Рубини: азартные игры Трампа и прочих чреваты войной и экономическим коллапсом

Рубини: азартные игры Трампа и прочих чреваты войной и экономическим коллапсом

Конфликты, которые разгораются по всему миру, чреваты горячей войной и экономическим катаклизмом, предупреждает Нуриэль Рубини и выделяет четыре главных проблемных точки.

Классическая «игра в труса» выглядит так: два водителя несутся навстречу друг другу и проигрывает тот, кто первым свернет с дороги. Если никто не сворачивает, то оба погибают. В прошлом различные сценарии поведения таких игроков изучались для оценки рисков в рамках Холодной войны.

Во время Карибского кризиса лидеры СССР и США встали перед дилеммой потери лица или начала катастрофического военного конфликта. В таких ситуациях вопрос всегда заключается в том, возможен ли компромисс, который позволит обоим игрокам остаться в живых и при этом сохранить реноме.

Сегодня в мире разыгрываются сразу несколько «игр в труса», и неспособность придти к компромиссу в каждой из них чревата военным столкновением и, вероятно, мировой рецессией/финансовым кризисом. Давайте выделим четыре подобных конфликта:

  • первым и наиболее важным является конфликт между США и Китаем, связанный с вопросами торговли и технологий;
  • вторым является конфликт между США и Ираном;
  • третьим является конфликт между Великобританией и ЕС (Брекзит), а
  • четвертый конфликт разгорается вокруг Аргентины, которая после вероятной победы перониста Альберто Фернандеса на президентских выборах может бросить вызов Международному валютному фонду (МВФ).

В первом случае полномасштабный конфликт между США и Китаем, который будет включать в себя валютную и «холодную» войну, а также войну технологий, трансформирует текущий спад промышленной и торговой активности в суровую рецессию мировой экономики.

Во втором случае военный конфликт между США и Ираном отправит цены на нефть выше $100 за баррель и спровоцирует мировую стагфляцию, т. е. рецессию + инфляцию. Что-то похожее уже происходило в 1973 (Война Судного дня), 1979 (Иранская революция) и 1990 (вторжение Ирака в Кувейт) годах.

Сам по себе Брекзит может и не спровоцировать мировой рецессии, однако совершенно точно спровоцирует рецессию европейскую, которая со временем распространится и на другие регионы. «Народная мудрость» гласит, что Брекзит спровоцирует рецессию только в Великобритании, но не в ЕС, так как первая зависит от второго намного больше. Но это — наивная точка зрения. Еврозона уже столкнулась с резким замедлением и переживает промышленную рецессию. Голландия, Бельгия, Ирландия и Германия сильно зависят от экспорта в Великобританию и уже стоят на пороге рецессии.

Деловое доверие в Еврозоне подорвано торговой войной между США и Китаем, поэтому хаотичный Брекзит станет соломинкой, которая сломает спину верблюду. Просто представьте тысячи грузовиков, стоящих в очереди к новым таможенным терминалам в Дувре и Кале. Рецессия в Европе подорвет рост мировой экономики, спровоцирует бегство из «риска», а также, возможно, и валютные войны, если евро и фунт резко девальвируются к другим валютам.

Аргентинский кризис также может иметь масштабные последствия. Если на президентских выборах Фернандес победит Маурисио Макри и рассорится с МВФ, то станет возможным повторение валютного кризиса 2001 года и дефолт. Такой сценарий подразумевает бегство капитала с развивающихся рынков, что спровоцирует кризис в сильно закредитованных странах, вроде Турции, Венесуэлы, Пакистана и Ливана, а также усложнит жизнь для Индии, ЮАР, Китая, Бразилии, Мексики и Эквадора.

Во всех четырех конфликтах все стороны хотят сохранить лицо. Дональду Трампу нужно соглашение с Китаем, которое стабилизирует экономику и рынки накануне выборов 2020 года . Си Цзиньпин хочет того же, т. к. мир с США позволит смягчить замедление экономики Китая. Но ни тот, ни другой не желает свернуть с дороги первым и тем самым подорвать свои политические позиции и усилить оппонента. Однако, если сделка не будет заключена до конца года, то ситуация резко ухудшится.

Точно так же Дональд Трамп поначалу надеялся запугать Иран выходом из ядерной сделки и санкциями. Но Тегеран ответил эскалацией геополитической напряженности в регионе, твердо зная, что Вашингтон не может позволить себе полномасштабной «горячей» войны, которая взвинтит цены на нефть. Кроме того, Иран не желает идти ни на какие уступки до тех пор, пока США не снимут хотя бы часть санкций. Ни те, ни другие не хотят моргнуть первыми, и риск серьезного столкновения все время усиливается, особенно учитывая, как Саудовская Аравия и Израиль науськивают администрацию Белого дома.

Борис Джонсон, вероятно, вдохновленный примером Трампа, наивно полагал, что сможет запугать ЕС жестким Брекзитом и выбить выгодную для страны сделку. Но теперь, когда парламент принял закон, исключающий жесткий выход Великобритании из ЕС, Джонсон играет сразу в две «игры в труса». Компромисс насчет границы с Ирландией все еще возможен до 31 октября, но вероятность жесткого Брекзита при этом растет.

В Аргентине все игроки заняты позерством. Фернандесу нужна чистая победа на выборах, и во всех бедах страны он винит Макри и МВФ. Козыри МВФ очевидны: если фонд не выделит следующий транш объемом $5.4 млрд и свернет программу помощи, то Аргентину ждет новый экономический коллапс. Но контраргумент есть и Фернандеса: долг в $57 млрд является проблемой для любого кредитора, и коллапс Аргентины серьезно повлияет на способность МВФ оказать помощь другим проблемным странам. Как и в предыдущих трех случаях, компромисс позволил бы всем игрокам сохранить лицо, но совсем не факт, что он будет найден. Так что и здесь нельзя исключать вероятности эскалации конфликта и финансового коллапса.

Проблема заключается в том, что компромисс подразумевает деэскалацию со стороны обеих сторон, тогда как тактическая логика «игры в труса» вознаграждает безумное поведение.

«Если я сделаю вид, что выкинул руль, то у другой стороны не останется другого выбора, кроме как свернуть», — думает один из игроков. Но если руль выкинут оба, то столкновение станет неизбежным.

Хорошая новость заключается в том, что во всех четырех конфликтах их участники все еще разговаривают друг с другом либо могут пойти на диалог при условии сохранения лица.

Плохая же новость в том, что все стороны всех конфликтов очень далеки от компромисса. Что еще хуже, гигантское эго некоторых из них предпочтет столкнуться лоб в лоб, нежели свернуть с дороги.

Таким образом, будущее мировой экономики зависит от исхода четырех разыгрывающихся азартных партий, которые могут пойти в любую сторону.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий