Почему холодная война может быть хуже холодной

Почему холодная война может быть хуже холодной

Разворачивающийся китайско-американский конфликт гораздо менее острый, чем холодная война. Для минимизации последствий потребуется, чтобы обе стороны признали, что во взаимосвязанном мире усилия по укреплению своей собственной позиции становятся самоубийственными, когда они подрывают глобальную стабильность и динамизм.

ГОНКОНГ. В последние годы страх перед новой холодной войной между США и Китаем усиливался. Но напряженность между двумя державами лучше описать как «холодную войну», характеризующуюся не старомодными сферами интересов, посредническими войнами и угрозой «взаимно гарантированного уничтожения», а беспрецедентной комбинацией широкомасштабной конкуренции и глубокой взаимосвязью.

Даже без угрозы ядерного уничтожения, ознаменовавшей «холодную войну», в этой «холодной войне», скорее всего, «проигрыш-проигрыш» — не в последнюю очередь потому, что в сценарии, когда США или Китай начинают получать преимущество друг над другом, проигравший вполне может поступить опрометчиво, чтобы в итоге победить противника. Но беспроигрышный исход также возможен. Что бы ни случилось, эффект отразится на всем мире.

Продолжающаяся торговая война, начатая президентом США Дональдом Трампом летом 2018 года, является ярким примером динамики холодной войны. В то время как Советский Союз был закрытой экономикой, Китай за четыре десятилетия «реформ и открытости» зарекомендовал себя как один из трех крупнейших мировых центров поставок, наряду с США и Германией.

Учитывая, насколько тесно взаимосвязаны американская и китайская экономики — и друг с другом, и с остальным миром — все выиграют, если будет разрешена торговая война. Вот почему недавнее торговое соглашение «первая фаза» является хорошей новостью.

Но следующий шаг остается далеко не бесспорным. Если соглашение нарушается и конфликт продолжает обостряться, то США и Китай могут начать разрывать прямые связи. Однако, учитывая сложность распутывания глобальных цепочек поставок, США и Китай будут оставаться косвенно связанными. Таким образом, в то время как мировая экономика будет изменена, и каждый будет страдать от дополнительных расходов, связанных с ростом торговых трений, формирование совершенно отдельных конкурирующих торговых систем маловероятно.

К сожалению, торговля может быть единственной сферой, в которой нет стратегической конкуренции. Похоже, что США и Китай все чаще применяют подход с нулевой суммой в стиле холодной войны к национальной безопасности, который угрожает вызвать широкомасштабную и чрезвычайно расточительную двустороннюю конкуренцию во всем — от обороны и инноваций до финансов и идеологии.

Подобно гонке вооружений времен холодной войны, такая конкуренция привела бы к тому, что Гарретт Хардин назвал «трагедией общего достояния»: люди злоупотребляют ресурсами, которые им доступны, без учета негативных последствий для общества (включая их самих). Ресурсы, которые США и Китай направят на свою всеобъемлющую конкуренцию, а также те ресурсы, которые другие страны также должны будут потратить, чтобы приспособиться к этой новой стратегической обстановке, уменьшат ценность, создаваемую международной торговлей и инвестициями.

Например, в области технологий китайско-американская конкуренция приведет к появлению двух отдельных инновационных экосистем, каждая из которых имеет свои стандарты и основные технологии.

Это резко увеличило бы расходы на исследования и разработки и увеличило бы риски нанесения ущерба системным сбоям — дорогостоящий шаг назад после десятилетий глобализации.

Такая фрагментация также уничтожит глобальное управление.

Уже напряженные многосторонние институты — Организация Объединенных Наций, Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация, если назвать три наиболее уязвимых — утратили бы свое значение, подрывая мир и стабильность во всем мире. Другие оплоты мировой экономики, такие как платежные системы, также потерпят крах.

Чтобы избежать этого, США и Китай должны предпринять шаги для укрепления доверия, укрепления сотрудничества и повышения политической дисциплины. Это не значит, что они должны договориться обо всем. Скорее, в соответствии с китайской пословицей «никакая дружба не может быть построена без боев», они должны четко и уважительно выражать свои разногласия и честно отстаивать свои соответствующие красные линии.

Например, США должны будут согласиться не оспаривать у Китая его базовую модель роста, его политическую систему или основную идеологию. Это означало бы ограничение привычного подхода к отношениям, пропагандируемых вице-президентом США Майком Пенсом— обвинявшего Китай в 2018г. Стратегическая конкуренция неизбежна, но нужен инструмент или тема для честной игрой. К счастью, есть признаки того, что торговые представители США, по крайней мере, признают идеологические красные линии Китая.

Это не означает, что у Китая нет никаких уступок или что он не хочет их делать. В соответствии с требованиями США и своими собственными долгосрочными целями структурной реформы, страна стремится продолжать открывать свою экономику и финансовую систему. Агрессивное развитие правительством динамичных городских кластеров, таких как район Большого залива, поддерживает эти усилия, равно как и его меры по повышению устойчивости, снижению коррупции, упорядочению бюрократии и решению проблемы неравенства.

Китай также продемонстрировал готовность сотрудничать в поставках глобальных общественных благ, участвуя в многосторонних рамках и соглашениях, таких как Парижское соглашение о климате 2015 года (из которого выходят США). И он использовал свое богатство, чтобы инвестировать в инновации и поддерживать развитие далеко за пределами своих границ.

Холодная война грозит подорвать эти усилия, потому что для того, чтобы противостоять США за столом переговоров, Китаю необходимо прежде всего укрепить свои позиции. Это означает обеспечение того, чтобы сбои, вызванные краткосрочностью США, не представляли долгосрочной системной угрозы Китаю, даже если они наносят ущерб мировой экономике в целом.

Разворачивающаяся холодная китайско-американская война гораздо менее жестока, чем холодная война. Для минимизации последствий потребуется, чтобы обе стороны признали, что во взаимосвязанном мире усилия по укреплению своей собственной позиции становятся самоубийственными, когда они подрывают глобальную стабильность и динамизм. Торговая война бросила этот урок в резкое облегчение. К сожалению, нет оснований полагать, что это было изучено.

 

Эндрю Шэн

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий