Панденомика. Страхи и надежды 2021 года

Панденомика. Страхи и надежды 2021 года

2020-й принес столько потрясений, что будущее теперь явно не будет таким, каким оно нам казалось еще недавно. Попробуем понять, что ждет мировую экономику в 2021-м

Что будет в 2021 году

Прогнозы ведущих мировых экспертов на 2021 год разнообразны, как никогда прежде. Порой найти в них точки пересечения оказывается очень сложно. Разве что в самых общих вопросах — типа «торговый конфликт между США и Китаем будет продолжаться». Мы рассмотрим самые значимые прогнозы и постараемся сделать свои собственные.

Но сперва напомним, что в 2021 год своей обложкой-загадкой попытался заглянуть журнал The Economist.
журнал Экономист
Как обычно, теперь его читатели пытаются разобраться в смыслах, в изобилии заложенных в картинку на обложке.

Судя по всему, эксперты издания пророчат человечеству победу над коронавирусом в этом году и действия США по решению проблемы с иранской ядерной программой. Фондовые рынки продолжат расти, а вот китайская экономика будет погружаться в стагнацию. Инвестиции в зеленую энергетику начнут понемногу сокращаться, но обострится проблема лесных пожаров, в целом потепления климата — и связанных с этим экономических проблем.

Эпоха онлайн-видео, стримов и «Тик-Тока» продолжится; также сохранится раскол в американском обществе.

Растущая нищета и угроза новой рецессии

По данным ООН, из-за глобальной пандемии более 32 млн человек оказались в крайней нищете и вынуждены жить менее чем на $1,9 в день. Это один из итогов года, из которого вырастает целый «куст» прогнозов на год 2021-й. А именно: у людей стало меньше денег на потребительские расходы, что будет сильно бить по частному бизнесу, который, в свою очередь, чтобы выжить, станет требовать преференций от государства. В ООН считают, что в новом году мир столкнется с тяжелейшим гуманитарным кризисом за последние 75 лет. По словам директора Всемирной продовольственной программы Дэвида Бизли, из-за пандемии стало на 40% больше нуждающихся в гуманитарной помощи. Чтобы их накормить, странам потребуется дополнительно выделить в сумме $35 млрд.

И это, оказывается, — только часть гуманитарной катастрофы. За последние четыре года число людей, которым грозит смерть от голода, достигло 135 млн человек. Сейчас этот показатель из-за коронавируса вырос вдвое — до 270 млн. Чтобы помочь им всем, нужны еще большие средства, отметил Бизли. Он также призвал богатые страны помочь развивающимся в борьбе с COVID-19 и сделать вакцины общедоступными.

А на специальной сессии Генассамблеи ООН Бизли спрогнозировал рост числа голодающих в Латинской Америке на 269%, в Восточной и Центральной Азии — на 135%, а в Африке — на 90%. Это Украине голод не грозит, но на мировую экономику такое количество нуждающихся в помощи людей не повлиять просто не может.

В свою очередь генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш на форуме Нобелевской премии мира 11 декабря заявил, что социально-экономические последствия пандемии коронавируса огромны и продолжают множиться, так что мир в 2021 г. столкнется с крупнейшим экономическим спадом за последние 80 лет.

«Мы стоим перед лицом сильнейшей глобальной рецессии за восемь десятилетий. Растет уровень крайней бедности и угрозы голода, — предупредил он. — К такой ситуации привели уже существовавшие неравенство и несправедливое устройство общества, которые выявила пандемия».

Гутерриш отметил, что уже причиненный ущерб не способна исправить никакая вакцинация, а также назвал происходящее глобальной угрозой, на которую страны не выработали совместного ответа, хотя Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предоставляла всю необходимую информацию для борьбы с инфекцией.

