ВВН о том, почему растут валюты стран с отрицательной ставкой

ВВН о том, почему растут валюты стран с отрицательной ставкой

В Японии и Еврозоне процентные ставки по депозитам ушли в минус и, вероятно, продолжат снижаться. В этом контексте рост евро и иены, пожалуй, сейчас главный парадокс валютного рынка. В конце концов, даже несмотря на то, что Федрезерв, скорее всего, не будет повышать ставки как минимум до конца этого года, дивергенция монетарной политики сохраняется, что должно было бы способствовать укреплению доллара.

Аналитики Brown Brothers Harriman попытались разобраться в происходящем, разделив ключевые катализаторы на две группы. Так, по мнению Марка Чандлера, главы отдела валютной стратегии в ВВН, тема разнонаправленной монетарной политики сохраняет актуальность в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Доходность по немецким и японским гос. облигациям со сроком погашения вплоть до восьми-девяти лет является отрицательной. В США доходность положительная, что, теоретически, создает условия, благоприятные для курса доллара.

Однако в последнее время на рынках, кажется, что-то сломалось, и эти факторы ушли на второй план. А в центре внимания оказалась другая группа катализаторов, напрямую связанная с рыночным позиционированием. Евро и иена используются в качестве валют финансирования для покупки других активов, более прибыльных активов. Инвесторов привлекала низкая и даже отрицательная стоимость кредитования, а также ослабленные или снижающиеся валюты (старая добрая стратегия carry). Однако когда инвесторы закрывают свои позиции в рисковых активах из-за меняющихся рыночных условий или в целях управления рисками, им приходится покупать валюту финансирования.

Сюда же можно отнести и отмену хеджирования. В частности, особой популярностью в последнее время пользовалась покупка европейских акций и хеджирование в евро. Или же покупка японских акций и, соответственно, хеджирование в иене. Dow Jones Stoxx 600 с начала года потерял 16% своей стоимости. Итальянские акции, которые в прошлом году вырвались в лидеры роста среди европейских индексов, в этом квартале упали почти на 25%. Nikkei снизился на 17.5%, а Topix — на 18.3%. S&P 500, для сравнения, потерял 11%.

Вплоть до конца прошлого года дивергенция монетарной политики формировалась не Федрезревом, а действиями других центральных банков, включая ЕЦБ, который ввел отрицательные ставки по депозитам. Однако в декабре американский Центробанк поднял ставку, обозначив начало новой фазы, в рамках которой двигаться будут обе стороны. Однако к середине первого квартала 2016 года стало ясно, что все вернулось на круги свои: Банк Японии и ЕЦБ наращивают стимулы, ФРС выжидает (пока).

Потоки капитала, в том числе и текущее позиционирование (хеджирование) являются непосредственным катализатором для валютных рынков. Хаос разрастается как снежный ком и вынуждает инвесторов использовать инструменты управления рисками. Их убытки реальны и весьма значительны. Однако цены корректируются быстрее и стремительнее макроэкономических факторов, которые формируют долгосрочный инвестиционный климат.

ВВН предлагает теорию, которая поможет разобраться и понять казалось бы иррациональные движения на рынке. Валюты стран с отрицательной доходностью, таких как Япония, Швейцария, Еврозона, Дания и Швеция, растут уже пять сессий подряд. Норвежская крона, долларовый блок и фунт — снижаются. При этом американский доллар укрепляется против большинства валют развивающихся стран. Он не так уж и слаб, несмотря на то, что евро и иена (а также другие валюты финансирования) растут.

Ошибочно считать укрепление евро против доллара актом недоверия по отношению к США и безграничной веры в будущее Еврозоны. На самом деле, сильный евро лишь осложняет ситуацию в Европе. Президент ЕС Дональд Туск считает, что следующие шесть недель станут переломными для кризиса беженцев и переговоров по вопросу выхода Великобритании из Европейского Союза (известного также как Брекзит). Это проблемы, от которых зависит выживание всего Союза. Кроме того, текущая рыночная конъюнктура усиливает фрагментацию европейских рынков капитала. Теперь мы имеем дело не только с разделением на Север и Юг. Наметился также раскол между Центральной и Восточной Европой.

Европейские банки — самое слабое звено на фондовых рынках. Отчасти это является еще одним элементом дивергенции. Штатам удалось гораздо лучше Европы справиться с ликвидацией просроченных кредитов и формированием обеспечения под неработающие активы. Европейский капитализм по-прежнему вращается вокруг банков, и это сильно мешает развитию Еврозоны. Политическая элита требовала более активных реформ на рынке труда, не трогая рынки капитала. Вот теперь пришло время пожинать плоды того, что было посеяно.

В Японии рекордные корпоративные прибыли раздуты за счет девальвации иены. Однако японские бизнесмены не вкладывали деньги в основные средства, и не делились сверхприбылями с работниками. Теперь же укрепление валюты может сильно подпортить их прогнозы по прибылям, которые были получены не за счет улучшения базовой конкурентоспособности, а за счет курсовой разницы.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий