П.Кругман. Политические последствия брекзита


Политические последствия брекзитаJULIUS; DENMARK/CARTOON ARTS INTERNATIONAL/THE NEW YORK TIMES SYNDICATE

 

ПРЕДЫСТОРИЯ: ВЕЛИКОБРИТАНИЯ РЕШАЕТ УЙТИ 23 июня британцы проголосовали за выход из ЕС, шокировав аналитиков и политиков по всему миру. Итог референдума, известного как «брекзит», тут же повлек финансовые последствия для Великобритании. Всего через несколько дней после голосования фунт стерлингов продемонстрировал самое большое в истории падение за сутки, а рейтинговое агентство Standard&Poor’s понизило на две ступени кредитный рейтинг страны. Референдум также взбудоражил мировые фондовые биржи, спровоцировав крупные распродажи. Британская экономика сильно зависит от банковского сектора, сердце которого находится в Лондоне – возможно, важнейшего финансового центра в мире. Теперь брекзит вызвал серьезные сомнения: а сохранит ли Лондон беспрепятственный доступ на общий европейский рынок? Брекзит привел к политическому кризису в Британии. Премьер Дэвид Кэмерон обещал подать в отставку в этом году, переложив задачу по ведению переговоров о выходе из ЕС на плечи преемника. А противоборствующие фракции в Консервативной партии – группа, связанная с бизнесом, выступавшая за сохранение страны в составе ЕС, и националистическое крыло, призывавшее уйти из ЕС, – сейчас ведут борьбу за контроль над партией. Сторонники выхода из ЕС сплотились вокруг экс-мэра Лондона Бориса Джонсона. В ходе кампании Джонсон ездил по стране на автобусе с лозунгом «Мы посылаем ЕС 350 млн фунтов еженедельно. Давайте лучше потратим это на нашу ГСЗ», то есть государственную систему здравоохранения. Однако аналитики признают: это – нереалистичная цифра, и ряд известных сторонников выхода из ЕС начали отказываться от обещаний профинансировать государственную систему здравоохранения, как и от других заявлений, звучавших до голосования.


Есть много людей, которые заслуживают осуждения в связи с брекзитом, – от премьер-министра Дэвида Кэмерона, который может войти в анналы истории как человек, рискнувший будущим Европы и собственной страны ради сиюминутной политической выгоды, до злодеев – редакторов британских таблоидов, которые постоянно потчевали публику разным враньем.

Несмотря на это, я не так сильно напуган брекзитом, как можно было бы ожидать. Его экономические последствия будут плохими, но не такими плохими, как утверждают многие. Политические последствия могут оказаться куда более тяжелыми, но многие из этих негативных моментов, вероятно, дали бы о себе знать, даже если бы победили сторонники членства в ЕС.

Начнем с экономики. Да, в результате брекзита Великобритания станет беднее. Трудно точно оценить последствия для торговли, но они точно будут очень серьезными. Действительно, нормальные тарифы в рамках ВТО (или тарифы, которые такие члены ВТО, как Великобритания, США и ЕС, накладывают на экспорт друг друга) низки, а другие традиционные ограничители торговли используются относительно умеренно. Однако все, что мы наблюдали в Европе и Северной Америке, указывает на то, что гарантии доступа на рынок имеют большое значение для привлечения долгосрочных инвестиций, ориентированных на трансграничную торговлю. Исчезновение этих гарантий со временем приведет к снижению объема торговли, даже если не будет никакой торговой войны. А в результате производство в Великобритании снизится.

Впрочем, прямо сейчас все рассуждают о финансовых последствиях – обвале рынков, рецессии в Великобритании и, возможно, по всему миру. Я ничего подобного не наблюдаю.

Верно, что фунт сильно упал по сравнению с обычными ежедневными флуктуациями. Но для тех из нас, кто привык работать с развивающимися странами, это падение не такое уж большое. На самом деле оно не такое большое даже по сравнению c относительно недавними историческими эпизодами в самой Великобритании. В ходе кризиса 70-х годов фунт потерял треть стоимости, а в 1992 году он упал на четверть, когда Великобритания решила выйти из Европейского механизма валютных курсов. Когда я писал эти строки, он упал всего на 8%.

Более того, Великобритания – это страна, которая берет займы в собственной валюте, так что ей не страшен классический кризис неплатежей, вызванный девальвацией валюты, то есть Великобритания совсем не похожа на Аргентину, где падение песо стало катастрофой для компаний и потребителей, бравших кредиты в долларах.

Если вы опасались, что страхи по поводу брекзита приведут к бегству капитала и росту процентных ставок, то пока нет признаков ни того, ни другого.

Верно, что мировые биржи отреагировали спадом, так же, как и процентные ставки по всему миру, предположительно отражая опасения по поводу экономической слабости, которая заставит центральные банки проводить очень вольную монетарную политику. Откуда берутся эти страхи?

Один из возможных ответов заключается в том, что неопределенность может привести к снижению объемов инвестиций. Мы не знаем, чем обернется процесс брекзита, и я могу себе представить, как директора компаний решают повременить с тратами до прояснения обстановки.

Более серьезной проблемой могут стать страхи по поводу ужасных политических последствий как для Европы, так и для Великобритании, а это значит, что мы должны плавно перейти к политике.

Очевидно, что Европейский проект (все усилия, направленные на поддержание мира и создание политического союза на базе экономической интеграции) находится в большой беде. Брекзит, вполне возможно, является только началом, поскольку популистские, сепаратистские и ксенофобские движения набирают силу по всему континенту. Надо еще добавить сюда слабость европейской экономики, которая чревата затяжной стагнацией или перманентной депрессией малой интенсивности, провоцируемой такими вещами, как демографический спад, сдерживающий инвестиции. Множество людей сейчас очень пессимистично настроены относительно будущего Европы, и я разделяю их опасения.

И эти опасения не исчезли бы, даже если бы избиратели проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС. Главные ошибки заключались в следующем: введение евро без тщательного анализа того, как единая валюта поведет себя в условиях отсутствия единого правительства, восприятие еврокризиса как моральной проблемы, созданной безответственными южными европейцами, и свободное перемещение рабочей силы между странами с разным уровнем дохода без анализа того, как это все будет работать. Брекзит – это симптом этих проблем и потери доверия, которая стала их следствием. (Эта потеря доверия привела к тому, что еврокризис способствовал брекзиту, даже несмотря на то, что Великобритании хватило здравого смысла не переходить на евро.)

Настоящий дополнительный ущерб (которого не было бы, если бы не политические просчеты Кэмерона) был нанесен внутри самой Великобритании.

Я, конечно, не эксперт в этих вопросах, но очень похоже, что брекзит приведет к активизации самых худших политических сил и развалу Соединенного Королевства.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Пора переосмыслить Евросоюз

Я проголосовал за брекзит, поскольку считаю, что институты ЕС действовали недемократическим образом.

Например, чиновники ЕС не прислушались, когда Греция страдала из-за урезания расходов, и они не проявили сочувствия по поводу высокой безработицы среди молодежи по всей Европе. Официальные лица также не переживают по поводу нерегулируемой иммиграции, которая сказывается на качестве госуслуг здесь, в Великобритании.

Тем не менее я не особо радуюсь результатам референдума. Я беспокоюсь о будущем и последствиях, которые наше решение будет иметь для моих детей и будущих внуков.

– Andrew, Великобритания

Мой округ в Лондоне проголосовал за то, чтобы остаться в ЕС, так что мы довольно сильно расстроены. Этот жуткий референдум был совершенно не нужен.

– Andrew, Великобритания

У меня две ученых степени, и я принадлежу к британскому среднему классу. Я голосовал за брекзит, и теперь меня обвиняют в расизме, необразованности и невежестве.

Я голосовал за выход, потому что ЕС – недемократическая, дорогостоящая, раздутая и все более авторитарная структура.

Я надеюсь, что брекзит заставит ЕС хорошенько задуматься.

– Без имени, Великобритания

Мне интересно посмотреть, какие последствия будет иметь брекзит для такого монолита, как ЕС.

Приведет ли он к реформам? Осознают ли наконец европейские неоаристократы, что подобный подход к любому вопросу будет иметь серьезные последствия? Поймут ли они, что их подход на руку ксенофобам, мечтающим отказаться от беспрецедентной трансевропейской кооперации и вернуться на 70 лет назад?

– M., Канада

Я надеюсь, что переговоры после брекзита будут вести люди с холодной головой. Этот референдум может стать шоком для ЕС, необходимым для реальных перемен.

– Без имени, Великобритания

Те из нас, кто голосовал за брекзит, – не мракобесы. Нас сбили с толку политики, которые отрицают вызовы, создаваемые масштабной иммиграцией.

– G.P., Великобритания

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий