Как взаимодействовать с Китаем

Как взаимодействовать с Китаем

Вопреки распространенному на Западе нарративу, сотрудничество с Китаем на протяжении десятилетий было скорее нормой, чем исключением. Но если лидеры G7 решат сделать «базовые ценности» основой международного сотрудничества, это вполне может измениться.

ЛОНДОН. Мировой порядок находится под угрозой длительного раскола, в котором США и их союзники с одной стороны, а Китай и их партнеры — с другой. Как отметила министр финансов США Джанет Йеллен на мероприятии Атлантического совета в прошлом месяце, такой результат далеко не желателен, и США должны работать с Китаем, чтобы предотвратить его. Но практически на следующем дыхании Йеллен выступила за действия, которые могли бы помешать таким усилиям.

По мнению Йеллен, США следует углублять связи со странами, которые «твердо придерживаются набора норм и ценностей в отношении того, как действовать в глобальной экономике и как управлять глобальной экономической системой». По ее мнению, выбор партнеров, «приверженных набору основных ценностей и принципов», является ключом к эффективному сотрудничеству по важным вопросам.

Но что остается в странах с разными ценностями и принципами? Как может выжить глобальная институциональная архитектура, если страны ограничивают открытое взаимодействие только теми, кто смотрит на мир так же, как и они? Если Запад исключит такую ​​державу, как Китай, из своих многосторонних договоренностей, что может сделать Китай, кроме как возглавить альтернативы?

Лучший подход к Китаю будет основан на трех ключевых соображениях. Во-первых, многосторонность невозможна без Китая. Мало того, что Китай является второй по величине экономикой мира; она также имеет одну из крупнейших в мире финансовых систем, активы которой составляют почти 470% ее ВВП. Валовые национальные сбережения Китая, эквивалентные примерно 45% ВВП, также огромны.

Более того, Китай является крупнейшим в мире двусторонним кредитором и вносит существенный вклад в многосторонние финансовые институты, причем не только в те, которые созданы и возглавляются Западом. На самом деле — и это второе соображение — Китай взял на себя важную роль в международной финансовой архитектуре как член и как создатель институтов.

В последние годы Китай стал пионером в создании двух новых региональных многосторонних банков развития. И Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), и Новый банк развития (НБР) призваны дополнить международную финансовую архитектуру, доказав, что Китай может возглавлять институты, выступать в качестве основного поставщика финансирования развития и быть «ответственным участником» в система, созданная США и их союзниками.

Но в некотором смысле эта система подводит Китай. В Международном валютном фонде доля Китая с правом голоса составляет 6,1%, что немного ниже, чем у Японии (6,2%), и значительно ниже доли США (16,5%). Их доли во Всемирном банке составляют 5,4%, 7,28% и 15,5% соответственно. Хотя это явно не соответствует экономическому весу Китая, темпы реформ были медленными, не в последнюю очередь из-за препятствий со стороны Америки — пункт, который Йеллен отмахнулась, обсуждая необходимость модернизации МВФ и Всемирного банка.

Это дает лидерам Китая веские причины для рассмотрения других вариантов, в том числе отделения возглавляемых им институтов от существующей многосторонней системы и создания новых. Результатом станет фрагментация глобальной системы финансовой безопасности, которая станет менее гибкой, предсказуемой и всеобъемлющей, что неизбежно сделает некоторые страны подверженными системным рискам.

Третье соображение, которое должно определять подход Запада к Китаю, является самым сложным: китайская экономическая и политическая системы — и, следовательно, цели и стимулы Китая — резко отличаются от стран «Большой семерки». Это главный источник напряженности между Западом и Китаем и ключевая причина, по которой официальные лица, такие как Йеллен, выступают за более легкое взаимодействие со странами-единомышленниками.

Безусловно, ориентироваться в противоречивых точках зрения, идеологиях и интересах непросто. Это стало очевидным во время войны России против Украины, которую Китай отказался присоединиться к G7, чтобы осудить ее. Но, как бы ни раздражала сдержанность Китая, противостояние с лидерами страны делу не поможет. Не будет и исключения Китая из многосторонних договоренностей.

Вместо этого странам «Большой семерки» следует сосредоточиться на выявлении областей, представляющих общий интерес, где риск непонимания и разногласий низок, и использовать любые возможности для сотрудничества. Изменение климата – и, в частности, климатическое финансирование – очевидный пример, но далеко не единственный. В то время как западные СМИ часто изображали китайских лидеров непримиримыми или даже лживыми, Китай продолжал конструктивно взаимодействовать с Западом по целому ряду экономических и финансовых вопросов.

Одним из примеров является управление задолженностью. В конце прошлого месяца Китай присоединился к комитету кредиторов Замбии и принял участие в процессе реструктуризации долга G20. Это хороший знак не только для Замбии, чье долговое бремя в настоящее время составляет почти 32 миллиарда долларов, или около 120% ВВП, но и для других африканских стран с крупной задолженностью.

Даже в отношении войны России на Украине позиции Запада и Китая несколько совпадают, хотя и по совершенно разным причинам. В начале марта АБИИ, сославшись на финансовые риски, заморозил все дела с Россией и Беларусью, а НБР объявил, что «приостановил новые сделки в России».

Это показывает, что обращение к общим ценностям — далеко не единственный способ убедить страны в достижении общих целей; практические соображения также очень сильны. В отношениях с Китаем Запад должен попытаться построить международный диалог и политическое сотрудничество на основе конкретных общих интересов.

Вопреки распространенному на Западе нарративу, сотрудничество с Китаем десятилетиями было нормой. Но если лидеры G7 решат сделать «базовые ценности» основой международного сотрудничества, это вполне может измениться. Глобальная экономика, в которой Китай и «Большая семерка» идут разными, не сходящимися путями, ухудшит положение обеих сторон.

 

Паола Субакки
— профессор международной экономики в
Институте глобальной политики королевы
Марии Лондонского университета

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий