Богдан Данилишин о рецепте возрождения украинской экономики

Богдан Данилишин о рецепте возрождения украинской экономики

Приоритетные задачи в современных условиях — это увеличение занятости и развитие производства, а не таргетирование инфляции через повышение процентных ставок

Девять известных экономистов предложили рецепт возрождения украинской экономики, который сводится к 4 пунктам:

  1. Повысить налоги одновременно с увеличением расходов на выплату процентов по внутренним государственным займам.
  2. Сконцентрировать усилия Минфина на понижении уровня инфляции, которая должна стать номинальным якорем для экономики. Обменный курс следует сделать гибким. Нарастить сбережения экономики за счет повышения процентов по вкладам и займам.
  3. Ужесточить ограничения на движение капитала и импорт.
  4. Максимально дерегулировать экономическую деятельность по содействию частным инициативам бизнеса. Рационально использовать бюджетные ресурсы.
Как видим, экономисты почему-то отвергают активную роль государства в возрождении украинской экономики, концентрируя его основное внимание на макроэкономической стабильности (в части инфляции) и отдавая восстановление Украины в руки рыночных сил, для которых государство должно создать благоприятную бизнес-среду в виде низкой инфляции и дерегуляции.
По нашему мнению такой подход во многом дискуссионный. У Украины уже был опыт чрезмерной концентрации усилий НБУ и правительства на инфляционных проблемах, что привело к перераспределению ресурсов экономики в пользу финансовых посредников. В 2016-2019 гг. был период очень высоких процентных ставок, консолидации госрасходов, снижение налогов, уменьшения роли государства в экономике. В результате Украина еще больше отставала в развитии от стран — географических соседей, падение сбережений и инвестиций достигло рекордно низких показателей, трудовая миграция и безработица стали «естественным» явлением для украинской экономики, равно как и ее деиндустриализация. Не стоит повторять те же ошибки, мечтая о чудодейственной силе рыночных механизмов, тем более в условиях военной экономики.

Далее о том, что действительно нужно делать в Украине.

Интенсивное создание рабочих мест.

Это позволит сохранить сбережения, усилить обороноспособность страны и уберечь экономику от девальвационного кризиса. Конкретные направления такой структурной политики — вопрос дискуссионный. На наш взгляд, основные усилия следует сконцентрировать на развитии ВПК и технологий двойного назначения, эффективном использовании имеющихся природных ресурсов, добыче и переработке углеводородов.

Формирование ВПК и производство товаров двойного назначения

Требования военного времени не оставляют выбора в вопросе приоритетов промышленной политики. Расходы дефицитных валютных ресурсов на вооружение или военная помощь от международных партнеров не могут быть вечными. Развитие отечественного ВПК и товаров двойного назначения должно стать главным приоритетом промышленной политики ближайшего будущего. Особо следует обратить внимание на сферу ракетной техники и переносных комплексов, беспилотной авиации, производства боеприпасов. По примеру Израиля в экономике можно развивать инновационные кластеры на базе военных технологий, которые могут иметь двойное назначение.

Максимальное вовлечение в экономическое обращение природно-ресурсного потенциала и формирование производств различного типа.

Украина богата природными ресурсами. Повышение эффективности их использования, формирование производств с высокой степенью переработки полезных ископаемых или сельскохозяйственной продукции – это путь к качественным изменениям структуре экономики и повышению уровня ее технологического уклада. Одновременно это и весомый вклад в формирование мощных производственных кластеров национальной экономики со значительным количеством рабочих мест (включая сопредельные и вспомогательные отрасли), что позволит решить проблему занятости населения.

Увеличение добычи собственного углеродного сырья.

Для решения проблемы энергетической безопасности необходима государственная политика создания и развития стратегически важных предприятий по добыванию и переработке углеводородов.

Я высоко оцениваю деятельность Правления НБУ в период февраля-июня 2022 г. Однако у меня есть свое мнение относительно некоторых аспектов. Во время войны не нужно концентрироваться на проблеме инфляции вместо проблемы безработицы, пытаться рыночными способами (повышением процентных ставок) сократить нерыночный дефицит государственного бюджета, а также преждевременно возвращаться к режиму гибкого курсообразования. Рассмотрим эти аргументы подробнее.

Повышение процентных ставок не спасет сбережения и не повлияет на инфляцию.

В нынешних условиях сбережения населения в большей степени сокращаются из-за потери рабочих мест и связанного с этим снижения (или исчезновения) текущих доходов, чем по причине роста цен в магазинах. Нельзя сохранить сбережения без сохранения рабочих мест. Перераспределение ресурсов в пользу высоких процентов лишь сделает богатых людей еще богаче, усугубит кризис рабочих мест, что больно ударит по сбережениям беднейших слоев населения. Основными выгодополучателями от такой сделки будут банки.

А антиинфляционный эффект высоких процентных ставок на экономику, находящейся в состоянии структурного кризиса, будет минимальным. Основные причины текущей инфляции в Украине носят немонетарный характер, связаны со структурной перестройкой производственно-финансовых связей экономики, проблемами поставки сырья и сбыта готовой продукции. Причины нынешней инфляции в росте расходов производителей, а не в увеличении доходов потребителей. Монетарная политика бессильна против инфляции, вызванной падением производительности ниже уровня безубыточности.

Повышение процентных ставок по обслуживанию долга не сократит дефицит госбюджета, однако создаст проблемы для долговой устойчивости государственных финансов.

Расширение нерыночного дефицита военного времени требует привлечения нерыночных источников его финансирования — международной кредитной и грантовой помощи, а также эмиссионного финансирования со стороны НБУ (учитывая ограничения по целевому направлению эмиссии, предусмотренные, в частности, Основными основами денежно-кредитной политики на период военного положения и переходный период).

Можно согласиться с тезисом, что процентные ставки заемных средств должны быть рыночными.

Однако здесь ключевой момент — какой уровень ставок следует считать рыночным. Современные центральные банки (включая НБУ) осуществляют монетарное регулирование экономики через независимую процентную политику. Это значит, что уровень их процентных ставок искусственный и зависит от целей, которые они преследуют в определенный момент. На настоящий рыночный уровень процентных ставок может указывать динамика банковских ставок по депозитам или же динамика ставок межбанковского рынка. В Украине за два месяца после повышения ключевой ставки (на 15 п.п.) средний уровень срочных депозитных ставок банков вырос всего на 3 п.п. (до 10% годовых), а ставка межбанковского рынка UONIA устойчиво держится на нижней границе коридора процентных ставок НБУ (23% годовых). Пассивная реакция этих ставок указывает на то, что рыночная стоимость денег в украинской экономике находится значительно ниже уровня, определяемого ключевой ставкой НБУ.

Рынок — это не только цены. Рынок — это цены умноженные на количество проданного товара. Рыночная цена денег — это результат компромисса между заемщиком и кредитором. Если прирост инфляции толкает рыночную процентную ставку вверх, то снижение объемов производства толкает рыночную ставку вниз. На сегодняшний день темпы падения производства по абсолютному значению превышают темпы роста инфляции, что указывает на смещение рыночной стоимости заемного ресурса вниз.

Концентрация на проблеме инфляции во время структурного кризиса может привести к непредсказуемым результатам.

Так, дополнительные налоги, которые попытается собрать Минфин с ослабленной экономики для финансирования неотложных потребностей бюджета, могут полностью и полностью пойти на выплату повышенных процентных ставок финансовым посредникам. Нечто подобное уже происходило в Украине после 2015 г., с той лишь разницей, что тогда основной упор был сделан на консолидации (сокращении) бюджетных расходов.

Не следует наделять Минфин несвойственной ему функцией ответственности за стабильность цен и оперирование процентной ставкой гособлигаций в этих целях.

У Минфина есть свои три ключевые функции: макроэкономическая стабильность, перераспределение ресурсов экономики и направление их на приоритетные направления. Для выполнения этих функций у Минфина есть соответствующие инструменты. Вклад его в макроэкономическую стабильность состоит в контроле за уровнем государственного долга и дефицита. Перераспределение и аллокация ресурсов осуществляется через политику доходов и расходов.

Ресурсы Минфина ограничены текущими доходами, зависящими от динамики добавленной стоимости в экономике. А процентная ставка государственных облигаций априори не может являться инструментом для достижения Минфином тех или иных целей, потому что он (в отличие от центрального банка) фактически не контролирует этот инструмент.

Известный экономист, нобелевский лауреат Т.Сарджент еще в 1981 г. доказал, что повышение процентных ставок в условиях падения реального ВВП не дает антиинфляционного эффекта, если при этом баланс государственного бюджета сохраняется дефицитным. Вывод экономиста в том, что для достижения антиинфляционного эффекта нужно снижать дефицит государственного бюджета, но без повышения процентных ставок, по крайней мере, пока темпы реального ВВП будут оставаться ниже уровня реальных процентных ставок.

Не нужно преждевременно возвращаться к режиму гибкого курсообразования.

Обстоятельства военного положения обусловили формирование в экономике каскада нерыночных факторов, которые продолжат влияние на спрос и предложение иностранной валюты и в послевоенное время. В таких условиях фиксация обменного курса обеспечивает целый ряд преимуществ для формирования инфляционных ожиданий, поскольку способствует предсказуемости бизнес-процессов, росту инвестиций и торговли, уменьшению уязвимости от изменения потоков капиталов, стабилизации долговой позиции экономики с высоким уровнем долларизации долга. Режим фиксированного обменного курса также совместим с независимой процентной политикой и режимом инфляционного таргетирования при сохранении определенных ограничений на движение капитала. Кроме того, фиксация обменного курса позволяет улучшить эффективность процессов интеграции в рамках геополитических союзов. Поэтому фиксированный курс гривни и дальше служит основным якорем стабилизации ожиданий и ключевым средством выполнения приоритетных целей НБУ.

Следовательно, основные текущие приоритеты Украины следует сконцентрировать в вопросах содействия занятости и создания рабочих мест. Актуальные направления — развитие ВПК и смежных и двойных технологий, переработка добывающего и сельскохозяйственного сырья, энергетическая безопасность. Не следует пытаться преодолеть нерыночные шоки рыночными инструментами — усмирять структурную инфляцию или влиять на дефицит бюджета повышением процентных ставок. Не следует вводить гибкое курсообразование при доминировании нерыночных факторов спроса и предложения на иностранную валюту. Такие решения будут контрпродуктивными, потому что уменьшат производительность реального сектора экономики, занятость и инвестиции.

 

Богдан Данилишин
— председатель Совета
Национального банка
Украины

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий