Монетарная политика: какой ей быть?

Монетарная политика: какой ей быть?

В сентябре Совет НБУ утвердит основы денежно-кредитной (монетарной) политики на 2018 год. Хотя обывателю может показаться, что монетарная политика очень далека от серых будней простого гражданина, но это не так.

Стратегические решения, которые принимает НБУ, касаются стабильности гривны, занятости, экономического роста, стоимости кредитов и т.д., а значит – коснуться каждого, у кого есть гривна в кошельке, счет в банке, кредит на машину или квартиру и т.д.

Дебаты, которые развернулись в экспертной среде в 2017 году, похожи на те, что были и в прошлом году.

Таргетировать или нет?

За год сторонников политики таргетирования стало больше или, во всяком случае, экспертов, которые стали выступать за контроль над инфляцией, прибавилось. Причин тому несколько.
Во-первых, правлению НБУ по истечении двух лет «контроля за инфляцией» есть что показать на исторических данных.

В последнем летнем инфляционном отчете НБУ приведена статистика Госстата по инфляции и реальным доходам населения, которая четко указывает на практически прямую связь между уровнем инфляции и доходами населения.

На слишком низкой инфляции времен Януковича–Арбузова этого не было заметно, а вот на перепадах между 2014-2016 гг. уже видно хорошо.
Во-вторых, девальвационный потенциал гривны практически исчерпан, и 10-15% роста курса доллара не будут играть уже никакой роли, т.е. девальвация как инфляционный фактор была отодвинута на задний план. А вот «внутренняя» инфляция при крепкой гривне осталась и чувствует себя довольно уверенно, поэтому с ней нужно что-то делать. Ведь сейчас, при относительно стабильной гривне, покупательную способность за лето уже потеряли доллары, купленные зимой по 28-29 грн.

Не все еще сообразили, но перепады ликвидности в госсекторе, а также искреннее желание правящей партии и нашего премьера Владимира Борисовича Гройсмана подарить народу высокие зарплаты и пенсии – это и есть основной источник беспокойства для валютного рынка на ближайшие 12 месяцев, причем куда больший источник, чем внешние факторы, которые этим летом и осенью как раз выступили в роли попутного ветра для нашей экономики.

Вражда идеологий!

Поражает, что на рынке до сих пор продолжают носиться с идеей «взрывного экономического роста», когда из экономики Украины хотят выжимать по 10-15% прироста ВВП, чтобы догнать Польшу или Венгрию. Однако, во-первых, для начала догнать уже надо было бы Алжир, Нигерию, Албанию и т.д. Украина, к сожалению, уже утратила шанс быстро догнать своих побратимов по СЭВ. Во-вторых, действительно при жесткой монетарной политике ВВП растет медленно, и это не позволяет политикам радовать электорат перед выборами.

Но есть и другие пути роста: финансовая стабилизация, реформы, привлечение иностранных инвестиций. Именно этот рецепт нам рекомендуют и местами навязывают большинство наших западных партнеров. Ничего удивительного тут нет. Приемлемая рыночная логика состоит в том, что без реального роста доходов населения качественный экономический рост невозможен.

И здесь открывается настоящая трагедия, которая развернулась в рамках дебатов о том, какой быть монетарной политике. Рыночная формула, приемлемая для большинства стран ЕС, согласно которой «без реального роста доходов населения экономический рост невозможен», в Украине может не работать. ВВП страны может вырасти на 10-15%, а доходы населения при этом могут не поменяться или подрасти всего на 1-2%. Это типичная ситуация для сырьевых экономик, где заправляют олигархи.
Нужно ли такое восстановление ВВП Украине в 2018 году, ценой включения печатного станка и развертывания инфляционной спирали? Думаю, что нет. Результаты прироста ВВП, в лучшем случае, частично окажутся в госбюджете, все остальное по старой украинской традиции будет вывезено из страны на Кипр и другие юрисдикции с мягким налоговым климатом. И тут, конечно, мне больше импонирует позиция правления НБУ, которая предусматривает определенную монетарную жесткость и более качественный экономический рост.

Политика таргетирования, которую сейчас проводит НБУ, ближе к интересам населения, чем когда-либо. Смягчить монетарную политику и сделать дешевыми деньги для олигархов, чтобы они наплодили опять мусора на банковских балансах – означает подготовить для своих детей и внуков очередной банковский кризис.

О том, что мне не нравится

К сожалению, дискуссия, которая развернулась в экспертной среде вокруг монетарной политики, остается таким себе конкурсом гипотез. Никто не проводил никаких исследований на тему: «какая инфляция нужна Украине?». Один или десять процентов, а может быть двадцать? Все это довольно серьезные вопросы, чтобы решать их на уровне «подсмотрели через забор у соседей, какая у них инфляция», или «я считаю, что 16% будет хорошо, но объяснить не могу».
Попробую объяснить на условном примере.

Представьте, что на протяжении целого года покупали в магазине хлебушек по 10 грн за буханку, и вдруг цена на него поднимается до 15 грн, а доходы Ваши остались почти неизменными. Будете ли вы (и остальные потребители) покупать в следующем году в 1,5-2-2,5-3 раза меньше этого хлебушка? Если все станут покупать меньше хлеба, скорее всего магазин уволит одного продавца, хлебозавод уволит пару водителей и сократит пекарей или уменьшит их рабочее время и начислит меньшую зарплату.
На языке макроэкономики это означает, что падение потребления приводит к росту безработицы и падению ВВП.

Однако вопрос состоит в том, после какого порогового значения инфляции начинается отрицательное влияние на занятость и ВВП? Экспертное сообщество ответа на этот вопрос не дало, не видел я на него намеков и в инфляционных отчетах НБУ.
Сегодня в экспертном сообществе появилась очень негативная «формалистская» тенденция – уклоняться от оценки качества показателей. Банальный пример был приведен выше: «Давайте раздадим дешевые деньги олигархам, они сделают нам +10-15% ВВП, вывезут заработанное, а нам оставят замусоренные банки». Да, цифра в 10-15% звучит очень неплохо, но что получит население от такого роста? Как вариант – рост налогов для очередной докапитализации очередного госбанка. Аналогичными выглядят и объяснения большей, чем прогнозировалось, инфляции в 2017 году: она высокая из-за роста цен на мясо, овощи и молоко.
Коллеги, все перечисленные продукты — это основа потребительской корзины для любого украинца. Если в цене вырастет: швеллер, балка, щебень, уголок или речной песочек – это вряд ли кто-то заметит в массовом порядке. А вот основа продуктовой корзины – это как раз мясомолочные продукты, овощи и фрукты. Кривой показатель инфляции Госстата не раз проклинался населением и «подставлял» экспертов из монетарной среды, потому как у него нет «концентрированных» показателей, которые бы указывали на движение цен на продукты массового потребления.
НБУ явно скромничает, ведя дискуссию о монетарной политике только в экспертной среде. Контроль за инфляцией и определенная монетарная жесткость – это откровенная игра на стороне населения. А вот часть народных избранников продолжают откровенно играть на стороне бизнеса. Но у бизнеса и населения разные финансовые интересы, и особенно эта разница чувствуется в сырьевой экономике. В схеме «посадил – вырастил – продал» или «выкопал – обработал – продал» население с растущими доходами бизнесу не нужно, так как население не потребляет продукты большого бизнеса в таких экономиках, а вот рост доходов населения приводит к росту затрат такого бизнеса.
Однако к счастью у бизнеса есть очень слабое место: народные избранники и даже профессиональные политики (от бизнеса) ничего с собой не могут поделать в момент выборов. Для них население раз в пять лет из потребителей превращается в электорат. Поэтому курс «контроля над инфляцией» НБУ нужно продвигать и дальше, ведь по мере приближения выборов количество противников инфляционного таргетирования поубавится, конечно, если текущее обсуждение правильно подать населению.

А давайте сделаем кредиты под 3%

Больше всего критики и возмущения у меня вызывают популисты, призывающие обвалить в Украине стоимость банковских кредитов. Чтобы не допустить нового банковского кризиса кредиты в любой стране мира должны стоить не меньше, чем банк на протяжении 2-3 лет может потерять с выданного портфеля. Грубо говоря, если Вы выдали 100 млн. грн., а вернуть можете только 50 млн. грн., то на таком кредитном рынке низкими ставки быть не могут. Банковское сообщество давно выставило условия парламенту в форме целого ряда проектов законов по защите прав кредиторов, но часть этих проектов была утеряна в недрах парламента, часть — еще на рассмотрении. Обвинения же НБУ в злоупотреблении операциями с депозитными сертификатами вообще идут на грани фола. ДС НБУ оттягивают сейчас с рынка избыток гривны для того, чтобы она не пошла на валютный рынок. Безусловно, кредиты в гривне под 3-5-10% годовых – это долгосрочная цель, но достигать ее ценой колебания курса или принудительного выдавливания ликвидности из банков в кредитный рынок – это экстра-рискованная политика.

Усилия НБУ – не гарантия

К сожалению, усилия НБУ не являются гарантией победы над инфляцией. Тут есть ряд существенных прорех:
1. Милитаризация украинской экономики несет в себе один из главных инфляционных рисков. Война в долгосрочной перспективе кроме разрушенных жизней и паровозом нарастающих социальных выплат ничего не несет экономике. Более того, обострение конфликта может требовать затрат, отказать в которых нельзя.
2. Спонтанные бюджетные расходы. Политики в порыве популизма могут пообещать рост зарплат и пенсий в социальной сфере, что мы сейчас и наблюдаем в Украине. Если этот рост будет опережать возможности экономики, то он станет потенциальным источником инфляции.
3. Неравномерные выплаты Минфина. К сожалению, у нас есть очень большая вероятность наступить на те же грабли, что и в 2016 году. Минфин накапливает средства на Казначейском счете, и спонтанный выброс этих средств на рынок может шатать курс гривны, а также приводить к инфляционным всплескам, нервируя потребителей.
В целом, коммуникация в вертикали НБУ – Минфин – Минсоцполитки существует, однако Кабмин проводит свою политику и не очень сильно оглядывается на цели, заявленные НБУ. В принципе, это классика жанра в любой стране, когда исполнительная власть «хочет больше денег», а центральный банк отгоняет госчиновников от денежной массы как пчел от меда, ну или хотя бы пытается лимитировать полет фантазии экономического блока. У нас за последние полгода наметилась тенденция, когда НБУ и экономический блок правительства публично дружат, но живут своей жизнью и интересами.
За год позиции противоборствующих сторон в экспертной среде и, наверное, в Совете НБУ сблизились. Можно ожидать, что все меньшее число экспертов будет публично ругать идею таргетирования или контроля над инфляцией, а заядлые монетаристы не будут так сильно «закручивать гайки», подпитывая экономику деньгами не в ущерб инфляции и банковским рискам, а также понимая, что в развивающейся Украине нельзя моментально достичь того эффекта от таргетирования, который можно наблюдать на развитых рынках.

Виталий Шапран

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий