П.Кругман. Uber становится частью политических дебатов

pic

ФОТО MICHAEL APPLETON FOR THE NEW YORK TIMES Нью-йоркские водители Uber протестуют против введения новых ограничений у здания Комиссии по такси и лимузинам.

ПРЕДЫСТОРИЯ: Экономика по вызову Всего за пять лет сервис Uber превратился из маленького стартапа в гиганта индустрии такси, а его стоимость оценивается в 51 млрд долл.Тем не менее критики утверждают, что грандиозный рост этой компании (Uber работает в сотнях городов в более чем 50 странах) происходил за счет водителей, которые получают слишком мало и лишены многих социальных гарантий. В США и других странах Uber классифицирует своих водителей как независимых контракторов, а не как сотрудников, что позволяет компании не платить им минимальную почасовую зарплату. А поскольку служба работает по вызову, водителям платят только когда пользователи приложения заказывают поездку. Uber также конкурирует с Lyft (еще одним приложением для вызова машин), а также с местными службами такси, так что ему удалось снизить тарифы. По заявлениям представителей компании, их водители в США зарабатывают примерно 19 долл. в час. Невероятный рост Uber, а также озабоченность по поводу статуса его водителей сделали компанию предметом политических дискуссий в США. Республиканцы принялись хвалить этот сервис за то, что он перевернул традиционный рынок услуг такси и предоставляет своим пользователям возможность быстро и недорого добраться в нужное место. Демократы в целом вели себя более сдержанно, хотя некоторые хвалили инновационный дух Uber, другие выражали опасения относительно того, чем чреват для американских трудящихся успех этой компании. Например, Хиллари Клинтон, которая стремится стать кандидатом в президенты от Демократической партии, недавно отметила в своей речи, что «эта «экономика по вызову» открывает потрясающие возможности и стимулирует инновации, но она также ставит серьезные вопросы о защите интересов трудящихся и о том, как будет выглядеть хорошая работа в будущем». Тимоти Ли, редактор Vox, отметил недавно в своей статье, что «Uber наиболее популярен в больших городах, где не у каждого есть машина и много избирателей-демократов. Но это отчасти стало причиной, по которой республиканцы решили говорить о сервисе Uber. Это способно привлечь молодых городских профессионалов, которые тяготеют к демократам в культурном плане, но могут заинтересоваться экономическими инициативами Республиканской партии».


Вам, возможно, не приходило в голову, что служба такси может оказаться в центре наших политических дебатов. И все же Uber стал на удивление важной политической темой в США. Почему так получилось?

Ну, Uber на самом деле привнес две вещи на рынок услуг такси. Первая – смартфоновая революция: теперь, чтобы вызвать машину, достаточно несколько раз прикоснуться пальцем к экрану, а не стоять под дождем, размахивая руками и проклиная парня, выскочившего за полквартала перед вами и перехватившего такси, которое вы пытались остановить.

Другой важный момент заключается в том, что водители Uber – свободные контракторы, а не штатные сотрудники, что избавляет компанию от необходимости соблюдать большинство правил, защищающих права трудящихся.

И именно этот второй аспект привел к серьезному политическому расколу.

С одной стороны, республиканцы стремятся лишить работников максимального числа социальных гарантий. Поэтому, с их точки зрения, наплевательское отношение Uber к водителям – то, что нужно, независимо от технологий.

С другой стороны, мы недавно наблюдали появление так называемого нового либерального консенсуса, который утверждает (на основании многочисленных фактов), что заплаты не так сильно зависят от спроса и предложения, как мы думали прежде, и что государство может и должно заставлять работодателей платить больше. Если вы конгрессмен и придерживаетесь именно таких взглядов, то вы не захотите, чтобы работодатели все испортили, заявляя, что они на самом деле никакие не работодатели.

Наверняка можно отделить одно от другого – продвигать новые технологии, не ущемляя интересы трудящихся. Но прогрессистам следует над этим хорошенько поработать и не позволять, чтобы их изображали как противников инноваций.

Уолл-стрит теперь ненавидит демократов

Джонатан Аллен недавно отметил на страницах Vox, что Хиллари Клинтон, которую левые иногда высмеивают за заигрывание с Уолл-стрит, на самом деле получает от финансистов куда меньше денег, чем можно подумать.

В своей статье (читайте ее здесь: bit.ly/1VNz3MS) Аллен отмечает, что, когда ее муж был президентом, Клинтон была известна своей антипатией по отношению к финансистам, что может отчасти объяснять нынешнее положение вещей. Но также важно рассматривать все это в контексте общего негативного отношения финансовых кругов к демократам. В 2004 году накануне президентских выборов, исход которых был неясен, представители финансовой индустрии и страхования разделили свои пожертвования практически поровну между двумя партиями.

Однако в 2012 году они дали республиканцам в два раза больше денег, чем демократам.

Причина, конечно же, – финансовая реформа. Любой, кто говорит, что эти реформы ничего не дали и нет разницы между политическими партиями, должен проследить за деньгами, которые явно заметили очень большую разницу.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Сила маркетинга

Это не компания Uber изобрела приложения для вызова такси. Я пользовался аналогичными сервисами на BlackBerry и других телефонах с 2007 или 2008 года в городах вроде Берлина, Парижа и Лондона. Uber стал глобальной силой, просто потому что это американская компания, а значит, она умеет с помощью маркетинга преподнести себя как великого инноватора.

– A. Taras, Австрия

Г-н Кругман, вы упустили два момента. Во-первых, хотя с юридической точки зрения отношения Uber с водителями отличаются от обычных компаний такси, водители в обеих ситуациях считаются независимыми частными предпринимателями. Технически они не являются наемными работниками.

Во-вторых, годами многие города относились к такси и отелям как к дойным коровам. Финансовое бремя, которое несли эти фирмы, заставляло такси и отели повышать цены.

Сейчас Uber, Airbnb и аналогичные сервисы бросают вызов статус-кво, и поэтому они пользуются широкой поддержкой.

– Tom Warner, Нью-Йорк

Если главное преимущество сервисов вроде Uber заключается в том, что они удобны для потребителей, то нет причин, чтобы компании такси не внедряли у себя аналогичные приложения для смартфонов.

– Peter Czipott, Калифорния

Г-н Кругман, обычные республиканцы не поддерживают идею разрушения существующей системы защиты трудящихся. Водители Uber сами решили быть независимыми контракторами.

Но, я полагаю, вы не одобряете такой выбор.

– B., Калифорния

Uber не отличается от других компаний, в которых владельцы ищут способы больше заработать за счет снижения расходов на рабочую силу.

И для тех, кто думает, что все дело в интеллектуальной собственности: программное обеспечение, которое использует Uber, несложное. Код для него могут написать даже 16-летние подростки. Все дело в деньгах и ресурсах, чтобы начать бизнес.

– Jeff M., Коннектикут

Полагаю, что главный вопрос в том, как построена система такси. В Германии таксисты должны пройти медицинскую комиссию и другие испытания, прежде чем их посчитают годными к перевозке других людей.

И, конечно, таксистам платят, даже когда им некого перевозить, а те, в свою очередь, делают взносы в государственную пенсионную систему. Кроме того, редкий случай, чтобы машина, используемая в таксомоторных компаниях, была старше трех-четырех лет.

Но когда компания Uber захотела работать в Германии, насколько я понимаю, от водителей не стали требовать прохождения каких-либо проверок или уплаты соответствующих налогов, и они могли при желании работать на стареньком Fiat Punto. Так что все это походило на операцию на черном рынке, угрожающую качеству услуги в целом. Вот почему Uber здесь закрыли.

– Volker Hetzer, ФРГ

Что такое Uber как не образец программного обеспечения? Нет никаких причин, которые помешали бы рабочим создать кооператив, нанять кого-нибудь, чтобы разработать похожее приложение и делать то же самое, не платя Uber ни копейки. Uber просто извлекает выгоду из технологического невежества рабочей силы, которое легко исправить.

– S., Нью-Йорк

Источник.


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий