Что такое локализация и почему вокруг нее столько споров? Давайте разберемся в этом способе поддержки промышленности

Что такое локализация и почему вокруг нее столько споров? Давайте разберемся в этом способе поддержки промышленности

Если польская компания захочет продать Украине трамвай или другую подобную продукцию, то нужно будет хотя бы часть ее произвести в Украине. Пока сторонники и противники этой идеи спорят между собой, мы решили спокойно разобраться в ситуации.

Страны с сильной экономикой были такими не всегда, они различными способами развивали свою экономику и продолжают это делать сейчас.

А экономика каждой страны устроена по-разному. И прежде чем переходить непосредственно к теме локализации, есть смысл поговорить о том, как другие государства защищают свои экономические интересы.

Наверняка у многих в Украине сложилось впечатление, что западная экономика полностью свободна от протекционизма. Но это не так.

Как другие страны поддерживают свою экономику

Несмотря на Соглашение о свободной торговле с ЕС, экспорт из Украины облагается пошлинами. Украина может без пошлин экспортировать в ЕС только товары из не очень длинного списка и в небольших объемах, но основной экспорт происходит с пошлинами.

Европейское сельское хозяйство много лет «сидит» на дотациях. Европейские власти понимают: фермеры не могут самостоятельно тягаться с крупными аграрными корпорациями, и большинство без поддержки загнется.

Локализация в законах ЕС. В странах ЕС государство может отклонить предложение, если менее половины производственных компонентов происходят из стран вне ЕС. Это правило работает в нескольких отраслях, в том числе в сфере общественного транспорта.

Правда, у них речь идет о праве отклонить победителя, а согласно украинскому законопроекту, если компания не соблюдает локализацию, она не сможет выиграть тендер.

США действуют в разных направлениях одновременно. В США государство должно закупать продукцию со степенью локализации аж до 80%. Также Америка вводит пошлины на различные товары из разных стран, и в результате многие компании переносят производство обратно в Америку. А еще работают неформальные каналы, например, Америка добилась покупки Саудовской Аравией американского оружия (без конкурса, конечно).

Иные формы защиты экономики в ЕС и других странах. Италия компенсирует до 10% стоимости солнечных электростанций, при строительстве которых соблюдены требования о локализации.

В Польше тендеры обычно включают требования о локализации производства в ЕС на уровне 50%. При определении победителя тендера государство может учитывать не только цену, а и другие критерии. Есть программы поддержки польских производителей.

Франция пыталась продать России «Мистрали», и эта покупка была попросту пролоббирована руководством государства и сорвалась лишь из-за санкций против России.

Германия облегчила доступ квалифицированных иностранцев на свой рынок труда.

А еще вспомните об огромной поддержке, которую сейчас правительства всего мира оказывают бизнесу в связи с пандемией.

Локализация — еще один способ стимулировать рост промышленности

В каждой стране есть свои инструменты защиты, поддержки и стимулов. Эта политика касается разных индустрий — все зависит от исторических условий и целей, которые ставит перед собой страна.

Украина предлагает, чтобы иностранные компании, которые хотят продавать свои трамваи, автобусы, поезда, турбины и другую продукцию машиностроения, производили ее частично из деталей, изготовленных в Украине. Доля украинских деталей в зависимости от продукта и года, когда они произведены, должна быть от 10 до 40%.

что такое локализация промышленности

Локализация предлагает нарастить промышленные мускулы, а не вытаскивать умирающие компании с того света (как раньше)

Как было раньше? Украина в прошлом уже пыталась поддерживать промышленность, например, давала дотации производителям автомобилей. Но как ты сам каждый день видишь на улицах, украинцы предпочитают не наши, а импортные машины.

Сейчас нам предлагают другой подход: стимулировать уже достаточно развитую индустрию. Трамваи в Украине производят «Эталон», «Электрон» и «Татра Юг», автобусы — «Эталон», «Электрон», Львовский автобусный завод, «Богдан» и еще семь компаний, такая же конкуренция есть среди производителей или ремонтников железнодорожного транспорта, коммунальной техники и энергетического оборудования. А еще больше компаний производят комплектующие к этой технике.

Вот финансовые результаты компаний, которые после принятия этого закона могут получить новые заказы. Крюковский вагоностроительный завод — прибыль 829 млн грн, что в 2 раза больше, чем годом ранее, Львовский локомотиворемонтный завод — прибыль 510 тыс. грн, «Еврокар» — прибыль 213 млн грн.

Это несколько компаний из большого списка тех, которые могут претендовать на новые заказы от государства. В полном списке их гораздо больше. Например, компаний, основной вид деятельности которых «производство железнодорожных локомотивов и подвижного состава», более 25 (система YouСontrol позволяет видеть только первые 25).

Это уже не искусственное дыхание умирающим заводам, а скорее белковый коктейль для спортсменов, чтобы уже существующие и работающие предприятия обзавелись внушительными мышцами и вышли в другую весовую категорию.

продукция украинского машиностроения

Мы сейчас находимся на том этапе, который другие страны уже давно прошли. Но если Украина хочет стать такой же экономически развитой страной, как Франция, нужно изучить ее опыт экономического развития.

Либерализм — только одна из возможных экономических политик

Когда кто-то из известных людей выступает за экономический либерализм — это его личное мнение. Западные страны постоянно лоббируют свои экономические интересы и принимают законы, которые не очень соответствуют этой идее. Потому что понимают: свободный рынок — это хорошо, но когда дело доходит до наполнения бюджета, не всегда достаточно. И находят способы совместить экономический либерализм с протекционизмом.

Даже бывший министр экономики Украины Тимофей Милованов признавался, что приходил на должность убежденным либералом, но работая, понял, что некоторые протекционистские меры Украине не помешали бы. Потому что либерализм — это идеал, к которому надо стремиться, но как только ты занимаешь должность министра финансов или экономики в любой европейской стране, то тут же начинаешь выписывать дотации фермерам.

потенциальный эффект от локализации продукции машиностроения
Экономический эффект от локализации согласно расчетам Центра рыночной экономики и Института информатизации и моделирования экономики (с использованием модели Global Trade Analysis Project)

С экспортом сырья у нас уже все хорошо, нужно стимулировать экспорт готовой продукции

Сейчас Украина — скорее мировой покупатель, чем продавец. Мы импортируем больше, чем экспортируем, и ежегодно разрыв растет.

баланс товаров и услуг в Украине

А экономические последствия нашего экспорта вызывают тревогу. Более 70% экспорта Украины — сырье или товары небольшой обработки. Продавать зерно и металл миру мы уже научились. Но на них не построишь крепкую экономику. А вот продавать продукцию с высокой добавленной стоимостью — еще не научились.

Тем более ее есть кому покупать

Внутренний рынок у нас достаточно большой и привлекательный как для украинских, так и для иностранных компаний. Ежегодно Украина совершает госзакупок на 25 миллиардов долларов, и 38% — это импорт.

В нынешней экономической ситуации каждая страна стремится помочь именно национальным компаниям, потому что деньги от произведенных ими товаров по максимуму идут в национальную экономику. Так что отдавать 38% рынка иностранным производителям во время экономического кризиса — очень спорная политика, особенно если в других странах доля проникновения импорта в госзакупки намного ниже, чем у нас.

доля имппорта в публичных закупках в Украине

Тем более что 60% основных фондов Украины нуждаются в полной замене или модернизации. А по данным ProZorro, за последние пять лет Украина потратила 120 млрд грн на закупки транспорта, коммунальной техники и оборудования для энергетики. И это отличный рынок как для наших, так и для иностранных компаний.

У Украины нет денег и возможностей европейских стран, чтобы действовать их методами

Если польский или немецкий производитель захочет продать Украине свою технику, он пойдет в экспортно-кредитное агентство своей страны и предложит покупателю кредит с очень привлекательной ставкой.

В Украине нет экспортно-кредитного агентства. А это значит, что украинский экспортер не сможет предложить своему иностранному покупателю выгодный кредит для покупки своей продукции.

Уменьшение бюрократии и борьба с коррупцией, естественно, очень помогли бы нашей промышленности. Но это надо делать вне зависимости от того, обсуждаем мы локализацию или нет, и это игра вдолгую.

Локализация могла бы стать инструментом, который позволил бы не брать деньги из бюджета напрямую и тратить их в первую очередь на продукцию, произведенную в Украине.

Кроме локализации требуются и многие другие законы

Промышленная политика ответственного правительства должна быть комплексной: тут снизить налоги, там уменьшить бюрократию, создать экспортно-кредитное агентство, а еще можно и дать преференции при госзакупках. Локализация — это только один из законов, которые нужно принять, чтобы Украине не пришлось спонсировать промышленность и бюджет других государств.

Промышленная политика должна основываться на стратегии. Стратегия — это карта, которая показывает, в какой пункт назначения идет страна, какие препятствия есть на пути и как она будет с ними справляться.

Принимая законопроект о локализации, необходимо одновременно думать о стратегии: как еще мы будем стимулировать иностранных производителей открывать производство в Украине, что можем предложить такого, чего не могут дать другие страны, как совместные украинско-польские, французские и другие предприятия будут выходить на внешние рынки.

Если подходить к стимулированию промышленности комплексно, в принятии этого закона есть смысл. Если же Украина его примет и не сделает следующего шага, ни в какой поддержке промышленности нет смысла, так как будет нечего поддерживать.

Важно, что локализация — это не защита олигархов

Наши олигархи сосредоточили свой интерес на других индустриях. Безусловно, рост промышленного производства увеличит потребление металла или электроэнергии, и опосредованно выгоду получат и те бизнесмены, которых можно назвать олигархами. Значит ли это, что нам тогда вообще не надо развивать промышленность?

транспорт, производимый в Украине
Предприятия, производящие технику, которая попадает под локализацию.

Локализация не заставит покупать машины скорой помощи или вагоны метро худшего качества

Степень локализации становится одним из критериев, а не единственным. Цена и требования, которые предъявляет заказчик, все еще остаются в силе.

Если на конкурс по закупке вагонов метро в Харькове подастся компания, продукция которой не соответствует требованиям, она не выиграет его, даже если будет производить вагоны исключительно из украинских деталей. Выиграет тот, кто предложит продукт, соответствующий условиям, по самой низкой цене и с нужной степенью локализации.

А конкуренция, которая стимулирует качество продукции, никуда не исчезнет, просто конкурировать между собой будут украинские компании. Ведь у нас все равно достаточно собственных производителей продукции машиностроения и отдельных ее деталей. А также украинские заводы будут конкурировать с заводами, созданными совместно отечественными и иностранными бизнесменами и расположенные в Украине. Или даже с теми, кто не расположен в Украине, но достиг требуемой степени локализации, используя украинские комплектующие.

продукция машиностроения Украины
Предприятия, производящие технику, которая попадает под локализацию

Но вообще вопрос качества — это не вопрос локализации. Чтобы гарантированно получить качественный товар, нужно составлять условия закупки так, чтобы нельзя было поставлять некачественный.

Или по завышенной цене

Цена у наших производителей ниже, чем у западных. Например, один трамвайный вагон «Татра-Юг» стоит 43 млн грн, а аналогичный ему производства польской компании Pesa — 57 млн. Поезд «Тарпан», удобство которого ты уже наверняка хотя бы раз оценил, в два раза дешевле южнокорейского Hyundai.

Поезда Хюндай

Если у кого-то есть опасения, что закон может привести к росту цен, значит, с этим риском надо работать, а не отказываться от хорошего закона. В конце концов, переходить дорогу — это тоже риск. Поэтому мы переходим дорогу не там, где захотим и когда захотим, а только по переходу или на зеленый свет — управляем рисками.

Хотя аргумент про рост цен можно рассматривать и с другой стороны. Конечно, пять подержанных трамваев из Швейцарии будут стоить столько же, сколько один, произведенный в Украине. Но почему-то те же швейцарцы, французы или поляки не ездят на б/у трамваях, хоть они до сих пор качественные, а закупают новые. Потому что понимают, что производство новых дает рабочие места, рост благосостояния, поступлений от налогов и в целом рост экономики.

На претензии других стран нужно отвечать на переговорах

Мы видели обоснования авторов законопроекта о локализации, которые считают, что он соответствует международным законам. Слышали и противоположное мнение — что не соответствует. Налицо конфликт, который нужно решать путем переговоров.

Но любые торговые договоры имеют исключения: при наступлении форс-мажорных обстоятельств, угрозе национальной безопасности, когда экономическая мощь торговых партнеров несопоставима и открытая торговля может нанести ущерб экономике одной стороны.

В Украине сложилась именно такая ситуация: часть территории Украина не контролирует (и это именно промышленный регион), в стране хронический дефицит торгового баланса, украинцы массово эмигрируют в другие страны. Очевидно, что нам кроме свободной торговли нужен инструмент защиты своей экономики, если либеральная политика может ей навредить.

А противоречия с другими странами в таких случаях решаются путем переговоров. Америка в 2018 году ввела пошлины на сталь и алюминий из ЕС и других стран, в том числе из Украины, аргументируя это защитой национальной экономики. И расширила их в 2020-м. Конечно, Европейский союз с такой аргументацией не согласился, и спор между ними решается в рамках переговоров.

С Европейским союзом нужно разговаривать, объяснять мотивы Украины и доказывать, что сейчас важнее предоставить работу украинцам на высокотехнологичных производствах внутри страны, чем допускать массовую эмиграцию. Тем более, на дворе эпидемия, многие лишаются работы и каждая страна использует любые возможности, чтобы обеспечить рабочие места своим гражданам.

Это борьба позиций вполне нормальная в отношениях даже между партнерами, потому что, естественно, каждый в первую очередь думает о своей выгоде.

Выводы

Страны конкурируют между собой точно так же, как компании. Один из способов развивать рынок — стимулировать его развитие. Вот пример из Украины: мы приняли законодательство об удаленной идентификации клиентов и BankID. Именно это позволило развиваться банкам без отделений — monobank, sportbank, todobank. Локализация — похожий инструмент, который создает условия для развития рынка.

Отмотай время чуть-чуть назад и вспомни, как изменилась ситуация после принятия стимулирующего закона о языковых квотах. За несколько лет доступ в эфиры получили многие шикарные украиноязычные исполнители, которых раньше нужно было намеренно выискивать.

Сама мысль поддержки отечественного производителя во время кризиса и при наличии экономически сильных соседей хорошая. И локализация явно лучше тех методов, которыми Украина «поддерживала» бизнес ранее. Если квалифицированные специалисты видят в этом подходе недостатки, они должны предлагать правки, которые улучшат законопроект о ней, уменьшат риски.

Естественно, закон о локализации сам по себе не превратит Украину в страну мечты, которая будет сниться по ночам директорам иностранных производителей автобусов и трамваев. Как раз для этого нужны другие законы: о налоговых льготах, грантах на R&D, дешевых кредитах, борьбе с коррупцией в конце концов. Мы пока что не написали эти законы и не привлекли в Украину достаточно иностранных инвестиций, но это не повод отказываться от локализации. Просто нужно взять и написать другие законы.

Ведь главный заказчик того, что делает украинское правительство, — украинский народ и украинский бизнес. Люди, которые уезжают работать на заводы в Польшу. Компании, которые платят миллиарды гривен налогов. Мы должны учитывать позицию Европы, но не игнорировать позицию своих граждан и своего бизнеса.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий