Быстрый старт прямых иностранных инвестиций в Африку

Быстрый старт прямых иностранных инвестиций в Африку

Для ускорения роста и решения проблемы крайней нищеты африканские лидеры должны попытаться привлечь сотни миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. Им следует подражать Китаю и начать с охвата 165 миллионов членов диаспоры континента.

ЛОМЕ/БОСТОН — В Докладе Организации Объединенных Наций о мировых инвестициях за 2020 год Генеральный секретарь Антониу Гутерриш отметил, что в этом году «ожидается резкое падение мировых прямых иностранных инвестиций (ПИИ) с уровня 2019 года в 1,5 триллиона долларов» до уровня ниже минимума, достигнутого в мировой финансовый кризис. Это снижение будет иметь разрушительные последствия для развивающихся экономик, многие из которых уже находятся в кризисе из-за пандемии COVID-19.

Немногие регионы будут бороться больше, чем Африка. На этот континент не только приходится всего 3% мирового ВВПА, но и в настоящее время он привлекает менее 3% мировых прямых иностранных инвестиций, что является решающим фактором в продвижении других регионов к процветанию.

Чтобы ускорить рост и потенциально помочь избавить континент от крайней нищеты раз и навсегда, африканские лидеры должны попытаться преодолеть трудности и привлечь сотни миллиардов долларов в виде прямых иностранных инвестиций. Им следует начать с поиска инвестиций от 165 миллионов членов африканской диаспоры. И они могут черпать вдохновение в стремительном росте Китая, ставшего вторым по величине получателем ПИИ в мире после Соединенных Штатов.

Экономисты и политики хорошо осведомлены о выгодах, поставленных на карту для экономического развития.

Помимо обеспечения стран с развивающейся экономикой столь необходимого притока капитала, ПИИ, как правило, носят долгосрочный характер и стимулируют развитие местных навыков и передачу технологий. Когда международные фирмы, такие как Apple или Tesla, решают построить производственные мощности, торговые сети, розничные магазины и сервисные центры в Китае, например, они предоставляют рабочие места, технологии и ноу-хау местным китайцам, а также возможности для малых предприятий по снабжению крупных заводов.
Путь Китая к привлечению значительных объемов прямых иностранных инвестиций начался четыре десятилетия назад, когда Дэн Сяопин пришел к власти и провел рыночные реформы. Некоторые могут предположить, что большая часть притока прямых иностранных инвестиций в страну с тех пор поступает от некитайских инвесторов и компаний. Фактически, по данным Алана Смарта из Университета Калгари и Джинн-ю Хсу из Национального университета Тайваня, на Гонконг приходилась половина ПИИ в размере 307,6 млрд долларов, полученных Китаем в период с 1979 по 1999 год, а на Тайвань — примерно 8%. В целом 77% от общего притока ПИИ в Китай за этот период приходилось на Азию, в то время как на США и страны-члены Европейского Союза приходилось всего 16% вместе взятых. Как заметил один комментатор «С самого начала эры экономических реформ в Китае на долю китайской диаспоры приходилась львиная доля иностранных инвестиций».

Первые инвесторы из диаспоры принесли с собой уникальный набор сильных сторон: тесные связи с местным населением, понимание местных обычаев и, что, пожалуй, самое важное, личную заинтересованность в развитии Китая. Эти преимущества повысили успешность их проектов, что способствовало привлекательности страны для других инвесторов. Вскоре объем прямых иностранных инвестиций резко вырос: они внесли значительный вклад в быстрый рост Китая за последние четыре десятилетия и, таким образом, помогли вывести из бедности около одного миллиарда китайцев, и в 2019 году было вложено 141 миллиард долларов, поскольку иностранные инвесторы продолжали делать ставки на растущий спрос китайских потребителей товаров и услуг.

Африканские лидеры должны стремиться подражать примеру Китая. Африканская диаспора отправила домой 48 миллиардов долларов денежных переводов в 2019 году.

Хотя в этом году общая сумма, вероятно, упадет ниже 40 миллиардов долларов, из-за пандемии африканские правительства, инвесторы и предприниматели могут получить долгосрочные выгоды от наличия обширной диаспоры, создав жизнеспособную стратегия привлечения притока, поддерживающего долгосрочные проекты развития.

Правда, Африке будет сложно сопоставить общий объем прямых иностранных инвестиций Китая. Глобальные цепочки поставок уже созданы, пандемия опустошила многие африканские экономики, а Африка, в отличие от Китая, включает 54 суверенных государства. Но континент все же может добиться успеха с помощью государственной политики, которая, как и в Китае, поощряет инвестиции диаспоры в производственные предприятия.

Что касается повышения национального благосостояния, исследования показывают, что новаторы несут ответственность за зажигание спички, в то время как правительства раздувают огонь. Отрадно, что предпринимаются усилия по увеличению инвестиций диаспоры в инновационные африканские проекты. Одной из таких инициатив является Future Africa Collective (FAC), краудфандинговая инвестиционная платформа только для членов, основанная в январе 2020 года ветераном африканского предпринимателя Иинолува Абойеджи.

FAC стремится использовать финансовый, человеческий и социальный капитал африканской диаспоры, связывая инвесторов с новаторами Африки. В частности, платформа дает африканским диаспорам и другим людям возможность инвестировать минимум 5000 долларов в некоторые из самых многообещающих стартапов на континенте. На данный момент FAC помог таким компаниям, как Tambua Health, Evolve Credit, Bamboo и Releaf, собрать миллионы долларов.

Платформа Aboyeji — лишь один пример того, как краудфандинг от разнообразной группы инвесторов быстро набирает популярность в Африке. В недавнем отчете AfricArena было выделено несколько стартапов, которые успешно собрали сотни тысяч долларов с помощью аналогичных платформ. Опыт Китая показывает, что ключом к быстрому открытию прямых иностранных инвестиций в Африку будет использование этих платформ для нацеливания на африканскую диаспору.

Поскольку COVID-19 продолжает наносить ущерб Африке, перспективы континента все больше зависят от членов диаспоры, объединяющих свои ресурсы. Возможности для инноваций имеются в большом количестве, поскольку все большее число африканцев не имеет доступа к недорогим продуктам и услугам, которые могли бы улучшить их жизнь. Благодаря своим связям, местным ноу-хау и глубокому желанию видеть процветающую Африку, африканские диаспоры могут создать прочную основу для инвестиций, которая позволит региону привлекать другие новые источники ПИИ и ускорять его экономический рост.

 

Карл Манлан
— научный сотрудник New Voices
в Институте Аспена в 2016 году

Эфоса Оджомо
— старший научный сотрудник
Института Клейтона Кристенсена

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий