Федрезерв может пойти по пути Японии

Федрезерв может пойти по пути Японии

Банк Японии непременно найдет повод расширить свою программу количественных стимулов этой весной. Инфляция бесконечно далека от целевых уровней, а экономика практически не растет. На самом деле, в сложившихся обстоятельствах вряд ли стоит удивляться тому, что на предыдущем заседании регулятор попытался «хоть что-то предпринять». Но вот выбранные меры — отрицательные ставки по депозитам — действительно вызывают недоумение, особенно если вспомнить о том, что буквально за несколько дней до этого глава Центробанка Курода утверждал, что об этом не может быть и речи. Это весьма значимый поворот в экономической судьбе Японии, который также может оказать существенное влияние на мировую финансовую систему.

Япония все спланирована

Сначала обратимся к фактам. Сторонникам теории заговоров явно понравится эта хронология событий:

— 21 января: Курода выступает в парламенте и категорично заявляет, что вариант с отрицательной процентной ставкой (NIRP) не рассматривается.

— 22 января: Курода улетает в Давос

— 29 января: Курода с большим энтузиазмом соглашается на NIRP и обещает не останавливаться на этом, если того потребуют обстоятельства.

Так с кем же он пообщался в Давосе, и что ему сказали, чтобы он так резко изменил свою позицию? Тут, пожалуй, уместно вспомнить потрясающую цитату Жана-Клода Юнкера о том, что «Когда дела принимают серьезный оборот, приходится лгать» Что в нашем конкретном случае хорошо сочетается с еще одной цитатой того же Юнкера: «Пусть меня обвинять в не демократичности, но я двумя руками за тайные закулисные переговоры без лишних ушей».

Ходят слухи, что Харухико Курода вернулся после выступления в парламенте и озадачил своих сотрудников подготовкой набора документов. Он попросил их сформулировать возможные меры, которые можно принять на ближайшем заседании Банка Японии после Давоса, а также изложить все за и против. Делая вид, что возможность NIRP не обсуждалась самым подробным образом до заседания, Курода злоупотребляет доверием — кроме того, это было бы совсем не по-японски. У японцев есть такое понятие — «nemawashi». Дословно это означает примерно «рыхлить почву перед посадкой растения». И вот на этом «рыхлении почвы» основан весь процесс принятия решений: проводится обширная подготовительная работа, проект или предполагаемые изменения нужно обсудить заранее, собрать мнения, заручиться поддержкой, и лишь потом предпринимать реальные шаги. Иными словами, исход любого важного заседания предопределяется еще до его начала в процессе приватных бесед со всеми его участниками. В конце концов, решение о введении отрицательных ставок было принято с минимальным перевесом голосов (пять против четырех). Можете не сомневаться в том, что Курода точно знал, кто его поддержит, а кто будет против. Нельзя выносить на голосование подобное предложение, не будучи на 100% уверенным в том, что оно будет принято.

Европейский эксперимент еще под вопросом

Весь мир следит за европейским экспериментом. Четыре страны в Европе ввели у себя отрицательные ставки. Две других подошли к ним вплотную. В ФРС и в Банке Англии ставка всего 0.5%. Швейцарский франк, датская и шведская кроны слишком быстро укреплялись против евро, поэтому Центробанки соответствующих стран были вынуждены понизить ставки, чтобы лишить свои валюты привлекательности в глазах инвесторов.

ЕЦБ, в свою очередь, пытается стимулировать экономику Еврозоны и разжечь инфляцию. Но вопрос вот в чем: сколько побочных эффектов и непреднамеренных последствий у отрицательных процентных ставок? Больше других в этой ситуации страдают люди, которые живут на свои сбережения или пытаются накопить себе на пенсию. Очевидно, регуляторы решили действовать по принципу «лес рубят — щепки летят», и можно пожертвовать интересами этих людей ради некоего потенциального блага для всех в отдаленном будущем.

Немцам и японцам приходится покупать облигации со сроком погашения более семи лет, чтобы хотя бы остаться при своих интересах. Около 29% всех европейских облигаций теперь приносят отрицательный доход (или, проще говоря, убыток). В Японии отрицательный процент зафиксирован уже и по корпоративным облигациям. Те последствия, к которым уже привела политика Банка Японии, очевидно, не смутили большинство членов управляющего совета. Поэтому они решили попробовать еще и отрицательные процентные ставки.

Федрезерв может пойти вслед за толпой

Однако же оставим Японию и вспомним, что бывший председатель Федрезерва Бен Бернанке еще в декабре говорил о том, что Центробанку придется задуматься о введении отрицательных ставок в случае очередного глубокого спада. «Полагаю, что отрицательные ставки — это следующий шаг, который предпримет ФРС, если того потребуют обстоятельства». А бывший заместитель председателя Алан Блайндер уже предлагал ввести отрицательный процент по депозитам овернайт. Джанет Йеллен, выступая в Конгрессе в 2013 году, утверждала, что отрицательные ставки приведут к масштабным неблагоприятным последствиям. Однако теперь она утверждает, что ЦБ не сбрасывает со счетов подобные меры.

Когда мы говорим об инвесторах, то часто вспоминаем стадном инстинкте. Однако ученые экономисты и чиновники из Центробанков подвержены этим примитивным реакциям в не меньшей степени. Их стадо двигается довольно медленно, но поднимает за собой гораздо больше пыли. Хотите прозреть? Послушайте комментарии Дэвида Бланчфлауэра, бывшего члена Комитета по монетарной политике Банка Англии. Несколько лет назад он участвовал в дебатах о том, следует ли Федрезерву и Банку Англии использовать политику количественного смягчения. Тогда Бланчфлауэр высказал достаточно жесткое мнение относительно происходящего, отметив, что состояние банковского сектора в США, возможно, оставляет желать лучшего, но в Англии дела могли бы быть еще хуже.

Полный коллапс мог наступить буквально в любую минуту. Нужно было обеспечить ликвидность — в этом заключается истинный смысл существования центральных банков. Бланчфлауэр утверждал, что нельзя вот так просто сидеть на заседаниях Комитета, смотреть на всю эту ужасающую ситуацию, и ничего не предпринимать. Нужно было действовать. Оказавшись в таком затруднительном положении, вы полагаетесь на свои инстинкты, образование и опыт. Вы действуете и надеетесь, что ваши действия принесут больше пользы, чем вреда.

Теперь давайте перенесемся в будущее, в то время, когда в США начнется очередная рецессия, которая, вероятно, будет неотъемлемой частью мирового спада. Все крупнейшие центральные банки будут снижать ставки и запускать программы количественного смягчения, а, в некоторых случаях, вводить отрицательные процентные ставки. Вы сидите на заседании Федерального комитета по открытым рынкам. Почти все присутствующие в этой комнате — убежденные кейнсианцы. Ваш опыт и образование также в значительной мере склоняет вас к этой позиции. Вы собираетесь предпринять шаги, которые соответствуют вашим теоретическим познаниям о том, как устроен этот мир. Ваша теория гласит, что нужно снизить стоимость денег, чтобы люди брали кредиты и тратили их. Вы знаете, что это навредит тем, кто сберегает, но для вас сейчас важнее снова запустить экономику.

Что вы делаете? Вы слышите, как все обсуждают сильный доллар, который вредит американскому бизнесу. Вы обеспокоены тем, к каким последствиям может привести введение отрицательных ставок в отношении мировой резервной валюты. Однако штатные экономисты передают вам результаты исследований, в которых убедительно говорится о том, что отрицательные ставки — это оптимальное решение в сложившихся обстоятельствах. И вы сдаетесь. Именно в такой ситуации оказался Курода, вернувшись из Давоса — его поджидали штатные экономисты (получившие такое же образование, как и экономисты ФРС). И, да, вполне возможно, что его также убедили его коллеги из других стран, которые уже перешли на отрицательные ставки. Ясно одно. Подобные решения не принимаются после парочки дискуссий. Курода явно уже долго думал об этом.

Готовьтесь

Нужно понимать, что в мире элитарной экономики все друг друга знают. Многие учились в одних университетах, все они часто общаются на разных конференциях, частных встречах, по телефону и по электронной почте. Можете не сомневаться в том, что они обсуждают возможность введения отрицательных процентных ставок в США. Политики не обязаны идти этим путем, но они думают об этом. И когда они говорят нам, что это один из возможных вариантов, к ним стоит прислушаться. Некоторые весьма известные экономисты (в том числе и лауреаты Нобелевской премии) в частных беседах говорят о том, что Штатам нужно ориентироваться на инфляцию не в 2%, а в 4%. Но публично об этом никто не упоминает. Они все прекрасно понимают серьезность момента, а их экономические теории говорят о том, что выход их сложившейся ситуации — больше количественных стимулов и максимально низкие ставки.

Экономисты верят в свои теории, также как многие люди верят в своих богов. Поэтому, принимая инвестиционные решения, необходимо проигрывать все варианты, оценивать последствия различных событий, в том числе и введения отрицательных процентных ставок. Не стоит тянуть с защитными мерами и ждать, пока это решение уже будет принято. Конечно, NIRP случится в США не на этой неделе, и даже не в этом месяце. Возможно даже не в этом году. Но если Федрезерв уже задумывается об этом, нужно учитывать, что вероятность, что это решение будет принято, реально существует.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий