Власть «качает» деньги из Всемирного банка себе на проекты — Устенко

Власть качает деньги из Всемирного банка себе на проекты - Устенко

Украина могла бы получать в разы больше денег на развитие, если бы демонстрировала реформы и реальное продвижение к рыночной экономике, считает исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Всемирный банк за четверть века вложил в украинские проекты более 11,5 миллиардов долларов. Об этом сообщил Министр финансов Александр Данилюк.

По его словам, эти средства направлены на институциональное развитие органов государственной власти, поддержку отдельных направлений и проектов.

В воскресенье, 3 сентября, исполнилось 25 лет с тех пор, как Украина стала членом Всемирного банка.

Сотрудничество Украины и Всемирного банка проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Насколько масштабно сотрудничает Украина и Всемирный банк?

— Мировой банк не делает инвестиций в таком традиционном понимании, когда ты вкладываешь деньги, получаешь прибыль, а потом твоя инвестиция — твоя собственная головная боль и твоя проблема. Нет, в противном случае это не был бы Мировой банк.

Мировой банк — это организация, которая предоставляет кредиты странам, в отличие от МВФ, кредитный ресурс, который может использоваться на различного рода программы.

Скажем, если МВФ дает деньги только на пополнение или в основном на пополнение золотовалютных резервов страны, то Мировой банк может финансировать программы, специфические, но все же может. Эти 11,6 миллиарда долларов, которые Украина получила за 25 лет сотрудничества, это неплохая сумма, но, очевидно, она могла быть в разы больше. В разы больше в том случае, если бы мы делали более ощутимый прогресс по пути проведения реформ, вообще продвижения страны к рыночной, реально рыночной экономике.

Но тоже правда, что надо обратить внимание, что Мировой банк — это ни в коем случае не ООН, это организация, где по аналогии, опять-таки, с МВФ, не каждый акционер, не одна страна имеет один голос, все имеют свои голоса, распределенные пропорционально своим вкладам в Мировой банк. Самая большая, то, что они называют сила голосования, у США, точно также, как в МВФ. Порядка 16% голосов они владеют. Большая сила голосования у Японии, Китая. Япония и Китай имеют порядка 5% голосов. Даже, может быть, до 7% доходит у Японии. И для примера, Украина имеет тоже свои голоса в Мировом банке, но объем этих голосов не дотягивает, насколько я понимаю, до 0,5%. Украина могла бы двигаться по пути реформ активнее, тогда бы и больше получила бы денег от Мирового банка. Он хоть и называется донорской организацией, но это не обычный донор. В том смысле, что согласен финансировать те проекты, которые не очень интересны для частного бизнеса, которые могут дать потом скачок для развития.

Но Мировой банк, если посмотреть даже на его сайт, это институция, которая говорит о том, что основная задача — это борьба с бедностью. Для Украины более чем актуальна борьба с бедностью, одна из самых бедных европейских стран по ВВП на душу населения. В прошлом году, если не брать покупательную способности чуть больше двух тысяч долларов, одна ступенька выше, чем самая бедная страна по прошлому году — это Молдова. И то не потому, что у нас стало лучше, а потому что в Молдове стало хуже. Под борьбу с бедностью Мировой банк подтягивают все проекты, которые должны быть.

Всемирный банк сам выбирает проекты или существует определенный конкурс?

— Мировой банк говорит, что основная задача — это, конечно, помочь стране выйти на устойчивые темпы экономического роста, относительно высокие. По международному опыту, страна может эффективно бороться с бедностью только если она растет выше, чем 5% в год. Украина, к слову сказать, в этом году вырастет на 1,5%, а в прошлом году выросла 2,5, а в 2014-ом и в 2015-ом упала на более чем 15%. Но что касается проектов, Мировой банк пытается делать те проекты, которые не только один сектор охватывают, а сразу несколько. Но тоже вы должны понимать, что они же работают не только в Украине, а во всем мире, включая такие бедные страны и регионы, как африканские, арабские часть стран. Они предлагают свою кальку работы, вот, например, я смотрю по результатам 2016-го года, основные проекты, которые были в мире, самые большие — это все, что касалось инфраструктуры. Это строительство дорог, развитие инфраструктуры. Вот они где-то около миллиарда долларов на это потратили в 2016-ом году, большая группа проектов — это все, что касалось публичных финансов, организация работы по публичным финансам. Например, системы по аналогии с Украиной, ProZorro, которые могут понизить уровень бедности в стране за счет понижения уровня коррупции. Большое количество проектов у них есть очень специфических, которые связаны с развитием сельскохозяйственных регионов. В Африке популярны проекты, связанные с развитием сельского хозяйства и водным менеджментом.

Вот то, что касается Украины, туда украинская сторона предлагает те проекты, которые она хотела бы делать, но предлагает их в рамках этой общей кальки, которая есть в Мировом банке. Понятно, что в Украине традиционно, равно как и в большей части других стран, не очень успешных в плане продвижения по пути реформ, с высоким уровнем коррупции, предлагаются те проекты, и всегда предлагались те проекты, которые были более выгодны руководству страны. Это касается и Украины, очень многих других стран, которые в свое время вступали в ЕС. То есть предлагается то, где по своим собственным соображениям руководствуется правительство страны, видит какие-то преимущества для себя.

По вашему мнению, сотрудничество со Всемирным банком больше влияет на политические процессы в нашей стране или политические процессы влияют на сотрудничество с банком?

— Я думаю, что сотрудничество с Мировым банком является определяющим для того, чтобы попытаться поставить экономику на рельсы более-менее нормального развития, относительно высоких темпов экономического развития. И делают это они за счет улучшения качества бизнес-климата в стране. Вот почему Мировой банк так активно выступает за те инициативы, которые записаны в меморандуме о сотрудничестве Украина-МВФ, Украина-ЕС, все, что касается институциональных изменений в стране. Потому что они считают, что если ты улучшаешь институции в стране, улучшается качество бизнес-климата, меньше коррупции, больше инвесторов, меньше административные барьеры для ведения бизнеса, больше развивается частная инициатива, недопущение, например, монополизации рынка, что часто бывает в странах, как Украина.

Если ты ликвидируешь эту дыру, например, работаешь активно с АМК, развиваешь или помогаешь развивать конкурентную политику в стране, ты можешь развить, например, средний класс, увеличить темпы экономического развития. То есть если ты меняешь экономику страны, в конце концов она начинает жить лучше, это проталкивает изменения позитивные и в плане политической системы. Вот почему Мировой банк так успешно работал, например, в Болгарии и Румынии, страны, которые имели высочайший уровень коррупции, и вы знаете, что у них было отложено вступление в ЕС на год из-за высокого уровня коррупции. И у них были серьезнейшие проблемы с организованной преступностью. Вот у них было две основные проблемы по двум этим странам — организованная преступность и коррупция. И Мировой банк финансировал проекты, которые помогали сделать прогресс на этому пути.

Напомним, если Верховная Рада не поддержит до конца года непопулярные реформы, то МВФ заморозит предоставление помощи Украине, считает доктор экономических наук Алексей Плотников.

Ранее директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский в эфире «ГС» пояснил, что благодаря росту зарплат в стране оживилась торговля, а это положительно повлияло и на другие отрасли.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий