Нефтяники переходят на высокие технологии – то ли еще будет

Нефтяники переходят на высокие технологии – то ли еще будет

Штанговый глубинный насос был изобретен почти сто лет назад, и с того времени возможности добычи при помощи этого механизма практически не продвинулись вперед

– выкачивать нефть из недр земли все так же сложно. Впрочем, недавно появилось одно новшество: алгоритмы позволяют регулировать процесс извлечения на основе компьютерной системы мониторинга на сотни метров в глубину. «Берега Северной Америки традиционно считались рынком, где любые современные технологии воспринимались в штыки», — отмечает Том Курран, аналитик энергетических рынков в FBR Capital Markets & Co. – Но недавно произошли кардинальные перемены – впервые за современную историю этот регион принял технологии».

Самый масштабный за последние 25 лет обвал рынка заставил энергетические компании окунуться в цифровой мир.

Они уже достаточно испытали свои физические силы, увеличивая «инъекции» песка с целью извлечения максимально возможных объемов сырья, и скважины при этом становились все глубже.

Сейчас производители применяют секвенирование ДНК для изучения молекул образцов скважинной жидкости и отмечают на специальных картах непригодные водотоки при помощи специального программного обеспечения. Роботы соединяют трубопроводы между собой, а автоматические буровые ключи при помощи мобильных приложений позволяют определить максимально точную и подходящую траекторию бурения.

На этом фоне нефтесервисные компании оказались в режиме так называемой «гонки вооружений» во главе с гигантом Schlumberger Ltd., который недавно открыл офис в Сэнд-Хилл-роуд, самом сердце Кремниевой долины.

Полноценная революция

Это настоящая революция, ведь раньше многие (если не большинство) разведчиков и бурильщиков упорно сопротивлялись использованию программного обеспечения, храня верность своей традиционной консервативности. К тому же, в былые, счастливые времена, когда за баррель нефти давали $100, прибыль текла рекой, что никак не вдохновляло на эксперименты. Обвал цен, начавшийся в 2014 году, заставил многих участников индустрии «включить мозг» и повлек энергичную гонку за повышением эффективности добычи при максимально низких затратах. «В будущем нефтегазовой индустрии необходимо научиться начать действительно использовать имеющиеся данные, а впоследствии – получать больше данных и использовать больше данных, — отмечает Ашок Белани из Schlumberger. – Данные в этой отрасли никогда не организовывались таким образом, как это делают, к примеру, Google или Amazon». В бизнесе разведки и добычи есть возможности для улучшений, особенно на сланцевых месторождениях, которые являются богатейшим источником добычи нефти на суше. Потенциал улучшения коэффициента извлечения составляет порядка 8%. Достижение этой цели требует эффективного разрыва пропитанных нефтью пород при помощи воды, пека и химикатов. Это работает примерно в половине случаев.

Микроорганизмы в породах

Некоторые компании, включая норвежскую Statoil ASA и хьюстонскую Anadarko Petroleum Corp., прибегли к помощи Biota Technology, чтобы выявлять наиболее прибыльные участки. Сравнивая содержание микроорганизмов в образцах пород с составом нефти, добытой в регионе, Biota определяет такие участки и помогает повысить производительность скважины на миллионы долларов. «Это совершенно новый источник данных для индустрии, которая никогда прежде его не использовала, — уверяет А. Кшатрия, основатель Biota. – Новая технология стала необходимостью. Это не просто полезное новшество для небольшого увеличения прибыли. И поэтому мы должны поддерживать ее конкурентоспособность на достойном уровне».

EOG Resources Inc., которая была выделена в самостоятельную структуру из американского гиганта Enron Corp. и сейчас является вторым по величине в США независимым экспортером нефти, настолько увлеклась анализом больших данных, что аналитик Wolfe Research Пол Санки назвал ее «лучшей нефтяной компанией, которую им приходилось исследовать». Помимо других методов, хьюстонская компания также разработала собственные приложения для iPhone, которые геодезические команды используют для вычисления уровня сложности разрыва пласта.

Автономные операции

Индустрия уже давно отошла от всецело автономных операций, говорит Бину Мэтью, который перешел в исследовательский центр General Electric Co. из Oracle Corp. семь месяцев назад. В третьем квартале компания планирует представить новое программное обеспечение, которое будет собирать данные о скважинах в единой облачной системе. Это многообещающая технология. По оценкам GE, цифровизация нефтепромысла позволит на 20% сократить затраты на первичное профилактическое обслуживание и повысить производительность на 2,5%. От 10 млн баррелей в день объемы добычи в США могут увеличиться на 231 тыс. баррелей. На сегодняшний день лишь 3-5% всех нефтегазовых активов, включая сами скважины и оборудование для бурения, фрекинга и извлечения, связаны на цифровом уровне. Но ситуация уже в скором времени изменится.

В течение ближайших 3-5 лет 50% нефтегазовых компаний, опрошенных Accenture Plc, планируют увеличить расходы на цифровые технологии. Инвестиции, как ожидается, сфокусируются на больших данных и мобильных девайсах для рабочих на нефтепромысле.

Разобщенная индустрия

Бину Мэтью считает, что в дальнейшем индустрия будет разобщена так, же как автоиндустрия сегодня. Производители по всей стране тестируют беспилотные автомобили, которые могут полноценно выйти на рынок в течение ближайших десяти лет. При этом большинство транспортных средств, которыми пользуются американцы на сегодняшний день, уже сейчас высоко зависимы от автоматизированных процессоров.

Нефтяная скважина должна обладать такими же характеристиками соединения и возможностями самодиагностирования, что и Chevrolet.

Чтобы этого добиться, энергетические компании «должны договориться о разных методах работы с целью последующей выработки единого, наиболее эффективного подхода», считает Белани из Schlumberger, которая поставила свой «флаг» в индустрии, когда открыла Центр технологических инноваций неподалеку от Стэнфордского университета.

Здесь ветераны нефтяной индустрии и новоиспеченные электронщики работают вместе. «Мы действительно стараемся объединить наши знания и опыт в этой сфере с тем, чтобы преобразовать их в единую, цифровую форму для облегчения работы в индустрии, — отметил Джен Смитс, возглавляющий отдел разработки программного обеспечения в Schlumberger. – И здесь происходят чудеса».

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий