Как работает экономика — гид для Зеленского и Гончарука

Как работает экономика — гид для Зеленского и Гончарука

Премьер-министр Украины признался, что и он, и Зеленский — профаны в экономике. Не страшно! Как только мы об этом узнали, решили подготовить гид, который расскажет самое важное, что нужно знать об экономике руководителям Украины. И тебе тоже не помешает почитать этот гид. Мы изложили все очень емко и доступно, так что это займет несколько минут твоего (и президентского) времени.

Экономика — это действительно сложная штука. И нет ничего неожиданного в том, что Владимир Зеленский, который до этого работал в шоу-бизнесе, или Алексей Гончарук, юрист по образованию и спец по инвестициям в недвижимость, плохо понимают, как работает экономика. Даже опытные экономисты спорят между собой о деталях и уже которое столетие не могут прийти к согласию.

Но все-таки экономика — это наука, и ее можно изучить. А для общего понимания того, как она работает, даже не нужно получать профильное образование. Мы написали эту статью для того, чтобы президент и премьер-министр Украины смогли вникнуть в базовые экономические понятия и разобрались, как управлять экономикой. Чтобы они смогли поддержать беседу с министрами и инвесторами. А вместе с ними и остальные наши читатели увидели, как работает экономика.

С чего начать заботу об экономике Украины?

Во-первых, нужно понять, что такое экономика

Экономика — это как бизнес. Вы должны понимать, что это такое, потому что у вас самих был бизнес.

Экономика государства — это как бизнес государства. Развивая ее, важно думать о трех простых вещах:

— как страна зарабатывает деньги;

— как она их тратит;

— как добиться того, чтобы в нее вкладывали деньги.

Если руководители государства хотят думать об этих вещах, они должны задать себе такие вопросы.

Заработок. Как страна зарабатывает деньги — на чем именно? Кто приносит эти деньги? Что можно сделать, чтобы зарабатывать еще больше?

Как страна будет зарабатывать в будущем? Есть ли новые направления, в которых мы сможем заработать? Как использовать возможности в этих направлениях?

Расходы. Как мы тратим деньги? Делаем ли мы это эффективно? Если нет, то что нужно сделать, чтобы повысить эффективность?

Инвестиции. Вкладываем ли мы деньги в то, что понадобится нам в будущем? Откладываем ли мы на черный день? Как сделать так, чтобы у нас было больше денег для инвестиций и заначки на случай кризиса?

А еще — вкладывают ли в экономику все, кто может это делать: банки (в виде кредитов), частные инвесторы (инвестируя в бизнес), государство (оно тратит деньги на пенсии или на дороги), бизнес (он тратит деньги на возврат дорогих кредитов или на внедрение новых технологий?).

Важно знать, почему экономика растет (или падает)

Экономика работает, когда люди покупают что-то друг у друга. Чем больше люди покупают, тем большей становится экономика, и все довольны.

Чтобы что-то покупать, нужно что-то производить. Человек, который что-то производит и продает другим, зарабатывает деньги сам и двигает экономику вперед. Например, Ринат Ахметов продает электроэнергию миллионам украинцев — поэтому он богатый человек. Игорь Коломойский одно время продавал всем банковские услуги и тоже стал богатым. А бабушка на базаре продает молоко не миллиону, а нескольким десяткам украинцев — потому она не такая богатая.

Вы можете спросить: а почему же экономика растет, если люди платят больше? Не ведет ли это к зубожинню?

Не совсем. Давай посмотрим, из чего состоит экономика, а потом посмотрим, откуда берется рост.

Экономика состоит из:

— денег, которые люди платят в виде налогов;

— расходов на покупки;

— дохода от внешней торговли;

— расходов бюджета.

 Состав экономики

Деньги, которые люди откладывают дома в конверт про запас, экономику не развивают. Наоборот — они выводят эти деньги из экономики, пусть и временно. Поэтому для благосостояния всей страны выгодно, чтобы правительство стимулировало граждан доставать деньги из заначек и на что-то их тратить или во что-то инвестировать.

Но это не касается тех средств, которые лежат на депозите, потому что их банк выдал кому-то в виде кредита и запустил в экономический оборот. Вот почему важно во время кризиса не паниковать и не забирать деньги из банка: таким образом они извлекаются из ВВП страны, и банки и другой бизнес лишаются ресурсов для развития. Лучше брать пример с поляков: когда случился кризис 2008 года, они не стали забирать деньги из банков — и Польша наименее болезненно из всех стран ЕС пережила кризис.

Возвращаемся к тому, почему для экономики выгодно, чтобы люди платили больше. В таком случае производители получают больший доход и платят больше налогов, государство на эти налоги строит больше дорог, по дорогам ездит больше машин, которые доставляют товары в магазины или отгружают их для экспорта, а все, кто занят на каком-то производстве или в продаже, могут получать зарплату повыше.

Поэтому когда мы платим больше, мы вовсе не обязательно становится беднее. Мы инвестируем. И экономика растет.

Значит, государство должно тратить много денег, и экономика будет расти? (Спойлер — нет)

Такой вариант возможен, но в реальности труднодостижим. В этом и состоит хитрость грамотного управления экономикой — ей нужно управлять как можно меньше, и тратить деньги государство тоже должно как можно меньше.

Проблема Украины в том, что у нас наоборот. И поэтому неэффективно. Вы и сами увидите это, если посмотрите вокруг: разбитые дороги, больницы без ремонта, старый транспорт…

Почему у нас так? Потому что государство — это абстракция. За грозной вывеской «ГОСУДАРСТВО» скрываются чиновники — люди, которые принимают решения, куда потратить деньги и что построить. У них свои проблемы, слабости, ими можно манипулировать, они могут ошибаться и брать взятки. Конечно, они не всегда ошибаются, но часто все-таки дают промах, и такие промахи дорого обходятся гражданам.

И это проблема не только Украины, а всех стран мира. Просто где-то правительство ее уже осознало и отпустило всеобъемлющую власть из своих рук. А вот Украина по масштабу проникновения государства в экономику находится на 31 месте в мире. Это на уровне развитых стран, но в том и прикол — эти страны уже более состоятельные, чем Украина, и они могут себе такое позволить. Украина — не может, и это не тот случай, когда необходимо равняться на них.

Доля государственных расходов в ВВП

Вспомните, как было в СССР: частного бизнеса не было, чиновники занимались всем, и управлением государством, и управлением экономикой, а в итоге плохо получалось и то, и другое. К распаду Советского Союза в стране была сотня союзных министерств, в том числе отдельные министерства для строительства в разных районах, отдельно черной и цветной металлургии и даже министерство машиностроения для легкой промышленности (притом министерство легкой промышленности было отдельно). Как вы знаете, товары легкой промышленности в самой социалистической стране мира были в дефиците. Как и многие другие.

пустые полки
Помните, как ваши мамы штопали старые носки?
Талоны на товары
Талоны на продукты. Появляются, когда государство слишком лезет в экономику.

Государство должно максимально устраниться от влияния на экономику. Его задача — устанавливать базовые правила игры, честные, понятные, простые, и тратить деньги только на самое важное: армию, сбор налогов, печать денег, внешнюю политику, регулирование монополий и другие глобальные задачи. Оно должно делать то, что больше никто, кроме государства, делать не может.

А все остальные задачи власть должна с себя снять и отдать частному бизнесу. Если в стране будут отлаженные и прозрачные правила игры, бизнес разберется, где открыть магазин, построить новую дорогу, сколько автобусов выпустить на маршрут и даже где построить новую школу. В такой ситуации чиновники будут просто присматривать, чтобы все соблюдали закон, и изредка вмешиваться в решение глобальных вопросов: по каким именно маршрутам будут ездить частные автобусы и что делать, если монополист злоупотребляет своим положением.

Откуда брать деньги?

Каждому премьеру и президенту важно помнить: у государства нет своих денег

Уверены, вы слышали в американском кино фразу о том, что что-то не понравится налогоплательщикам, придется отчитываться перед налогоплательщиками… Именно так и работает государство.

Чтобы деньги были, их нужно заработать. А государство не зарабатывает. Зарабатывают люди и бизнес (те самые налогоплательщики). Правительство всего лишь временно берет эти деньги в пользование.

А где еще взять деньги, кроме как с налогов и за счет роста потребления?

У инвесторов и кредиторов. У такого нелюбимого МВФ. Нам неприятно это говорить, но наличие денег частных инвесторов напрямую связано с наличием денег МВФ. Международный валютный фонд — это маркер для частных инвесторов. Если он нормально работает в какой-то стране, инвесторы увидят, что все хорошо, и будут вкладывать деньги в эту страну. Если вы посылаете подальше МВФ, то, как показывает опыт стран-неудачников, инвесторы тоже пошлют вашу страну. Потому что там работает глобальный рынок инвестиций.

Украина должна выходить на международный рынок инвестиций. Как он работает?

Украина — открытая страна. Наши компании торгуют по всему миру, и зарубежные компании нам много чего продают. А еще они могут не только что-то нам продавать, но и построить здесь заводы или открыть офисы, чтобы производить товары или услуги здесь, в Украине. И продавать их как в Украине, так и заграницей.

Но сначала нужно, чтобы эти компании захотели здесь что-то строить или открывать. Ведь они могут открыть завод не в Украине, а, скажем, в Польше или другой стране. Например, недавно «Шкода» отказалась от планов открывать свой завод у нас и теперь рассматривает кого-то из соседей.

В чем проблема отказа «Шкоды»? В том, что за инвестиции таких компаний борются многие страны. И Украина проиграла борьбу за 1,4 миллиарда евро инвестиций, 5 тысяч рабочих мест и 300 тысяч собранных машин в год в Украине. И что еще страшно, проиграла репутационно.

Чтобы получать деньги инвесторов, Украина должна быть инвестиционно привлекательной страной. В Украине должны быть простые, понятные и одинаковые для всех правила игры. Не должно быть коррупции. Не должно быть возможности безнаказанно отобрать бизнес у того, кто его создал. Либо Украина обеспечит такие условия, либо будет и дальше проигрывать в гонке за деньги и рабочие места более расторопным странам.

Легкость ведения бизнеса

Еще деньги можно взять в долг (но долг потом обязательно нужно отдавать)

Возможно, один знакомый бизнесмен мог совершенно случайно сказать вам, что долги — это не страшно. В том смысле, что их можно не отдавать, и если кто их и отдает, то только трусы.

Тут такое дело — все зависит от оформленных документов, от того, кто кому должен и, наконец, чем грозит не отдавать долг.

Ведь долги — это тоже составляющая экономики. Кто-то кому-то дает в долг, чтобы кто-то что-то создал или построил. Заработать стремится и тот, и другой.

Долгое время в Украине действительно работало такое правило: долги отдают только трусы. И если вам комфортно жить в стране, в которой никто не может ничего построить, поскольку банки не дают кредитов — ок, долги можно не возвращать.

Но люди, которые не возвращают кредиты, не только очень храбрые. Они еще и бестолковые бизнесмены, которые не смогли построить ничего самостоятельно.

Илон Маск или Джеф Безос в своей жизни создали что-то важное. Не всегда успешно, но в итоге их компании работают, их услугами пользуются миллионы людей. Это и есть успех в бизнесе.

В Украине же успех в бизнесе для многих совсем не цель. Бизнес части украинских бизнесменов работает до тех пор, пока остается мелким. Спросите у Николая Гуты и поинтересуйтесь, как дела с его агрохолдингом «Мрия» (и как дела с возбужденными против Гуты делами).

Однажды храбрые бизнесмены придумали отличную (по их мнению) бизнес-модель: набрать побольше кредитов. Их компании выросли, но построить бизнес они не смогли. Потому что недостаточно влить в бизнес деньги, нужно уметь ими распорядиться так, чтобы построить работающую компанию.

Спросите у Пинчука, почему он до сих пор отдает долги «Интерпайпа»? Не все такие отъявленные смельчаки (и это хорошо для экономики).

В то время как некоторые смельчаки не отдают свои долги, огромные инвестиционные деньги гуляют по сотне других стран, в которых правительство хочет, чтобы хорошо жили не только несколько сотен смельчаков.

То же и со страной. Есть страны, которые не отдавали деньги, объявляли дефолты. Надо сказать, дефолт — это нормальная процедура на мировых финансовых рынках. И любая страна, для которой комфорт пары сотен смельчаков важнее, с легким сердцем объявляет дефолт. Единственный минус — после этого в бюджете обычно заканчиваются деньги и падает курс песо или рубля. В итоге, расплачивается население.

Вывод: долги можно не отдавать, если забить болт на граждан Украины. В принципе, если вы хотите срубить бабла, это сработает. Один раз, ну максимум два. Потому что в Раде сидят еще несколько сотен таких храбрецов, которые тоже хотят срубить бабла и скрыться за неприкосновенностью и украинскими судами. А после нескольких дефолтов денег на всех не хватит, даже если выжать население досуха. Да и население в таких случаях ведет себя неспокойно и начинает бузить.

В общем, долги нужно отдавать — это выгоднее и для экономики, и для вашей нервной системы.

И тут расскажем вам отличную новость: у Украины сейчас не очень много долгов. Чтобы понять, как много должна страна, долг правильно сравнивать с ВВП. Сейчас он составляет 56% от ВВП. Это намного лучше, чем было несколькими годами ранее. И сейчас нам не нужно объявлять дефолт.

Державний борг України

А вот печатать деньги, чтобы строить на них дороги, не нужно

Возможно, у вас возникает соблазн договориться с Нацбанком и напечатать побольше денег, потратить их с умом и таким образом поднять экономику. Это же логично, правда? Ведь мы уже поняли, что новые дороги, мосты, заводы и все остальное драйвят экономику.

Пожалуйста, не надо этого делать. Будет только хуже. Почему? Чтобы дать правильный ответ на этот вопрос, нужно немного отойти от темы денег и быстро разобраться со спросом (готовностью купить) и предложением (готовностью продать).

Спрос и предложение

Обычно когда спрос превышает предложение, товары становятся дороже — потому что их все хотят купить, и продавцы понимают, что смогут продать их дороже. Когда предложение превышает спрос, товары дешевеют — покупателей мало, и продать нужно хоть по какой-то цене, лишь бы не получить убыток.

А причем тут печать денег?

С деньгами такая же ситуация, как и с обычными товарами. Если вдруг их напечатают слишком много, а количество доступных для покупки товаров и услуг не изменится, деньги будут обесцениваться, дешеветь. В таком случае говорят, что уменьшается их покупательная способность — на то же количество денег можно купить меньше товаров, чем раньше. А чтобы купить больше, нужна бОльшая сумма.

Каждая купюра будет иметь меньше веса для продавца. И он будет стремиться повысить цену, чтобы компенсировать меньшую значимость денег их количеством. То есть товары станут дороже.

В то же время производители товаров не смогут производить их настолько больше, насколько нужно, хотя и будут получать больше денег. Не смогут из-за того, что производительность труда останется на том же уровне, что и раньше. Большее количество денег мы не сможем обеспечить большим количеством произведенных товаров.

Это явление и называют инфляцией.

И строить дороги тоже будет дороже. Поэтому напечатать деньги и потратить их на что-то полезное без негативных последствий для экономики нельзя.

А если бездумно продолжать печатать деньги, то люди, видя, что цены постоянно растут, начнут массово скупать товары на всякий случай, и в итоге можно докатиться до такой ситуации, когда в карманах у украинцев окажется очень много денег, но купить за них мы ничего не сможем — потому что все уже скупили. Это, конечно, совсем уж маловероятный сценарий, но именно к такому способна привести необдуманная эмиссия денег. Как в Венесуэле, где в дефиците даже туалетная бумага.

А Украина только-только обуздала инфляцию.

Инфляция в Украине

Тогда государство должно как-то по-другому поддерживать важные отрасли экономики, верно?

А какие отрасли поднимать в первую очередь? Прежде чем задумываться о поддержке экономики, нужно подумать, кто будет покупать произведенную продукцию.

Например, премьер-министра могут убедить восстанавливать славу украинского судостроения. Чтобы понять, что делать с судостроением, нужно задать простой вопрос: а кто будет покупать наши суда?

Тогда вам могут сказать: суда нужны для Украины, для восстановления ее инфраструктуры, для судоходства на реках. В этом случае нужно задать вопрос: сколько нам нужно кораблей? Возможно, стране понадобится не более десятка, и проще их купить.

По-хорошему, разговаривая о государственной поддержке, нужно понимать, а что же происходит на мировых рынках. Также следует понимать, что происходит на мировом рынке судостроения. А там ситуация такая: судов в мире много, потребности в новых почти нет. В такой ситуации Украина не сможет потеснить лидеров рынка — Китай, Южную Корею, Японию, Бразилию и Филиппины. Не получится даже занять хоть сколько-нибудь достойное место. Украинские производственные мощности миру просто не нужны.

Правильный вопрос не в том, как вернуть славу украинскому судостроению, а как найти место Украины в глобальной цепочке создания добавочной стоимости.

Кстати, «отрасли» — это не современное слово. Современному президенту и премьер-министру стоило бы говорить «индустрии».

А что такое «цепочка создания добавленной стоимости»?

Проще всего это объяснить на примере кофе. Когда вы по пути на съемки «Слуги народа» заходили в кофейню, вам продавали кофе по цене 100 долларов за килограмм. Да, в чашке было всего 6 граммов кофе за 25 гривен, однако цена за килограмм составляла около 100 долларов. При этом фермер, который вырастил эти зерна кофе, получает всего 2 доллара за кило.

Разницу между 2 и 100 долларами получают все, кто доставляет и обрабатывает кофе на пути от плантации к чашке: компании, которые его закупают оптом, трейдеры, которые занимаются экспортом, транспортные компании, которые везут мешки с кофе через океан. Далее на кофе зарабатывают те, кто обжаривает его где-то во Львове. Затем супермаркет, который продает его. И, наконец, собственник кафе, в котором ты купил чашку кофе.

Эта разница и есть добавленная стоимость, благодаря ей люди становятся богаче.

Добавленная стоимость

Вернемся к судостроению: надо думать не о его возрождении, а в первую очередь о том, где наше судостроение сейчас находится в цепочке создания добавленной стоимости, и где, по мнению экспертов, оно может найти новую возможность. Возможно, мы будем продавать корпуса для суден? Возможно, оборудование для рубки? Грузовые краны или что-то еще?

Например, «Боинг» не строит самолеты сам — каждый самолет состоит из десятка тысяч запчастей. А основные части самолета компания покупает у других компаний из США, Германии, Японии, Франции и других стран.

Парадокс: украинские компании могут продавать больше, но зарабатывать на этом меньше

Один из важных факторов, который влияет на экономику — это экспорт. Обычно большой экспорт — это хорошо для благосостояния страны, особенно если она не очень богата. Он полезен еще и с геополитической точки зрения: когда одно государство является крупным экспортером какой-то продукции, оно важно для стран-покупателей, и его интересы учитывают (как сейчас Запад учитывает интересы России — крупного поставщика нефти и газа).

Да и вообще, международная торговля развивает экономики всех стран мира, поэтому все страны стремятся стать экспортерами хоть чего-нибудь.

Но ситуация интересна тем, что доходы от экспорта не всегда растут вместе с увеличением продаж. То есть продали больше, а заработали все равно меньше, чем раньше. Буквально совсем недавно, в 2015 году, такое уже случалось с нашей экономикой: в миллионах тонн наш экспорт вырос, но в гривнах доход стал меньше, потому что цена на мировом рынке на эти товары упала.

Прибыльность экспорта

Секрет в том, что цена некоторых товаров зависит не столько от украинских производителей и покупателей и даже не от государства, как от цен на мировых рынках. И именно такие товары важны для экономики Украины: подсолнечное масло, сталь, руда, пшеница, кукуруза.

Но государство может помочь справиться с этой проблемой

Нам нужно производить готовую продукцию. Спагетти вместо зерна. Хамон вместо кормового зерна. Металлоконструкции вместо труб. И так далее.

Это легко сказать, но сложно реализовать. Чтобы продавать готовую продукцию из зерна, необходимо построить завод по его переработке. И тут и президенту, и правительству необходимо обратить особое внимание на то, а хочет ли кто-то построить такой завод в нашей стране.

Например, турецкое правительство стимулировало создание крупных компаний по производству муки. Теперь Турция продает миру муки больше, чем Украина, у которой всегда были шикарные позиции в выращивании зерна. Шикарные в масштабах всего мира!

Однако маловероятно, что в Украине найдется много желающих построить такой завод. Потому что его могут отобрать прокуроры, депутаты или просто конкуренты.

Поэтому государство должно создать условия, чтобы инвесторы не боялись вкладывать деньги в заводы в Украине. Иначе они построят их в Чехии, в Румынии или еще где-то по соседству, и будут вывозить из Украины сырье, перерабатывать его там и оттуда продавать по всему миру, в том числе нам. Выгоду от этого получат другие страны, а не наша.

Чтобы встроить Украину в цепочку добавленной стоимости, нужны инвестиции

Самый простой способ усилить экономику страны — привлечь инвестиции. Их есть два вида: внутренние и зарубежные.

Если, скажем, «1+1» начнет строить киностудию где-то под Киевом и вложит туда 30 миллионов долларов, это будут внутренние инвестиции. Строительство такой киностудии даст работу сотням рабочих, которые будут тратить эти деньги и увеличивать экономику — с каждой потраченной гривной. Когда она начнет работать, там будут снимать сериалы и фильмы, которые будут покупать телеканалы, а возможно даже и «Нетфликс». Это увеличит экономику Украины.

Но где «1+1» возьмет деньги на новую киностудию? Из прибыли телеканала, кредитов или внешних инвестиций.

Телеканалы в Украине убыточны, поэтому за свои деньги не построят (внутренних инвестиций не будет). Взять в долг можно, но дают под высокие проценты. Это значит, что стоимость киностудии в Украине будет примерно такой же, как в Польше. Потому что хоть кирпичи в Польше и дороже, но кредиты дают под меньшие проценты.

Остаются иностранные инвестиции, но с ними ситуация сложнее. Инвестиции — это как супермаркет. Вот полочка Украины — на ней немного инвестиционных продуктов. И инвесторы, которые заходят в супермаркет и подыскивают активы, в которые можно вложить деньги, знают: если в Украине что-то купить, потом это могут отобрать.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий