Политэкономия украинского общества — в поисках будущего

Политэкономия украинского общества - в поисках будущего

Не так давно в facebook провел опрос своих друзей на предмет того, считают ли они необходимой де-олигархизацию нашего общества. О том, чтобы ослабить влияние на общество олигархов, говорят давно не только воинствующие активисты, но и наши политики. Правда, когда о де-олигархизации общества говорят сами олигархи, то начинаешь понимать, что возможно освобождать страну они собираются от каких-то конкретных олигархов, а не от себя самих. Имея опыт работы на за рубежных рынках, я попытаюсь изложить свое виденье диалога власти и бизнеса и описать возможный сценарий, по которому должна идти Украина, чтобы оживить сценарий своего развития и стать ближе к нашим западным соседям.

«Иностранный» олигарх

Сначала поработаем с терминологией. Если заглянуть в словари, то под термином олигарх понимается лицо, принадлежащее к правящей группе, являющееся членом олигархического правительства (определение эпохи античности и средневековья). Более свежее определение выглядит еще более коротким, олигарх — представитель крупного монополизированного капитала. В народе принято считать, что олигарх – это тот же крупный бизнесмен, проникший во власть или обладающий на такую власть влиянием. Так вот найти и определить эту тонкую грань между просто крупным бизнесменом и бизнесменом, влияющим на политику целой страны, часто невозможно, даже в ЕС и США.

Воинствующие активисты любят приводить в пример крупных зарубежных бизнесменов, мол они не такие как отечественные олигархи. Позволю себе с этим не согласиться. Методы влияния и работы с властью те же, хотя степень влияния разная. Открываем годовой отчет компании Баффетта Berkshire Hathaway и видим там больше 12% влиятельного рейтингового агентства Moody’s Corporation. Ранее (до 2014 года) в портфеле Berkshire Hathaway почти 40 лет находилось 28% медиахолдинга Washington Post, который включает в себя не только солидную и известную газету, но и еще целый список ТВ-каналов и разных медийных ресурсов. Для американского рынка владение более 5% акций публичной корпорации означает, что владелец скорее всего попадает в совет директоров корпорации и имеет возможность влиять на ее политику.

Американские бизнесмены не стесняются ходить во власть. И примером тут является не только президент США Дональд Трамп. Хороший, но менее известный пример, Генри Мэррот Полсон Младший, прозванный в американских СМИ «Хэнк». Поработав главным исполнительным директором Goldman Sachs, в 2006 он стал Министром Финансов США. На момент назначения министром финансов состояние Полсона достигло 700 млн долларов.

Периодически США сотрясают скандалы о крупных взятках за, мягко говоря, откровенный лоббизм. Классикой жанра остается история 1980 года, когда конгрессмен Фрэнк Томпсон и сенатор Харрисон Уильямс получили взятки от мнимого «шейха», который оказался агентом ФБР. Похожие случаи фиксировались в 1989, 2002, 2003, 2007 гг.

Если сравнивать нас со странами ЕС, то здесь также можно найти примеры как политической коррупции, так и сращивания бизнеса с институтами власти. Чего только стоит один экс-премьер Италии Сильвио Берлускони со своим олигархическим джентельменским набором: футбольный клуб Милан, средства массовой информации, банки, страховщики и т.д.

Принципиальных отличий нет

Из приведенных примеров видно, что между украинским олигархатом и крупным бизнесом в США и ЕС различий очень мало. Когда бизнес становится крупным, то лезть во власть – это его природное состояние или, если можно так сказать, инстинкт самосохранения. Чистый капитализм – это броуновское движение интересов разных групп, семей, кланов и компаний, и вот чтобы эти интересы не вредили обществу в демократической среде, аппетиты олигархата призваны подавлять независимые институты власти. Если демократии в стране нет, а правит диктатор, то проблема диалога между бизнесом и властью решается по первобытному просто. Бизнес идет на поклон к власти и находится в подчиненном положении к ней.

В демократии все сложнее: поскольку власть более открыта, то крупный бизнес старается стать частью этой власти и тем самым пытается зарабатывать на конфликте интересов. Это вполне в стиле пост-советского пространства – поставить «своего» налоговика, лоббировать рост акцизов (например) на импортное топливо, а потом подсчитывать прибыль от собственного производства. «Прикормить» (например) чиновника в минтрансе, который усложнит выдачу разрешений для авиакомпаний, и заработать самому на ограниченности предложений на местном рынке. Думаю, что в этих условных примерах любой читатель сможет по памяти привести несколько случаев из практики, которые подойдут к описанию.

Независимые институты власти и коллективная собственность

Как уже догадался проницательный читатель, я противник того, чтобы в Украине резали олигархов как кроликов в угоду обществу или им самим. Но и отдавать им на откуп финансы, экономику и медийное пространство – определенный шаг назад, к модели дикого капитализма.

У нашего общества есть только два лекарства чтобы ликвидировать перекос в сторону олигархов:

  • сильные и независимые от бизнеса органы власти;
  • мощный фондовый рынок, основанный на качественном корпоративном управлении и уважении к совместной (коллективной) собственности.

В демократическом обществе подавлять олигархические инстинкты могут сильные и независимые от бизнеса органы власти. С другой стороны, сильные органы власти в коррумпированной стране могут наносить больше вреда чем власть, контролируемая олигархами. В Украине очень сложно найти баланс власти. Из всей экономической вертикали исполнительной власти, наверное, большей независимостью сегодня обладает НБУ. И вот сейчас в Украине происходит первая каденция смены власти после реформы системы управления в Центральном банке. Поэтому украинскому обществу и властям предстоит сдать первый экзамен на возможность поддерживать работу действительно независимых органов власти.

Что касается продвинутого фондового рынка и уважения к акционерной собственности и миноритариям, то тут Украина все еще в начале большого пути. Рано или поздно страна должна прийти к тому, что в XXI веке у нас должен быть современный организованный рынок акций, не для галочки, а ставший частью экономики страны. Разбавление собственности олигархов многочисленными миноритариями, инвестфондами и НПФ может со временем избавить страну от чрезмерной зависимости от крупного бизнеса и даже усилить независимость органов власти.

 

Виталий Шапран

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Политэкономия украинского общества — в поисках будущего”

  1. I actually wanted to post a quick message in order to appreciate you for the splendid tactics you are sharing on this website. My rather long internet search has at the end of the day been compensated with beneficial content to talk about with my neighbours. I ‘d tell you that most of us site visitors are quite fortunate to live in a wonderful place with very many lovely professionals with beneficial tips and hints. I feel quite privileged to have discovered your website and look forward to some more awesome times reading here. Thanks once again for everything.

Оставить комментарий