В свою очередь в банке Barclays акцентируют внимание на обострении ряда глобальных противоречий, в том числе быстрое ухудшение американо-китайских отношений. По мнению аналитиков, из-за второй волны COVID-19 траектория глобальной экономики может пойти по W-образному пути, когда за начавшимся восстановлением последует новая рецессия. Восстановительный рост мировой экономики может быть отложен до конца 2021 г. Введенные ограничения могут замедлить экономическую активность в Европе и негативно отразиться на занятости и на реальных доходах населения.
бедность в мире

Согласны в банке и с оценками ООН, что бедняков в мире становится все больше и больше. До 2020 года по всему миру количество людей в такой нищете (она высчитывается по монетарному доходу, натуральное хозяйство и нерыночные способы самообеспечения тут не рассматриваются) падало. В основном — за счет сокращения числа бедняков в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе (синим цветом). В 2020 году из-за резкого падения доходов и закрытия компаний, сокращений в странах Южной Азии (бежевым) и Суб-Сахарной Африки (зеленым), людей в нищете стало сильно больше.

«Вертолетные деньги» и усиление Китая

По мнению экспертов Deutsche Bank лучше жить в ближайшее время мы не станем. В 2021 г., возможно, наступит новая эпоха в истории человечества, которую будет определять понятие «беспорядка».

В докладе, подготовленном стратегом банка Джимом Ридом и его коллегами, говорится, что новая эпоха будет характеризоваться возвышением экономики Китая над США и сопутствующей напряженностью в отношениях между ними, продолжением роста глобального долга, политикой «вертолетных денег» от центробанков и усилением миллениалов (вступивших во взрослую жизнь в XXI веке) и более молодых поколений, в том числе с точки зрения их электорального веса.

Беспорядок будет определять новую эпоху, по крайней мере в течение десятилетия или больше. «Не всякий беспорядок является плохим, — признают в Deutsche Bank. — Мы должны подчеркнуть, что наступление нового времени не следует воспринимать как причину отказываться от покупки финансовых активов, поскольку новая эпоха принесет масштабные интервенции монетарных властей и ликвидность. Но если предыдущая эпоха глобализации ассоциировалась с рекордным совокупным ростом цен на активы, то «век беспорядка» несет угрозу текущим глобальным оценкам, особенно в реальном выражении».

Эпоха беспорядка будет характеризоваться по меньшей мере восемью темами:

  • ухудшение отношений США и Китая по мере усиления экономического веса Пекина;
  • момент истины для Европы: пандемия COVID-19 придала новый импульс интеграционным процессам, но есть вероятность, что Европа останется в состоянии экономической стагнации с перспективой политической фрагментации;
  • дальнейшее увеличение долгов и распространение политики «вертолетных денег» в качестве монетарного мейнстрима;
  • вероятный рост инфляции вследствие фискально-монетарной экспансии;
  • усиление экономического неравенства на первых порах постковидной эпохи, но в дальнейшем — разворот этого тренда: государства начнут взимать больше налогов с богатых;
  • ужесточение конкуренции между поколениями: миллениалы и более молодые люди к 2030 г. догонят старшие поколения по численности, что позволит им определять результаты демократических выборов;
  • рост глобальной озабоченности вопросами климата;
  • новая технологическая революция.

Уже позже был обнародован также проведенный аналитиками Deutsche bank опрос международных управляющих. Он показал, что их, прежде всего, беспокоит:

  • во-первых, новый всплеск безработицы, которая станет структурной проблемой из-за трансформации рынка труда;
  • во-вторых, массовая бедность и беспорядки, которые могут принципиально изменить нынешнюю политику перераспределения ресурсов.

Ну, а главными рисками в наступающем 2021 г. ведущие мировые топ-менеджеры назвали: мутацию вируса, провал вакцинации; и переход многих стран на всеобщий базовый доход.

Надежды на глобальную торговлю

После начала пандемии COVID-19 многие аналитики (признаться, мы в «ДС» тоже) предсказывали свертывание глобализации и рост контроля национальных властей над экономиками. «Деглобализация», «регионализация», — эти термины звучали все чаще и красиво обосновывались.

Но теперь Национальное бюро экономических исследований (NBER) США в своем докладе доказывает, что пандемия COVID-19 не приведет к серьезным негативным последствиям для глобализации.

«Темпы глобализации действительно замедлились в последнее время по сравнению с предыдущими десятилетиями…, однако трудности отдельных компаний, которые принято считать доказательством деглобализации во время пандемии COVID-19, не отражаются на общей статистике», — заключает Пол Антрас, автор исследования, профессор экономики в Гарвардском университете.

Он пришел к выводу, что соотношение объема торговли и мирового ВВП (это один из основных индикаторов глобализации) остается стабильным в течение последних лет, а доля мигрантов в общем количестве населения в 2018 г. достигла наивысшего показателя с 1990-х. Что касается ущерба торговле от COVID-19, то его экономист посчитал временным, так как объем торговли шел вверх, как только правительства ослабляли локдаун, а значит, серьезных последствий для глобализации из-за пандемии ждать не следует, по крайней мере в ближайшем будущем.

Антрас проследил колебания объема мировой торговли во время пандемии, приняв за точку отсчета показатели августа 2019 г. в годовом выражении. Оказалось, что к маю 2020-го объем мировой торговли сократился на 17,6% по сравнению с базовым значением, но в июне, июле и августе 2020-го этот показатель стал быстро расти. В итоге к августу сокращение объемов торговли в годовом выражении составило всего 4,4%. К октябрю объем мировой торговли вернулся на уровень января 2020-го, опережая темпы роста ВВП.

Отсюда вывод: восстановительная динамика роста торговли свидетельствует о том, что вызванный пандемией спад не будет носить долгосрочного характера.

Антрас приводит два основных объяснения, почему COVID-19 не привел к уменьшению торговой интеграции. Во-первых, производители слишком глубоко интегрированы в цепочки глобальной стоимости и не готовы отказываться от наработанных контактов с зарубежными поставщиками. Во-вторых, карантинные ограничения причинили больший урон не производству, а сектору услуг. При этом отношение объема мировой торговли услугами к мировому ВВП существенно ниже, чем торговли товарами.

Даже учитывая неопределенность по поводу того, насколько будет эффективна вакцина от COVID-19, стоит исходить из того, что шок от пандемии окажется более кратковременным, чем рецессия 2008 г., убежден Антрас. Просто потому, что компании не готовы отказываться от международных связей и концентрироваться на внутреннем рынке.

Куда большую угрозу глобализации представляет такой политический фактор, отмечает Антрас, как нарастание напряженности между США и Китаем — двумя крупнейшими мировыми экономиками.

Напомним, что на это же указывает в своем прогнозе и Deutsche Bank.

Нефть: небольшой всплеск

И еще один «узкий», но очень важный прогноз — по ценам на нефть. В Управления энергетической информации США (EIA) считают, что в 2021 г. можно ожидать снижения запасов нефти за счет роста мирового спроса и выполнения условий сделки ОПЕК+. Это приведет к тому, что глобальное потребление нефти и жидкого топлива в среднем вырастет на 5,8 млн барр./сут. до 98,2 млн барр./сут., и оно все равно не дотянет до докризисных значений: в 2019-м среднесуточное потребление нефти достигало 100,1 млн баррелей.

Ситуация с коронавирусными ограничениями в мире по-прежнему будет определять цену на нефть в 2021-м.

А по данным RBC Capital Markets, в 2021 г. среднегодовая цена на нефть WTI составит $51,5 за баррель, а Brent — $54,5. В 2022 г. — $57 и $60 соответственно.

Это пока самый оптимистичный прогноз, обычно аналитики дают для Brent коридор $44-50 в 2021 г.

Уже со второй половины 2021 г. Ливия дополнительно будет добывать 0,5 млн. баррелей в сутки, а Иран, если США облегчат санкции, еще 1,5-2 млн баррелей. При этом $54-56 для сорта WTI — это та планка, после которой с временным лагом в 3-4 месяца начинается вывод из спящего состояния американских месторождений сланцевой нефти. А дальше — рост сланцевой добычи (вероятно, на 0,3-0,5 млн баррелей в сутки дополнительно).

Тем не менее, даже у самых оптимистичных аналитиков есть понимание того, что рынок вряд ли уже увидит цены на нефть выше $60-65 за баррель.

Шокирующий, но не невероятный прогноз

Датский Saxo Bank опубликовал свою традиционную десятку шокирующих прогнозов на следующий год. Так, в 2021-м банк ожидает уничтожение фейковых новостей с помощью блокчейна, покупку Кипра компанией Amazon и негативного влияния успешной вакцинации от COVID-19 на состояние крупного бизнеса. То есть банк, как обычно, рассматривает серию маловероятных и недооцениваемых событий, из-за которых финансовые рынки может накрыть мощной ударной волной. Также, по мнению аналитиков, Китай может выпустить цифровую версию юаня на блокчейне, а предоставление иностранцам полного доступа к китайским рынкам капитала ослабит главный аргумент иностранных инвесторов против использовании юаня для торговли и инвестирования — сомнение в его ликвидности. Практически уйдет риск оттока капитала и незаконного вывода средств из страны.

Кроме того, в Saxo Bank также предсказывают запустение больших городов. Ему поспособствуют устранение лишних рабочих мест из-за развития технологий, вероятное введение базового безусловного дохода и массовый переход на удаленную работу (после пандемии она станет привычной) — все это обрушит цены на коммерческую недвижимость, включая также магазины и рестораны, заточенные под обслуживание офисных работников.

Штрихи к портрету мировой экономики от «ДС»

Нам самим хотелось бы обратить внимание на пару моментов, не отраженных в приведенных выше прогнозах. Один из них — это неравномерность экономического ущерба от COVID-19 как угрожающий фактор для экономики. Наибольшие издержки во время пандемии понесли малообеспеченные слои населения и развивающиеся страны, что ослабляет поддержку открытости в торговле. Иначе говоря, разрыв в доходах создает почву для изоляционизма. Политики-популисты заявляют: давайте ограничим импорт, будем сами производить товары и тогда у всех будет работа и деньги. Но это простое решение сложных проблем. Однако в такие тяжелые периоды, как сейчас, к сожалению, простые рецепты находят больший отклик у людей.

Второй важный момент: 2021 г. может сильно ударить по мировым IT-гигантам. В зените славы они оказались богаче многих национальных государств и начали соперничать с ними по влиятельности. Но власть не любит такого соперника, как бизнес. И вот уже Китай, следуя примеру европейских и американских властей в отношении цифровых гигантов, официально обьявил о начале антимонопольного расследования против компании Alibaba, обвинив Джека Ма и его подчиненных в «поведении, направленном на создании монополии». Как известно, в США Конгресс уже начал аналогичные действия против Facebook, предложив корпорации отказаться от Instagram и What’s App. Аналогичные претензии предъявляются Apple, Amazon, Google. В Европе тоже требуют ограничить влияние гигакорпораций на повседневную жизнь граждан, а также, естественно, поделиться доходами.

Получается, власти наконец-то пришли к необходимости ограничения цифровых монополий и перераспределения их сверхдоходов ради регулирования социальной стабильности. То, что это стало происходить в мире повсеместно — в США, Европе, Китае — говорит об осознанном выборе, консенсусе властей стран всего мира, а их действия начались практически одновременно, чтобы не ставить под угрозу статус-кво в мировой конкурентной системе (когда только одна страна ограничивает свою монополию, тем самым ставя под угрозу свои лидирующие позиции на мировых рынках).

 

Дмитрий Прокопенко

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий