Трамп хочет слабый доллар, но делает все, чтобы он вырос

Трамп хочет слабый доллар, но делает все, чтобы он вырос

Президент США не понимает, что его политические намерения спровоцируют рост курса доллара.

В вопросе курса доллара злейшим врагом Дональда Трампа является сам Дональд Трамп. Президент считает сильный доллар обузой для экспортеров и препятствием на пути стимулирования роста занятости на производстве. Но при этом он не отдает себе отчета в том, что его собственные планы, равно как и предложения его союзников в Конгрессе, приводят к укреплению доллара.

Первым фактором, влияющим на валюту, являются ожидания того, что США смягчат фискальную и ужесточат монетарную политику – именно это сочетание обусловило рост доллара при Рейгане до некомфортно высоких уровней.

Снижение налогов вкупе с увеличением госрасходов на инфраструктуру и оборонную промышленность повысят спрос на товары американского производства. Экономика страны почти достигла уровней полной занятости, поэтому другие расходы будут перенаправляться на иностранные источники поставок. Дальнейшее укрепление доллара, приводящее к удешевлению импорта, является рыночным механизмом, с помощью которого осуществляется смена курса в направлении частных расходов. Тем временем рост спроса на услуги строительных компаний США и предприятий оборонно-промышленного комплекса укрепит инфляционные ожидания, и побудит Федрезерв быстрее повышать процентные ставки.

В свою очередь, это повышение ставок привлечет в страну иностранный капитал, продолжая проталкивать курс доллара еще выше. Таким образом, фискальная политика усилит счет текущих операций в платежном балансе, а монетарная политика поддержит такой его раздел, как счет движения капитала. Как уже довелось убедиться Рейгану и его администрации, такая комбинация провоцирует чрезвычайно мощное укрепление доллара.

Вторым фактором, работающим в том же направлении, является возможность реформы налога на прибыль корпораций.

Согласно предлагаемой схеме, товары будут облагаться налогом в зависимости от конечного пункта их потребления, а не от того, где они производятся. Несмотря на налогообложение импорта, экспорт будет освобожден от корпоративного налога. В условиях подорожания импортных товаров, американцы попытаются переориентировать свои расходы на продукцию отечественного производства. Однако в условиях отсутствия резервных мощностей, будет происходить дальнейшая коррекция и перераспределение расходов в направлении зарубежных поставок. Это примет форму дополнительного укрепления доллара.

Третий фактор – это намерения Трампа в отношении тарифов на импорт из Мексики, Китая и ряда других стран, что также нацелит расходы США на внутреннее предложение.

В условиях почти полной занятости в экономике, потребуется сильный доллар для того, чтобы перенаправить часть расходов за границу и не позволить дополнительному спросу разогнать инфляцию.

Как Трамп сможет противостоять этим могучим силам, обуславливающим рост валюты США? Он мог бы заклеймить в качестве валютных манипуляторов государства, которые дают своим валютам слабеть против доллара, покарав их дополнительными тарифами. Но это тоже приведет к укреплению доллара. Он может ответить на это введением новых тарифов, что вовлечет его в бесконечный цикл протекционизма. Или же он может дать указания Казначейству, ответственному за управление валютным курсом, продавать доллары и покупать иностранную валюту. Это приведет к инфляционным последствиям.

Федрезерв, верный своему мандату, предпримет встречные меры. Экономисты понимают, что такое сочетание интервенций на валютном рынке и монетарной политики, известное как «стерилизованная интервенция», не оказывает длительного воздействия на валютный курс. Загнанный в угол Трамп может вспылить, и последствия такой вспышки гнева для независимости Центробанка будут довольно безрадостны.

Самым разумным решением для президента, если он действительно обеспокоен курсом доллара, стал бы отказ от инициатив, которые обуславливают рост валюты.

Это может означать отказ от снижения налогов на прибыль корпораций и физических лиц, что несовместимо с экономикой, почти достигшей уровня полной занятости. Это означает отказ от реформы корпоративного налогообложения, ориентированной на конечный пункт потребления продукции. И, наконец, это означает отказ от деструктивных предложений по импортным пошлинам.

Барри Эйхенгрин

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий