Банки теряют свою роль в развитии экономики

Банки теряют свою роль в развитии экономики

Банковская система за два года пережила чуть ли не самый тяжелый период очищения и трансформации. Как следствие пертурбации, на счетах в банковской системе находится около 100 млрд гривен сверхвысокой ликвидности, а общий объем так называемой свободной ликвидности, потенциально доступной для кредитования реального сектора экономики, порядка 60 млрд гривен. Объем свободной ликвидности держится на протяжении 12 месяцев, отмечает глава совета НАБУ Роман Шпек.

Международные аналитики считают, что Украина нуждается в радикальных и стабильных реформах.

“У нас иногда мелькают радикальные реформы, или реформы урывками. У нас нет стабильных реформ. За последние 6 лет, 4 программы с МВФ приостанавливались на подходе ко второму траншу или уже после получения второго транша. Популизм овладевает массами. Действительно парадоксальная ситуация – столько ликвидности в банковской системе, но никто из банков не готов системно возобновлять кредитование”, – отмечает Роман Шпек.

По его мнению банки в различных экономических сферах находят привлекательные для себя предприятия и выдают им займы.

“Проблема не в том, что не хватает средств, проблема в том, что действующее законодательство и недобросовестные заемщики создают массу полулегальных схем, механизмов избежания исполнения своих обязательств”, – уверяет Шпек.

Тяжелый урок

Двухгодичный кризис преподал банкам хороший урок. Отныне финансовые инструменты смотрят в сторону краткоскрочных потребительских кредитов населению, а также в сторону без рисковых инструментов Национального банка и государства. Низкий уровень инвестиционной привлекательности страны, значительные риски неплатежеспособности потенциальных заемщиков, наличие значительного объема проблемных кредитов в банковских портфелях, судебные риски и проблемы. Это одни из множественных причин, которые сдерживают кредитование. По большей степени, данные факторы не зависят от действий самих банковских учреждений.

Кроме того, к проблемам можно отнести неэффективность Государственной исполнительной службы. Судя по официальной статистике, исполняется приблизительно 30% решений, а по оценкам независимых экспертов только 3-4%, следом идут высокие затраты должников и взыскателей при принудительном выполнении решений (по данным Мирового банка около 40% взимаемых долгов перераспределяется в пользу третьих лиц), затем задержки перерасчетов Госказначейством средств, полученных от реализации арестованного имущества и так далее.

Проблемные кредиты

На сегодняшний день уровень неработающих или проблемных кредитов, по оценкам Национального банка, превышает 40%.

“Конечно с таким багажом, при отсутствии законов защищающие права кредиторов достаточно сложно демонстрировать желание наращивать кредитование, и эту проблему мы понимаем. С другой стороны, глядя на структуру проблемных кредитов, анализируя данные кредиты, мы можем поделить их на несколько групп. Самая легка для понимания группа – это там, где кредитные проекты были несколько переоценены, где при оценке бизнес плана не учитывались возможные риски. Сегодня таким предприятиям нужна перестройка: одни потеряли рынки сбыта, другие поставщиков, третьи потеряли производственные мощности. В таких случаях им требуется достаточно мощная реструктуризация. Вторая группа – это проекты с глубокой переоцененной стоимостью. Вспомните, у нас была тенденция, когда многие ушли в кредитование строительства. И последняя, третья группа – связанные лица. Здесь все вместе: и переоцененные проекты, и другие мотивационные факторы, которые привели к тому, что у банков есть достаточно серьезный объем кредитов связанных лиц”, – рассказала заместитель главы Национального банка Екатерина Рожкова.

Ранее НАБУ подсчитывали , что с 2008 по 2011 год доля просроченной задолженности по кредитам в общей сумме кредитов постоянно увеличивалась, и по состоянию на 01.01.2014 доля составляла приблизительно 71 млрд гривен. На протяжении 2014 – 2016 годов доля неработающих кредитов вновь увеличивалась до отметки 260 млрд гривен или 22,8% от общего объема кредитного портфеля банковских учреждений.

Нацбанк действует

Национальный банк ожидает полное принятие законопроекта о внесудебной реструктуризации (или о добровольной реструктуризации). Несмотря на то, что документ еще не прошел все этапы голосования, регулятор уже упорно работает над его имплементацией.

“Безусловно одним таким инструментом мы проблему не решим. У нас остаются законы, которые еще не приняты – закон о защите прав кредиторов, реструктуризация ипотечных валютных кредитов и масса других законов. У нас есть вопросы к тому, как работает судебная система. На сегодняшний день, чаще она работает в пользу должников банков и банки оказываются в ситуации, когда не то, чтобы не могут получить доступ к залоговому имуществу, в отдельных случаях оно просто исчезает”, – добавила Рожкова.

Одним из благоприятных действий от регулятора, направленного на старт кредитование – это снижение учетной ставки с 22% до 19%. Причина понижение монетарных мер – ценовая стабилизация в стране. К тому же, есть ряд других ослаблений, которые Национальный банк применил по ряду других экономических нормативов.

“На выходе наше новое регулирование по оценке кредитных рисков, мы сегодня работаем над тем, чтобы оно было справедливым, но не более жестким, нежели то, которое работает на сегодняшний день и не ограничивало кредитование. Мы готовы привлекать международные организации для того, чтобы они предлагали инструментарий, который используется в европейских странах”, – резюмировала Рожкова.

Работа над ошибками

Глава правления UniCredit Bank Тамара Савощенко сделала акцент на том, кого же все-таки кредитовать. Действительно, с одной стороны банки имеют большую свободную ликвидность, а с другой стороны кредитование, которое утеряло смысл массового, структурного заимствования. Но несмотря на это, банки все же продолжают выдавать займы физическим лицам, которые, по мнению Тамары Савощенко, являются здоровыми заемщиками.

“Мы очень много говорим о недоверии к банкам со стороны общества, но мы забываем о том, что недоверие банков к заемщикам тоже высоко. Банки из этого извлекли свои уроки, провели работу над ошибками, и изменили свое отношение и подходы к кредитованию”, – отмечает глава правления UniCredit Bank.

Значимым фактором сдерживающим спрос на кредитование является высокая процентная ставка. С одной стороны банки предоставляют такую высокую ставку только потому, что стоимость привлеченного ресурса очень дорогая, даже при минимальной марже, она является неподъемной для бизнеса.

“Но, если клиент работает с банком по всему комплексу услуг, то банк может предложить ему достаточно привлекательную ставку, потому что он имеет доход по остальным сервисам”, – отмечает Савощенко.

Сейчас банки обращают внимание на три вещи: первое – кредитная история и история партнерства, второе – бизнес модель клиента, третий, не первостепенный момент – залоги, и как рассказала Тамара Савощенко с залогами тоже есть определенная проблема. Но тут на ум приходит шутка о том, что те, кто могут довести банку, что они могут взять кредит, в кредитах не нуждаются.

“Сейчас очень низкая ликвидность залогов, продать их невозможно. Все, что есть более или менее приличное, что можно дать в залог уже давно заложено в нескольких банках. Плюс значимая часть активов, которая может рассматриваться, как залог находится в ФГВФЛ”, – рассказала Савощенко.

По мнению главы правления Укргазбанка Кирилла Шевченка, залог уже не является драйвером кредитования. Ключевое решение для банков – бизнес клиенты. Но, к сожалению, Кирилл Шевченко констатировал, что на сегодняшний день достаточное число таких клиентов попросту отсутствует.

Юлия Бондарь

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Банки теряют свою роль в развитии экономики”

  1. excellent post, very informative. I wonder why the other experts of this sector don’t notice this. You should continue your writing. I’m sure, you’ve a great readers’ base already!

Оставить комментарий