Вся правда о налоге на выведенный капитал

Вся правда о налоге на выведенный капитал

Законопроект о налоге на выведенный капитал зарегистрирован в парламенте. Ожидания от принятия документа самые радужные. Представители бизнеса ждут снижение фискального бремени, готовятся работать в белую и вкладывать в развитие производства. Эксперты пророчат ускорение экономического развития после того, как коррупционный налог на прибыль уйдет в прошлое.

Способен ли его заменитель — налог на выведенный капитал — сотворить экономическое чудо? Да и вообще, готова ли власть претворить эту идею в жизнь? – вопросы далеко не праздные.

Что на что меняем

Сейчас в Украине действует налог на прибыль. Формально он довольно комфортный для бизнеса. Его ставка — 18% – одна из самых низких в мире. К примеру, во Франции она составляет 33,3%, в Германии – 29,72%, в Британии, России и Казахстане – 20%. Но есть несколько нюансов.

Во-первых, зачастую сумма уплачиваемого налога зависит от хотелок налоговиков и планов по сбору обязательных платежей, которые им спускают. Сложный и запутанный закон позволяет по-разному трактовать возможность отнесения к затратам той или иной операции. Это влияет на размер прибыли, и, соответственно на размер подлежащих уплате сумм. Отсюда – желание бизнеса спрятать реальный финансовый результат и повальное применение оптимизационных схем.

Во-вторых, разница в подходах к расчёту налоговых сумм порождает коррупцию.

В-третьих, существующая сейчас система обложения прибыли предприятий сдерживает их развитие и модернизацию. У нас применяется так называемая система амортизации, которая позволяет компании постепенно накапливать на новое оборудование – суммы, которые откладывает предприятие на эти цели, не облагаются налогом на доход. Но такую «заначку» предприятие может делать только в гривне. И к моменту, когда нужно будет закупать оборудование, ее могут съесть девальвация и инфляция. К тому же, пока предприятие копит на определенный станок, может измениться вся система производства и ему потребуются совершенно иные механизмы, которые стоят других денег.

Налог на выведенный капитал якобы способен снять сразу все перечисленные проблемы. Действующий сейчас налог на прибыль предприятия уплачивают каждый отчетный период, но для нового налога будет другая система. Его придется платить только, к примеру, при выплате дивидендов или части прибыли компании. Ставка нового налога будет ниже – 15%.

Но чтобы у компаний не было соблазна и дальше оптимизировать налогообложение, по всем операциям, которые могут оказаться «схемными», ставка будет выше – 20%. К таким операциям, к примеру, законопроект относит выплаты нерезидентам по договорам страхования и перестрахования, предоставление безвозвратной финансовой помощи, зарубежные инвестиции (в том числе покупка имущества), роялти и т.д. С введением нового налога должны уйти в прошлое и все оптимизации, связанные с применением упрощенной системы налогообложения. При покупке товаров и услуг у связанного лица-«упрощенца» тоже придется платить 20-процентный налог.

«Введение налога на выведенный капитал ограничит вмешательство государства в работу бизнеса. Раньше налоговая контролировала все хозяйственные операции и финрезультаты, теперь — только операции по выводу прибыли, под что бы они не маскировались. Операции с другими плательщиками этого налога практически выводятся из поля зрения налоговой. Это, по грубым прикидкам, оставляет в зоне контроля не более 5% от операций компаний. Немало предприятий, которые работают внутри Украины с плательщиками налога или с иностранными контрагентами по стандартным экспортно-импортным операциям, могут вообще оставаться вне зоны контроля. Исключение составляют операции по выплате дивидендов. При этом значительно сужается возможность субъективного толкования налоговой сути проведенных операций», — говорит старший партнер «КМ Партнеры» Александр Минин.

Фискальная революция не просто станет стимулом для реинвестирования собственных средств. Она также поможет привлекать внешнее финансирование: предприятия избавятся от пристального внимания налоговой и смогут смело показывать в отчетности реальное положение вещей. «Прозрачность» облегчит им общение с кредиторами и инвесторами.

Откуда деньги

Проблема, которая омрачает радужные перспективы страны и бизнеса от внедрения налога на выведенный капитал – существенное сокращение доходов бюджета. По подсчетам Минфина, речь идет о недопоступлениях в размере 35-40 млрд грн ежегодно или примерно 4% доходов бюджета. Поэтому правительство осторожно говорит, что введение нового налога возможно лишь после того, как будут найдены соответствующие компенсаторы.

«В той же Эстонии, на позитивный опыт которой ссылаются сторонники налога на выведенный капитал, поступления в первый год после налоговой реформы сократились вдвое. Компенсаторами там стали отмена всех льгот по НДС и существенное повышение штрафов», — говорит юрист АО «СК ГРУП» Анна Гарбар.

В Украине проблема компенсаторов может быть решена менее болезненно. Например, благодаря реальному перекрытию контрабандных потоков. По подсчетам представителей власти, в этом случае бюджет мог бы получить, минимум, вдвое больше, чем потерял бы от введения налога на выведенный капитал. Другое дело, что этот компенсатор существует только в теории. Как показывает мировой опыт, еще ни одной стране в мире не удалось побороть контрабанду облавами на таможне. Эффективно в этом случае срабатывало только тотальное внедрение кассовых аппаратов в торговле (т.е. по всей цепочке контрагентов). Оно позволяет фискальным органам отследить движение товара от таможни до конечного покупателя, а значит, не оставляет шанса на реализацию контрабандной продукции внутри страны. Но, похоже, наши контрабандисты могут спать спокойно.

Экономический бум — под вопросом

Прежде чем говорить о компенсаторах, стоило бы в принципе оценить, сможет ли введение налога на выведенный капитал ускорить экономический рост? Действительно, эстонская экономика смогла закрепить за собой статус одной из самых успешных малых экономик в Европе. Более того, по ее стопам пошли Грузия и Латвия. Первая ввела налог на распределенную прибыль с начала 2017 года, вторая — отменила налог на реинвестированную прибыль с 1 января 2018 года.

Но есть и другие факты, которые нужно учитывать. Экономисты до сих пор спорят о положительном влиянии на эстонскую экономику налога на выведенный капитал. Ведь кроме фискальной реформы страна провела масштабные банковскую, судебную и другие институциональные реформы. Скептики считают, что именно это позволило Эстонии сделать свою экономику образцовой.

Но даже это не гарантировало стране стабильный рост. После введения налога на выведенный капитал в 2000-м году и проведения реформ эстонский ВВП стабильно шел в гору, но также реагировал на мировые финансовые потрясения. Так, в 2009-м ВВП на душу населения в стране сократился на 18,67%, в Украине тогда же – ушел в минус на 35,17%. На следующий год эстонский ВВП на душу населения просел еще на 0,71%, зато в Украине прибавил 12,35%. По результатам прошлого года этот показатель в Эстонии составил 11,47%, в Украине – «плюс» 17,46%. Правда, в абсолютных цифрах наш ВВП на душу населения составляет $2 186, эстонский — $17 799 (по состоянию на конец 2016 г).

Еще один факт — налог на выведенный капитал среди европейских стран рискнули внедрить у себя только Латвия и Эстония. В сентябре прошлого года в Таллинне представители стран-членов ЕС подтвердили необходимость адаптировать налоговые системы к условиям новой цифровой экономики. Главной новацией будущих изменений должна стать уплата налогов (в первую очередь транснациональными корпорациями) в странах, где генерируется прибыль. Но это вовсе не означает, что Европа готова отказаться от налога на прибыль.

«Нужно обратить внимание, что налоговая реформа противоречит международному праву. Формально подписанные Украиной конвенции об избежании двойного налогообложения применяются только к налогу на прибыль, поэтому компании уже не смогут воспользоваться преимуществами этих договоров», — считает Анна Гарбар.

Фискальная революция – фейк?

Президентский законопроект о налоге на выведенный капитал (№8557) оговаривает его внедрение уже с 1 января 2019 года. Но ни в самом законопроекте, ни в официальных комментариях к нему не указывается, за счет чего бюджету будут компенсированы грядущие потери. Сомнительно, чтобы в год выборов власть предложила увеличить налоговое бремя по другим обязательным платежам, отменить налоговые льготы или, тем более, сократить социальные расходы. А ведь в следующем году каждая копейка будет на счету – кроме выборов нам предстоит еще пережить пик выплат по внешним долгам.

Поэтому сложно представить, чтобы инициатор нового закона педалировал его принятие в Верховной Раде. Есть подозрения, что разработчики законопроекта это прекрасно понимали, а потому не стали особо вдаваться в детали. Юристы говорят, что в документе практически не выписаны принципы администрирования налога.

Скорее всего, регистрацию в парламенте самого законопроекта следует расценивать всего лишь как предвыборный пиар-ход. Он должен растопить сердца бизнесовой части электората, а еще – создать иллюзию реальных и нужных реформ.

 

Тамара Зверухо

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий