Три риска для мировой экономики: ЦБ, Трамп и пузыри

Три риска для мировой экономики: ЦБ, Трамп и пузыри

После года позитивной динамики мировой экономики экономисты прогнозируют почти ту же ситуацию в 2018 г.: ни слишком жаркий, ни слишком холодный сценарий «экономики золотой середины», но с небольшими оговорками относительно трех ключевых рисков.

репо
ЦБ обеспокоен быстрым ростом рынка РЕПО и рассматривает возможность ужесточить нормативы максимальной концентрации рисков для центрального контрагента.

Идея в том, что все в значительной степени зависит от роста, который будет сильнее, чем в 2017 г. Часть этого обусловлена тем, что в прошлом году прогнозисты ошибались, что привело к ухудшению экономической ситуации в этом году, особенно для еврозоны и Японии. Например, МВФ прогнозировал, что мировой рост в 2017 г. составит 3,4%, а страны с развитой экономикой покажут рост на 1,8%. Теперь он прогнозирует рост на 3,6% и 2,2% в 2018 г. В отношении еврозоны и Японии ожидался рост на уровне 1,5% и 0,6% соответственно. Сейчас он составляет 2,1% и 1,5%.

Nomura придерживается наиболее оптимистичных взглядов: «В настоящее время глобальный рост показывает гораздо более самодостаточные характеристики, чем за последние 20-30 лет».

Но у «медведей» «экономики золотой середины» есть привычка постоянно появляться.

Существует огромное количество потенциальных политических и экономических рисков для статуса-кво. Но мы обратим внимание на три основных: действия мировых ЦБ, протекционизм и «пузыри» на финансовых рынках.

В первом случае опасность заключается в том, что мировые ЦБ своей политикой спровоцируют резкий рост ставок, что сильно ударит по странам с высоким уровнем госдолга. Второй риск касается протекционизма со стороны США, вызванного недовольством экспортной политикой Китая. Третий — внезапные рыночные потери, которые истощают рынки и спрос.

Ошибка мировых ЦБ

Часть глобального экономического успеха 2017 г. была обусловлена сочетанием необычайно мягкой денежно-кредитной политики и грамотного управления центробанками, проводимого в отношении попыток отучить мир от такой щедрости.

Вступая в 2018 г., ФРС США собирается провести еще три повышения процентных ставок. ЕЦБ медленно сокращает покупки активов, а Китай увеличивает ставки.

Все это тщательно подмечается главами ЦБ, но могут произойти ошибки, и любое значительное изменение механизма может привести к резкому сокращению потребительских и корпоративных расходов.

Например, сумма корпоративного долга США составляет около $8,8 трлн, по данным Sifma. Это на 35% больше, чем в 2010 г., и является основным драйвером расширения корпораций.

«Риски финансовой стабильности создают большую угрозу для продолжения цикла роста, чем риски стабильности цен», — отметил в своем прогнозе на 2018 г. Четан Ахай из Morgan Stanley, заявив, что американские корпорации наиболее подвержены более высоким процентным ставкам.

Это означает, что ужесточение центробанка, направленное на то, чтобы обуздать чрезмерно устойчивый рост или инфляцию, создает кредитный спред — отсюда осторожность в Вашингтоне, Франкфурте, Пекине и Токио.

Китай vs США

Предвыборная кампания президента США Дональда Трампа в 2016 г. прошла на фоне риторики «Америка прежде всего» и изрядной доли агрессии в отношении других стран. Администрация Трампа сделала несколько вещей во имя интересов США. Например, она начала расследование ситуации вокруг импорта стали, заблокировала назначение судей в ВТО, вывела США из пакистанского торгового соглашения.

Другие меры еще не реализовались, в частности угроза выхода из Североамериканского соглашения о свободной торговле и обещание заставить Китай прекратить недобросовестную торговую практику.

Но дефицит торгового баланса США увеличился до $43,5 млрд, несмотря на рост экспорта США. Дефицит между США и Китаем немного снизился, но по-прежнему составляет $34,6 млрд в пользу Пекина.

Если бы риторика превратилась в практику, экономический климат 2018 г. мог бы быстро стать более холодным.

Экономическое воздействие Китая на США почти в пять раз выше, чем воздействие США на Китай. Это предполагает, что любые установления торговых барьеров могут повредить росту в Китае, который стоит за большей частью благосостояния в таких странах-экспортерах, как Германия.

По оценкам Всемирного банка, мировая торговля составляет 52% мирового ВВП: рост более чем в два раза за последние 50 лет.

Финансовые «пузыри»

По оценкам Всемирного банка, глобальные темпы роста упали с примерно 4,4% в 2000 г. до 1,9% в 2001 г., когда лопнул «пузырь» доткомов, а финансовый кризис вызвал резкий скачок с роста примерно в 4,3% в 2007 г. до сокращения в 1,7% в 2009 г.

Внезапные потери финансовых инструментов заставляют компании и потребителей прекратить расходование средств, что приводит к падению роста, увольнениям и дефолтам задолженности.

Есть много примеров активов, которые стремительно росли и также стремительно падали в прошлом году: ошеломляющий подъем биткоина – самый очевидный из них.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий