П.Кругман. Неубедительные экономические аргументы об итогах брекзита

Неубедительные экономические аргументы об итогах брекзита
ФОТО ANDREW TESTA FOR THE NEW YORK TIMES.
Противник брекзита на демонстрации в Лондоне.

ПРЕДЫСТОРИЯ: Последствия под вопросом. После того как в прошлом месяце Великобритания проголосовала за выход из ЕС, она столкнулась с серьезной экономической неопределенностью. Многие полагают, что брекзит приведет в долгосрочном периоде к негативным последствиям, есть разногласия относительно его последствий и в краткосрочном периоде. Сразу после голосования экономические индикаторы давали противоречивую картину. Фунт упал по отношению к доллару с 1,49 до 1,33, а акции британских банков резко просели. Тем не менее через несколько дней британский биржевой индекс F.T.S.E. 100 оправился после первоначального падения и достиг самого высокого уровня с августа прошлого года. Джон Ван Ринен, директор Центра экономических показателей Лондонской школы экономики, заявил New York Times, что неопределенность, вызванная брекзитом, может скоро спровоцировать рецессию в стране. «Мы оказались в ситуации, когда бизнес не хочет принимать новое решение или инвестировать, потому что не уверен в будущем, – сказал Ван Ринен. – Немедленным следствием этого будет снижение инвестиционной активности, снижение найма. Сразу же начнется замедление темпов роста». Лоуренс Саммерс, бывший министр финансов США, утверждает в своем блоге, что краткосрочные экономические последствия могут быть неоднозначными. «Для Великобритании экономические последствия будут двоякими, – написал он. – С одной стороны, был нанесен серьезный удар по доверию, по будущему единству и в перспективе по торговле. С другой стороны, британская валюта стала более конкурентоспособной, и будет изобилие ликвидности». Саммерс также отметил, что спад на итальянском и испанском фондовых рынках был почти в два раза сильнее, чем в Великобритании. Он утверждает, что «в некотором смысле у Европы перспективы могут быть хуже, чем у Соединенного Королевства. Ряд стран могут заразиться идеей «популистского выхода из ЕС».


Дискуссия о брекзите и его последствиях беспокоит меня. Cчитаю брекзит трагедией, которая в долгосрочном периоде нанесет серьезный вред экономике. Однако мы постоянно слышим от экономистов, что он будет иметь крайне негативные последствия в краткосрочном периоде. И это утверждение выглядит сомнительным.

Если точнее, то оно не согласуется со стандартной макроэкономикой, но его преподносят так, будто все наоборот. И я опасаюсь, что перед нами пример анализа на основе предубеждений, что может в итоге нанести удар по репутации экономистов.

Давайте посмотрим с самого начала: брекзит почти наверняка негативно отразится на британской торговле. Даже если в итоге страна заключит с ЕС примерно такое же соглашение, как Норвегия, утрата гарантированного доступа на европейский рынок повлияет на решения фирм относительно инвестиций и уменьшит товаропотоки.

Уменьшение объемов торговли, в свою очередь, сделает британскую экономику менее продуктивной и более бедной. Нужны героические усилия, чтобы назвать конкретную цифру, но снижение доходов на 2–3% представляется вполне вероятным.

Чем дальше, тем хуже: так утверждает стандартная экономика.

Но как насчет предупреждений, что брекзит приведет к рецессии в Великобритании или по крайней мере к резкому замедлению роста в краткосрочном периоде? Откуда берутся эти предупреждения?

Торговые аргументы касаются стороны предложения: снижение объемов торговли означает снижение производства, а значит, сокращение производственных мощностей. Однако тот тип рецессии, о котором мы здесь говорим, связан со спросом – спад, вызванный недостаточными тратами. И почему такое должно произойти?

Насколько я могу судить, сценарий с рецессией (или по крайней мере с замедлением роста) основан на двух не совсем ясных предположениях: идее, что неопределенность помешает инвестициям и, возможно, скажется на потреблении и идее, что повышение предполагаемых рисков ухудшит финансовые условия. Давайте теперь их рассмотрим.

Относительно первой идеи можно сказать, что брекзит действительно усиливает неопределенность, но разве это непременно плохо с точки зрения инвестиций? Это совсем не вытекает из теории: компании на самом деле могут инвестировать даже больше перед лицом неопределенности, чтобы прикрыть свои тылы. Так почему же тогда легко принимается на веру тезис о том, что неопределенность негативно скажется на инвестициях?

Отчасти, я подозреваю, это своего рода игра слов. Когда бизнесмены говорят о «возросшей неопределенности», они на самом деле имеют в виду более высокую вероятность чего-то плохого. И, наверное, это имеют в виду люди, которые пишут о возросшей неопределенности в связи с брекзитом.

Однако в этом случае мы говорим, что плохие вещи случатся, потому что фирмы будут верить в возросшую вероятность чего-то плохого. Это циклическое мышление.

Я также хочу отметить, что любое крупное политическое решение порождает неопределенность, поскольку никто не знает, чем все обернется. Так почему же мы не слышим предупреждений о грядущей рецессии, когда страны объявляют о либерализации торговли, или приватизации, или реформах рынка труда? Аргумент, что «неопределенность уменьшает инвестиции», похоже, применяется избирательно, только в отношении той политики, которая не нравится экономистам по другим причинам.

А как насчет аргумента, что брекзит ухудшит финансовые условия и приведет к увеличению распределения риска? Это еще один циклический аргумент – что-то плохое должно произойти, поскольку инвесторы будут ждать этого.

Другими словами, аргументы в пользу масштабных потерь в долгосрочной перспективе довольно слабы. Экономист, который бы попытался использовать подобные аргументы, чтобы выступить за или против какой-либо политики, в большинстве случаев столкнулся бы с резкой критикой в свой адрес. Но в данном случае мы наблюдаем практически консенсус в плане принятия этих слабых аргументов. Почему?

Найджел Фарадж, бывший лидер Партии независимости Соединенного Королевства и главный сторонник брекзита, празднует победу после референдума.
Найджел Фарадж, бывший лидер Партии
независимости Соединенного Королевства и главный
сторонник брекзита, празднует победу после
референдума

Ну среди части экономистов есть тенденция снижать свои интеллектуальные стандарты, когда дело касается торговли, своего рода ощущение, что для защиты свободы торговли можно себе позволить мыслить неряшливо. Например, распространены утверждения, что либерализация торговли способствует созданию рабочих мест, хотя они и не основываются ни на какой стандартной модели. Как я уже писал ранее, некоторые выпады против экономических идей Трампа (которые и впрямь ужасны) страдают неаккуратностью с интеллектуальной точки зрения. Иногда с лету делаются очень странные предположения (например, что пошлины снизят расходы на импортные товары, но средства не будут тратиться на отечественную продукцию).

Подозреваю, то же самое происходит и в случае с брекзитом. У экономистов есть все основания считать, что брекзит нанесет вред в долгосрочном периоде, и они испытывают сильное искушение сделать свои прогнозы более броскими за счет сомнительных предсказаний относительно того, что будет происходить в краткосрочном периоде. А тот факт, что подобным образом поступают очень многие уважаемые люди, придает этим сомнительным заявлениям правдоподобность, которой там на самом деле и не пахнет.

К сожалению, такие вещи, помимо того что они плохи сами по себе, могут еще и аукнуться в будущем. Уже сейчас рост стоимости британских активов, которая превысила уровень до брекзита, провоцирует критику в адрес экономистов и их предупреждений.

Извините, ребята, интеллектуальная неряшливость – всегда порок, невзирая на мотивы.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Это вопрос экономики, инвесторов и политики

Вы все правильно пишете, г-н Кругман. Даже я, не будучи экономистом, понимаю, что за шумихой вокруг брекзита в значительной степени кроются эмоции, и это заставляет скептически относиться к тому, что говорится.

– AlexS., Нью-Йорк

Я не разделяю вашего оптимизма. Британская экономика очень зависит от прямых иностранных инвестиций, гарантированного доступа к рынку ЕС и нефти из Северного моря.

Эти факторы играют огромную роль в создании богатства в Великобритании, и все они под угрозой.

Если отбросить в сторону краткосрочные колебания, то иностранные инвестиции переориентируются на континент задолго до того, как закончится двухлетний период переговоров о выходе из ЕС. И есть реальная вероятность того, что Шотландия выйдет из Соединенного Королевства, забрав с собой североморскую нефть и налоги.

– Andy, Франция

Я был в шоке, когда увидел, что власть в Великобритании почти совсем лишена мудрости. И если вы считаете, что во всем виновата правящая партия, то знайте, что оппозиция выглядит еще более некомпетентной.

– Peter, Великобритания

Г-н Кругман, вы упускаете и виду многочисленные негативные последствия для экономики, которые могут быть вызваны политическими процессами.

У ЕС есть серьезные мотивы, чтобы усложнить жизнь Великобритании и тем самым исключить подобные ситуации в будущем. Например, ЕС может занять жесткую позицию, когда дело дойдет до обсуждения экономических соглашений.

Кроме того, значительная часть экономики Великобритании зависит от иностранных инвесторов, которых привлекают гибкое налоговое законодательство, льготы и доступ на европейский рынок. Теперь же многие инвесторы переберутся куда-нибудь еще.

Помимо этого внутриполитическая ситуация в Великобритании выглядит тревожно, что приведет к параличу, который растянется на месяцы.

С учетом всего этого трудно не понимать, почему инвесторы и экономисты обеспокоены. Проблема не только в экономике, но и в политике.

– Luca Venturini, Италия

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий