юаня.

В результате юань упал в понедельник на 0.9% до 6.754 за доллар, но это снижение вряд ли расстроило бы НБК, который, возможно, хотел замедлить рост валюты. В пятницу курс юаня подскочил на целых 1.5%.

Как отметил Алан Гринспен, валютные рынки непредсказуемы. Нет никакой гарантии, что у Пекина все сложится, а юань далек от того, чтобы стать валютой-убежищем.

Политические события, в частности, могут подорвать валюту. Но в сложившихся обстоятельствах в июле следующего года юань скорее будет ближе к 6 за доллар, чем к 7.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий