Как загибалась украинская промышленность

Как загибалась украинская промышленность

Экономические гиганты, флагманы украинской промышленности, один за другим скатываются в кризис. Результатом может стать по-настоящему провальный для нашей экономики год, последствия которого придется разгребать еще долго…

Промышленная статистика показывает начало катастрофы. Новые данные Госстата ноябрь к ноябрю свидетельствуют о падении промпроизводства на 6,9%. Логичные последствия в краткосрочной перспективе — увеличение безработицы и новая волна миграции. На фоне укрепления гривни и полного непонимания правительства, что с этим делать, мы предполагаем: через полгода нас может ждать серьезный кризис, который может накрыть целый ряд промышленных городов (прежде всего Запорожье, Днепре, Харькове) и, безусловно, повлияет на ситуацию в стране в целом.

Мы решили посмотреть, как обстоит дело в нескольких промышленных центрах Украины, на предприятиях, названия которых на слуху у каждого, пишет Денис Лавникевич в статье для «ДС».

Запорожье

Здесь, по оценкам экспертов, под угрозой утраты доходов и потери работы оказалось порядка 35 тыс. человек — работников местных предприятий. А с семьями это около 100 тыс. человек, недовольных жизнью.

«Мотор Сич»

В тяжелом положении находится и запорожское предприятие «Мотор Сич» — одно из ведущих в мире по производству авиационных газотурбинных двигателей для самолетов и вертолетов, а также промышленных газотурбинных установок. С одной стороны, «Мотор Сич» стала заложницей экономической войны между Китаем и США, с другой — жертвой пренебрежения со стороны государства и собственного недальновидного менеджмента.

Этот год стал для завода совершенно провальным. Чистый убыток по итогам января-сентября составил 532,7 млн грн, тогда как аналогичный период 2018-го компания завершила с чистой прибылью в 543,2 млн грн.

С августа на заводе введен режим строжайшей экономии. Инженеры, по нескольку лет работающие над новыми проектами, признаются, что дальнейшая их реализация призрачна. Работники переведены на 4-дневную рабочую неделю, при этом на «Мотор Сичи» сейчас довольно серьезно говорят и о «трехдневке». Под угрозой социальный пакет работников — оздоровление, отдых, доставка на работу и т.д., в который «Мотор Сич», действительно, серьезно вкладывалась. Для многих членов тридцатитысячного коллектива это становится серьезным испытанием, хотя пока работники и говорят, что в 1990-х было хуже.

«Запорожтрансформатор»

В начале года принятые Верховной Радой поправки к Переходным положениям Налогового кодекса привели к тому, что иностранные производители трансформаторов получили ценовые преференции на два года. Что, в свою очередь, ведет к потере единственного стратегического предприятия Украины в электроэнергетической отрасли — ЧАО «Запорожтрансформатор».

Входящее в группу «Энергетический стандарт» Константина Григоришина предприятие — один из крупнейших в Европе производителей силовых масляных трансформаторов и электрических реакторов, его коллектив — 2500 человек. Но в октябре 2019-го из-за долгов в размере более 10 млрд грн (при собственных активах 4 млрд грн) началось банкротство предприятия.

Сами запорожцы, кстати, указывают на странное поведение властей: российский рынок для их продукции закрыт, а вот российские производители-конкуренты — свободно работают в Украине, принимают участие в тендерах и, пользуясь государственными преференциями, предлагают более выгодные условия.

«Запорожсталь»

Металлургический комбинат «Запорожсталь», входящий в Группу «Метинвест» Рината Ахметова, в ноябре сменил гендиректора — теперь предприятием управляет Александр Мироненко. Но ему досталось нелегкое время. Из-за кризиса в металлургии Группа «Метинвест» останавливает часть инвестпроектов, кроме критичных и экологических. Также пройдут сокращения персонала на всех предприятиях включая «Запорожсталь», «Запорожкокс» и «Запорожогнеупор».

Комментируя ситуацию, гендиректор Группы «Метинвест» Юрий Рыженков отметил: «Мы заходим в самый жесткий кризис за последние 10 лет. В частности, «Метинвест» вынужден сократить выполнение инвестиционной программы 2019 г. Компания приостановит реализацию отдельных проектов, кроме критичных, предусмотренных Технологической стратегией, и проектов с существенным экологическим эффектом».

АвтоЗАЗ

ЧАО Запорожский автомобилестроительный завод (ЗАЗ) уже больше года проходит процедуру банкротства. Проблемы лежат в финансовой плоскости — завод нуждается в санации. Производство автомобилей на нем прекратилось еще в январе 2019-го, предприятие, входящее в корпорацию УкрАВТО бизнесмена Тариэла Васадзе, практически мертвое. (Вспомним: в рекордном для себя 2007-м «АвтоЗАЗ» выпустил 280 тыс. машин, из которых более половины произвели по полному циклу.) В мае 2019 г. имущество ЗАЗа выставлено на торги.

Запорожская АЭС

Здесь по разным причинам периодически останавливают энергоблоки. То ремонт, то проблемы с безопасностью, то еще что-то. Энергетические блоки изношены и требуют замены, но на это нет денег. Понятно, что на социальную инфраструктуру средств тоже не хватает.

Днепр

КБ «Южное» и предприятие «Южмаш»

КБ «Южное», как основной источник новых разработок, не выполняет эту функцию. За годы независимости оно лишь создало несколько модификаций советских ракет. Именно за счет них и удалось участие в международных проектах.

1 ноября руководство конструкторского бюро «Южное» уволило директора завода «Южмаш» Сергея Войта. Позже, 4 ноября, Кабинет Министров на внеочередном заседании уволил Павла Дегтяренко с должности главы Государственного космического агентства и объявил конкурс на эту должность.

За период с 2015 по 2017 гг. КБ «Южное» практически перестало давать заказы «Южмашу». Так, доля КБ в объемах поступлений от заказчиков завода сократилась в 34 раза в денежном измерении и более чем в 25 раз в относительном. Сегодня часть поступлений от КБ «Южное» не превышает 1% в общем объеме.

«Днепразот»

АО «ДнепрАзот» входит в структуру группы «Приват». Завод расположен в Каменском (Днепропетровская обл.), специализируется на производстве удобрений. Чистая выручка предприятия еще в 2017 г. составила 7,3 млрд грн. Но с прошлого года предприятие регулярно уходит в режим вынужденного простоя, требует особых условий поставок газа, потеряло большую долю украинского рынка азотных удобрений и т.д.

«ДнепрАзот» — это 4 тыс. работников, доходы которых уже значительно упали. И будущее предприятия — под большим вопросом.

Кривой Рог

«Арселор Миттал»

Компания летом нынешнего года подверглась череде скандально-громких проверок и обысков со стороны силовых структур, а также личной критике президента Владимира Зеленского. После чего встал вопрос о том, продолжит ли вообще крупнейший в стране металлургический комбинат работать в Украине.

Если конфликт с властью не будет урегулирован и разгорится с новой силой, порядка 30 тыс. работников в Кривом Роге могут остаться без работы. А крупнейший иностранный инвестор (в комбинат вложено $9 млрд) — со скандалом уйти из Украины.

Харьков

Завод им. Малышева

Именно этому предприятию устроил в начале ноября разнос президент. Зеленский заявил, что был шокирован, узнав, что харьковский Завод им. В. А. Малышева с 2009 г. выпустил только один танк для Вооруженных сил Украины.

«Я в шоке, что касается статистики. А статистика такая, что в советские времена было 900 танков в год», — сказал он на совещании по проблемным вопросам деятельности ГК «Укроборонпром». Зеленский указал, что на заводах оборонно-промышленного комплекса есть задолженность по зарплате до четырех лет, уровень зарплат очень низкий, а зимой люди работают в помещении при нулевой температуре.

А еще весной АК «Харьковоблэнерго» отключила ГП «Завод им. Малышева» от электроэнергии за долги. Долг завода перед облэнерго составлял 4 млн 124 тыс. грн.

«Турбоатом»

На предприятии работают почти 3,5 тыс человек. Они занимаются производством турбин по замкнутому циклу: от проектно-конструкторских и научно-исследовательских работ до изготовления, сборки, испытания турбин и отгрузки. 75% «Турбоатома» принадлежит государству, а 25% — приватизировано.

И вот теперь гендиректор АО «Турбоатом» Виктор Субботин считает, что требование Кабмина выплатить не 50%, а 90% полученной заводом прибыли в качестве дивидендов на долю государства в пакете акций может привести к остановке предприятия.

«Кабмин принял решение увеличить эту долю до 90%, а это еще +230 млн грн, которые завод должен уплатить в течение недели. Таких денег нет. Если предположить, что эта сумма будет списываться в принудительном порядке, это неизбежно приведет к остановке производства, а значит — срыв контрактов и совместных проектов «Турбоатома» и «Электротяжмаша», — подчеркнул генеральный директор.

Социальный взрыв или тишина?

Как видим, ситуация в крупнейших промышленных центрах Украины, на ее ведущих предприятиях, все хуже и хуже. Не то чтобы прямо завтра десятки тысяч людей будут выброшены на улицу, но вполне реально, что их зарплаты сократятся до такого уровня, когда ходить на работу станет просто бессмысленно.

На кризис в промышленности в 2020 г. вполне могут наложиться проблемы в сельском хозяйстве. Сухая осень, бесснежная зима — озимые, можно сказать, сеяли впустую. Очень вероятно, что доходы экспортеров аграрной продукции в следующем году упадут. А промышленность не сможет поддержать экономику…

Многие наблюдатели полагают, что результатом нынешней — провальной — промышленной политики действующего правительства может стать социальный взрыв в промышленных регионах (Запорожье, Днепр, Харьков). По такому сценарию десятки тысяч людей потеряют возможность кормить свои семьи… Вот только социальный взрыв был бы еще далеко не худшим вариантом — он бы что-то поменял, кое-кому в Киеве мозги на место поставил. Но по другому сценарию — будет гнетущая тишина. Потому что спрос на рабочие руки в Польше не падает — скорее, наоборот, растет после того, как открылся рынок труда Германии. Так что мы получим лишь новую волну трудовой эмиграции — волну, которая может стать фатальной для украинской промышленности.

Какой есть выход из ситуации? Прежде всего — возвращение во власть профессионалов. Второе: высшее руководство государства должно одернуть силовиков, действия которых сейчас больше похожи на желание все уничтожить (прежде всего речь идет об СБУ, ГБР и НАБУ). Третье: нормализовать денежную политику государства. Крепкая гривня просто «убивает» экспортеров, а с помощью ОВГЗ затягивается петля на «шее экономики».
Наконец, самое важное: стоит отбросить предубеждения о том, что протекционизм — это абсолютный вред. Одно дело — теория, прописанная в неолиберальных (не всех!) учебниках по экономике, другой — реальное управление государством в кризис. Тогда, когда для определенных отраслей здоровый протекционизм может стать настоящим спасением.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий