Как Америка увеличивает свой госдолг?

Как Америка увеличивают свой госдолг?

В конце июля 2018 г. министр обороны Джеймс Мэттис, выступая в Центре национальных интересов в Вашингтоне, изложил сегодняшнюю внешнеполитическую стратегию Соединенных Штатов, которая базируется на возрождении конкуренции великих держав.

Мэттис также предупредил, что США могут подвергнуть себя опасности изнутри. Он указал, что растущий государственный долг представляет собой одну из форм “межпоколенческой кражи”, с чем необходимо бороться.

Платежеспособность Соединенных Штатов и баланс между обязательствами и властью всегда были неизменной темой дискуссий о внешней политике. В своей книге “Внешняя политика США: щит Республики” (U.S. Foreign Policy: Shield of the Republic) писатель и журналист Уолтер Липпманн написал в 1943 г.:

“Никто бы не сказал о стране, что у нее есть здоровая фискальная политика, если она одновременно не учитывает расходы и доходы, затраты и прибыль, обязательства и активы. Однако в международных отношениях мы, как правило, разделяем наши военные цели, наши мирные цели, наши идеалы, наши интересы, наши обязательства от наших вооруженных сил, нашего стратегического положения, наших потенциальных союзников и наших вероятных врагов. Подобная позиция не может привести к выработке какой-либо полноценной политики”.

В 1987 г. американский социолог и политолог Сэмюэл Хантингтон заметил, что США за рубежом берут на себя такие обязательства, за которые они не готовы платить у себя дома. Но эти предупреждения в основном остались без внимания политиков.
Динамика госдолга США с 2007 года, % ВВП

Вместо этого, после окончания президентства Билла Клинтона — когда Америка имела профицит бюджета — уровень задолженности неуклонно рос вверх. Он увеличился с $10,6 трлн во время администрации Джорджа Буша до $19,9 трлн при Бараке Обаме. Несмотря на то, что Дональд Трамп пообещал в 2017 г. ликвидировать долг “в течение восьми лет”, к концу его первого срока он превысит $21 трлн.

Недавно аналитики Goldman Sachs констатировали, что финансовый прогноз Соединенных Штатов “не очень хороший” и предсказали, что долг в процентах к ВВП увеличится с нынешних 4,1% до 7% к 2028 г.

Если обязательные социальные расходы и несобранные налоги являются основной причиной долгового кризиса США, то участие в военных кампаниях за рубежом в значительной степени ведет к росту национального дефицита, что редко публично признается, отмечает портал zerohedge.com.

В увлекательной новой книге “Налогообложение войн” (Taxing Wars) Сара Крепс напоминает, что с 1945 г. произошел фундаментальный сдвиг: Соединенные Штаты не вводили военные налоги и полагались исключительно на заимствования для финансирования своих иностранных военных кампаний, включая войну во Вьетнаме, Ираке и Афганистане. По мнению Крепс, дефицитное финансирование позволяет политическим лидерам заглушить оппозицию ограниченным конфликтам и отказаться от обращения к народу пойти на финансовые жертвы.

С 1945 г. Соединенные Штаты постоянно участвовали в подобных “видимых и невидимых” войнах. Поддаваясь искушению провести без лишнего шума небольшую, молниеносную военную кампанию, американские чиновники избегали контроль общества и разрушали американскую демократию.

В Америке Первая и Вторая мировые войны были популярными конфликтами и не вызывали резкую антипатию населения к военным расходам. Однако в обоих случаях затраты и обязательства, связанные со вступлением в военный конфликт в Европе, вынудили Вудро Вильсона и Франклина Рузвельта, соответственно, потратить несколько лет на то, чтобы объяснить народу необходимость вмешательства. Оба президента также стремились следовать, насколько это было возможно, модели “оплата после поступления денег”.

В 1914 г., за три года до того, как Америка вступила в Первую мировую войну, Уилсон объявил, что для финансирования оборонных программ необходимы новые налоги.

“Заимствование — недальновидное финансирование, — заявил Уилсон. — Мы должны платить по мере необходимости. Промышленность этого поколения должна оплачивать счета этого поколения”.

Во время Второй мировой войны также наблюдался резкий рост налогов. В 1941 г. максимальная предельная ставка налога на прибыль составляла 78%. После нападения Японии на Перл-Харбор конгресс повысил налог на прибыль, а также ввел 90-процентный налог на сверхприбыль и 5-процентный “победный налог” на чистый доход. В целом налогооблагаемая база увеличилась на 1000% с 1940 по 1945 гг..

После 1945 г. Соединенные Штаты принимали участие в новых войнах, но они были менее масштабными, чем Вторая мировая война. Но проблема в том, что ограниченные войны не пользовались большой популярностью — будь то Корейская война или война во Вьетнаме — и население не было заинтересовано в сокращении новой системы социальной защиты или повышении налогов для оплаты военных конфликтов за рубежом.

В январе 1951 г. 66% американцев были за то, чтобы американские войска покинули Корею. Во время вьетнамской войны Линдон Джонсон никогда не использовал термин “военный налог”, а любые повышения называл временной “надбавкой”.

Отказ платить за войну во Вьетнаме привел к высокой инфляции 1970-х гг., которая была остановлена введением ФРС драконовских процентных ставок, которые, в свою очередь, привели к тяжелой рецессии в 1981-82 гг.

После терактов 11 сентября Соединенные Штаты также отказывались платить авансом за ограниченные войны. Вместо того, чтобы призвать к финансовым жертвам, Джордж Буш попросил американцев больше тратить. Пришедший затем к власти президент Обама говорил о небольших военных расходах в Афганистане.

Но финансовые обязательства Америки были далеко не маленькими: в опубликованном в октябре 2017 г. исследовании бюджетного бюро конгресса говорится, что войны в Ираке и Афганистане обошлись США в $2,4 трлн. Невозможно бесконечно игнорировать несоответствие между обязательствами и властью. Если не будет найден баланс, то Америка столкнется с финансовыми и внешнеполитическими рискам, о которых предупреждал Уолтер Липпман в середине прошлого века.

 

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий