П.Кругман. Манипулирует ли Германия валютой?

Манипулирует ли Германия валютой?
ФОТО PHIL MOORE FOR THE NEW YORK TIMES Специально построенный центр выдачи товаров Zalando, европейского ритейлера одежды, торгующего онлайн, в Эрфурте, Германия.

ПРЕДЫСТОРИЯ. ГЕРМАНИЮ ОБВИНЯЮТ В ПРОФИЦИТЕ В минувшем месяце Питер Наварро, глава недавно сформированного Совета национальной торговли США, обвинил Германию в манипулировании стоимостью евро
с целью обеспечения положительного сальдо баланса в торговле с США. Его комментарии, прозвучавшие в интервью Financial Times, стали очередным выступлением представителей администрации президента Трампа, которые обличают одного из крупнейших торговых партнеров Америки как валютного манипулятора, искусственно занижающего стоимость своей денежной единицы, чтобы сделать свои товары более конкурентоспособными на международном рынке. Г-н Наварро ранее обозначил свои взгляды в исследовании, которое он опубликовал в прошлом году совместно с Уилбором Россом. Росса г-н Трамп хотел видеть своим министром торговли.

«Слабость южноевропейских экономик в европейском валютном союзе удерживает курс евро на более низком уровне, чем это делала бы немецкая марка – самостоятельная валюта, – написали г-да Наварро и Росс. – Это главная причина, по которой у США крупный дефицит в торговле с Германией».

Клеменс Фуест, директор Центра экономических исследований Мюнхенского университета, написал ранее в этом месяце в Financial Times, что аргументация г-на Трампа неверна. «Главный эффект от евро заключается в снижении американского импорта из Южной Европы и его замене импортом из Германии, – написал он. – Гораздо менее ясно, был бы при наличии национальных валют общий импорт из еврозоны меньше или больше». В прошлом г-н Трамп также критиковал Китай и Японию за игру в «девальвированный рынок». Вместе с тем Китай годами пытается поднять стоимость национальной валюты, а премьер Японии Синдзо Абэ отрицает, что манипулирует евро. «Г-да Наварро и Трамп, возможно, возомнили себя валютными воинами, которые подняли оружие, выроненное слабыми администрациями, – написал Алан Битти, комментатор Financial Times. – На самом деле они скорее похожи на пылких солдат, которые прибыли поздно и с устаревшими разведданными, потом стали настаивать на необходимости вступить в бой, несмотря на то что реальных врагов для противостояния уже не осталось».


Питер Наварро, которого, как никого другого, можно назвать экономическим гуру президента Трампа, вызвал фурор, обвинив Германию в недавнем интервью Financial Times в манипулировании валютой и предположив, что как теневая немецкая марка, так и евро недооценены.

Отложим в сторону неоднозначное утверждение, согласно которому это хорошая цель для американской экономической дипломатии, и зададимся вопросом, прав ли он.

И да и нет. К сожалению, для США важнее отрицательная часть ответа.

Да, валюта Германии, по сути, недооценена по отношению к уровню, который был бы, не будь евро. Я посмотрел данные, показывающие с момента создания евро немецкие цены относительно испанских, – я считаю, что Испания представляет картину в Южной Европе в целом (см. график здесь: nyti.ms/2jYyAf9). В хорошие для евро годы имела место крупная реальная девальвация, когда Испания испытывала массовый приток капитала и инфляционный бум. Ситуация с девальвацией лишь отчасти изменилась, несмотря на серьезный спад в Испании. Почему? Потому что зарплаты непреклонно снижаются, а Германия отказалась поддержать такое монетарное и бюджетное стимулирование, которое бы повысило инфляцию в еврозоне в целом, а она остается на слишком низком уровне.

Таким образом, система евро по-прежнему устойчиво сохраняет недооцененность валюты Германии относительно ее соседей.

Но означает ли это, что евро в целом недооценен по отношению к доллару? Вероятно, нет. Евро слаб, так как инвесторы не видят хороших инвестиционных перспектив в Европе, что в важной степени обусловлено плохой демографической обстановкой на континенте и лучшими возможностями в США.

Трудности евросистемы могут усугублять негативное восприятие Европы. Но четкой взаимосвязи между проблемами, созданными ролью Германии в еврозоне, и вопросами, касающимися отношений евро с другими валютами, нет.

И позвольте задать вопрос: зачем человеку, связанному с американским правительством, такое говорить? Разве мы собираемся надавить на Европейский центральный банк, заставив его ужесточить кредитно-денежную политику? Я надеюсь, что определенно нет. Занимаемся ли мы подстрекательством, направленным на распад еврозоны? Определенно похоже на то, но это вовсе не та задача, которую должны решать американские власти. Что сказали бы мы, если китайские чиновники будто бы намекнули, что ждут финансового кризиса в США? (Конечно, г-н Трамп сказал бы, что все в порядке, поступи так русские.)

Так что г-н Наварро прав по поводу роли Германии в еврозоне. И, не будь он связан с администрацией Бэннона, он мог бы спокойно об этом говорить. Но в нынешнем контексте это крайне безответственно.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

В ожидании развала Европы

Легкомысленный восторг и поддержка дезинтеграции Европы среди американцев поражают. Если бы европейские лидеры открыто призвали к распаду США, не вызвало бы это определенной реакции американцев?

– Е., Япония

Несомненно, Германия пользуется некоторыми преимуществами слабого евро. Однако нет ли у Германии других преимуществ, например географического положения? Кажется логичным предположить, что нахождение в центре континента должно было бы создавать преимущество для немецкой промышленности, по крайней мере для тех отраслей, которые получают выгоды от наличия дорожных сетей и масштаба.

Страны на периферии, как Греция, платят больше за все, даже за еду, несмотря на слабый евро. Или это просто совпадение?

– В., Германия

Г-н Кругман, было бы здорово, если бы вы занялись также зарплатами немцев, еще одним аспектом немецкой политики, который увеличивает экспорт за счет других стран.

– David Winnick, Германия

Г-н Кругман, отталкиваясь от ваших аргументов, вы также могли бы сказать, что доллар в Калифорнии недооценен по отношению к доллару в Западной Вирджинии.

– Philip W., Великобритания

Многие европейцы хотят краха евро и распада Евросоюза. Президент Трамп занимал сторону этих европейцев, а не еврократии, которую ведет за собой Германия.

Г-н Трамп и многие другие американцы считают, что вступать в партнерство, договариваться и конкурировать с отдельными европейскими странами – важный аспект, отвечающий американским интересам. Хотя я ненавижу г-на Трампа, я также ненавижу неолиберальную политику. Неолиберализм правит балом уже 40 лет, и за это время он привел мир к фантастическим высотам экономического неравенства, сделал невозможной борьбу с угрозами изменения климата, провоцируя бесконечные войны и милитаризацию.

Трампизм по крайней мере может принести разрядку. – Т., Новая Зеландия

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий