Центробанки оказались заложниками валютных войн, в которых не могут победить

Центробанки оказались заложниками валютных войн, в которых не могут победить

Снижение ставок для оказания поддержки экономики повлекло эффект домино

Рынки продолжают ждать смягчения монетарной политики ЕЦБ и ФРС с оглядкой на замедление экономической активности. И Центробанки повинуются зову инвесторов, но непонятно почему.

По правде говоря, необходимость в действиях со стороны европейского регулятора очевидна, учитывая, что Германия балансирует на грани рецессии. Но доходность немецких облигаций уже находится на отрицательной территории по всему спектру кривой, и дальнейшее давление в этом направлении вряд ли поможет предотвратить дефляцию, подогреть интерес к кредитованию или подпитать восстановление экономики.

Годы агрессивного смягчения политик ЕЦБ сильно «подрезали» процентные ставки. Вместо стимулирования банковского кредитования отрицательные ставки по вкладам произвели обратный эффект, урезав возможности регулятора в контексте реакции на негативные экономические события при помощи традиционных инструментов монетарной политики, которая достигла предела своей эффективности.

ЕЦБ прекрасно понимает это. Так почему же продолжает смягчение?

Простой ответ таится в том, что более мягкая монетарная политика способствует удешевлению национальной валюты, а валютный канал стал одним из немногих способов поддержания роста экономики Еврозоны. Когда Центробанки задействовали нетрадиционные меры монетарной политики десять лет назад, отправив процентные ставки к рекордным минимумам, у чиновников не оставалось выбора кроме как использовать процентные ставки с оказанием давления на валюты. Это логическое продолжение количественного смягчения.

Ослабление евро выполняет функцию поглотителя шоков для смягчения удара от замедления роста экономики региона. Но такое поведение влечет за собой эффект домино, при котором другим регуляторам тоже приходится снижать свои процентные ставки в попытке не отстать от своих соседей и предотвратить укрепление своих валют.

Американо-китайский торговый конфликт усложнил эту ситуацию. Решение Пекина допустить ослабление юаня в качества подталкивает другие азиатские Центробанки к конкурентной девальвации — что-то в стиле политики «разори соседа». За последние несколько месяцев целый ряд Центробанков пошли на смягчение политики, которая синхронизируется на глобальном уровне.

А что с Федрезервом?

ФРС в свою очередь противится вовлечению в агрессивное стимулирование. И мотивы регулятора понятны. Американский потребитель не теряет лица в условиях замедления экономической активности, и это сигналит о том, что проблема заключается не в слишком высоких процентных ставках.

Если Федрезерв допустит слишком заметное отклонение своих ставок от ЕЦБ, доллар укрепится, что еще сильнее разозлит Трампа, который неоднократно выказывал свое недовольство использованием другими странами этого конкурентного преимущества в ущерб Америке.

К несчастью для американского лидера, спад мировой экономики создает прекрасные условия для валютной войны. Штаты попытаются поучаствовать в этой гонке, но скорее всего окажется самым слабым конкурентом.

Замедление мировой экономики не влечет медвежьего тренда такой циклической валюты, как американский доллар. Напротив, во времена турбулентности бегство от рисков традиционно подогревает спрос на «американца».

Но Трампу некого винить в происходящем, кроме самого себя, ведь именно он развязал торговую войну, которая подталкивает инвесторов к покупкам защитных активов. Более того, учитывая, что облигации в объеме $16 трлн торгуются с отрицательной доходностью, доходность 10-летних трежерис на уровне 1.5% выглядит относительно высокой. На этом фоне Америка просто не может не привлекать капитал, что в свою очередь укрепляет позиции доллара.

Что делать инвесторам

Негативный аспект снижения процентных ставок заключается в потенциальном более рискованном поведении инвесторов. Отрицательные ставки в Европе и Японии заставляют инвесторов отправляться на поиски хотя бы какой-нибудь доходности. В результате им приходится прибегать к самым высокорисковым уголкам рынка облигаций.

Учитывая регуляторные ограничения, связывающие руки инвесторам, выбор закономерно падает на Америку. Но если (или когда) экономика США погрузится в рецессию, паникующие продавцы столкнутся у «выхода».

Компании тоже не выигрывают от отрицательной доходности. Бизнес обеспокоен сигналами со стороны экономики и рисками, сопровождающими увеличение заемных средств.

Но если отрицательная доходность продолжит доминировать, компании скорее сосредоточатся на рынках облигаций вместо акций. Действительно, если вам платят за заимствование, зачем присматриваться к публичным размещениям?

Это создаст нераспознаваемую среду: источник пригодных для инвестирования публичных компаний в конечном итоге может иссякнуть, а нежизнеспособные компании получат поддержку за счет роста акций благодаря рекордно низким ставкам по долговым обязательствам.

Таким ли Центробанки хотели видеть мир, когда вступили на путь нетрадиционной монетарной политики насколько лет назад?

 

Сима Ша

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий