Как покорить китайскую гору долгов?

Как покорить китайскую гору долгов?

О китайской экономике доподлинно известно две вещи. Во-первых, период охлаждения закончился и начался рост. Во-вторых, в финансовой системе не все гладко. Однако единого мнения о том, что будет дальше, пока нет.Внутренний спрос продолжает расти, и это уже хорошо. Объем продажи автомобилей вырос почти на 10% в марте по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. Расходы в розничном секторе также увеличились на 10% в первом квартале. Но самый значительный рост зафиксирован в сегменте инвестиций. Жилищный сектор снова на подъеме после коллапса 2015 года. Также увеличился объем инвестиций в промышленность, особенно со стороны государственных предприятий.

Причина такого разворота — масштабное увеличение объемов кредитования, обусловленное тем, что власти, обеспокоенные чрезмерным охлаждением, создали для банков нужную мотивацию. Объемы кредитования — в Китае это называется «общее социальное финансирование» — в четвертом квартале прошлого года вырос на 13%, и еще на столько же в первом квартале этого года — это в два раза выше темпов роста ВВП. Китай может похвастаться самым быстрым ростом кредитования за весь период с начала мирового финансового кризиса, то есть с сентября 2008 года. На самом деле история знает немного кредитных бумов такого масштаба. К сожалению, пузыри на рынках кредитования редко заканчиваются мирно и без жертв. Кредитное цунами в Китае вылилось в финансирование инвестиций в сталелитейную промышленность и недвижимость, то есть в сектора, где уже отмечается масштабный переизбыток мощностей. Иными словами, кредиты берут те компании, у которых меньше всего шансов из выплатить.

Международный валютный фонд, который зачастую занимает весьма консервативную позицию в таких вопросах (в том числе и чтобы избежать недовольства со стороны влиятельных правительств), считает, что 15% китайских кредитов, выданных нефинансовым корпорациям, сопряжены с высокой долей риска. Долг нефинансового сектора достиг 150% от ВВП, а балансовая стоимость плохих долгов равна четверти национального дохода. По прежнему можно продавать квартиры по цене, покрывающей лишь незначительную часть затрат на их строительство, можно продавать прокатное оборудование в другие страны, или как лом. Но там, где концентрируется большое количество займов с высокими рисками — в сталелитейной и горнодобывающей промышленности, а также в строительном секторе — убытки будут колоссальными. Вот почему казалось бы безболезненное решение — обмен долгов на акции — не оправдает ожиданий. Да, компании, управляющие активами, могут купить плохие долги, затем укомплектовать их в финансовые продукты и продать инвесторам. Но если управляющий выплачивает за эти долги полную балансовую стоимость, он несет убытки, а правительству придется их покрывать. Если он платит рыночную стоимость, убытки будут у банков, и опять-таки правительство будет вынуждено восстанавливать их балансы.

Таким образом, остается три немыслимых решения проблемы. Во-первых, власти могут выпустить облигации, чтобы привлечь финансирование, необходимое для рекапитализации банков. Таким образом они, фактически, сделают из корпоративной долговой проблемы государственную. Это значит, что финансовое бремя ляжет целиком и полностью на плечи будущих налогоплательщиков и вряд ли будет способствовать росту потребительского доверия. Сейчас государственный долг в Китае небольшой; но во время банковских кризисов он может быстро вырасти до гигантских размеров — спросите у жителей Ирландии. Также Центробанк может обеспечить финансирование за счет предоставления займов. В последний раз когда власти использовали такой подход — это было в 1999 году — они столкнулись с серьезной проблемой плохих долгов; а печатание денег не согласуется с другой государственной целью — сохранением стабильного валютного курса. В августе прошлого года мы видели, как запаниковали инвесторы, когда курс юаня начал резко меняться. Девальвация валюты грозит не только оттоком капитала; она может привести к дестабилизации банковского сектора, поскольку, прежде чем вывести деньги из страны, их нужно сначала снять с банковского счета.

И, наконец, можно надеяться, что проблема плохих долгов решится сама по себе. Банки будут превращать свои займы в «бессрочные»: то есть, переносить сроки при просрочке платежа. Будет создаваться иллюзия достаточной капитализации банков. Заемщики, которым требуется реорганизация или ликвидация, останутся на плаву за счет капельного банковского финансирования. Ценители японского банковского кризиса найдут много общего: зомби-банки кредитуют зомби-фирмы, которые, в свою очередь душат жизнеспособный бизнес и мешают его росту. Рекапитализация банков за счет выпуска облигаций, пожалуй, наименьшее из зол. Но и это решение не будет безболезненным. Кроме того, никто не может гарантировать, что китайские политики выберут этот вариант.

Барри Эйхенгрин

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий