Следующий кризис станет последним

pic
После того как попытки искусственно подстегнуть фондовый рынок обернулись чудовищным провалом, Китай возвращается к кредитному стимулированию. Судный день снова отложен.

Китайские власти пытаются срежиссировать еще один мини-бум. Кредитование снова набирает обороты. Компартия услужливо объявила снижение цен на акции вне закона.

Экономический рост почти наверняка ускорится в ближайшие месяцы, подарив мировым товарным рынкам краткую отсрочку.

Тем не менее в целом дела у Китая идут все хуже и хуже. Робин Брукс из Goldman Sachs оценивает отток капитала во II квартале в 224 млрд долларов, что он назвал беспрецедентным уровнем.

Народный банк Китая вынужден спускать на поддержание юаня валютные резервы страны. Интервенции становятся хроническими, их объем растет. Брукс считает, что в период с марта по июнь власти продали облигаций на сумму 48 млрд долларов.

Чарльз Дюма из Lombard Street Research говорит, что отток капитала (когда мы уже начнем называть его бегством?) за прошедший год достиг уровня 800 млрд долларов. Это пугающе много.
pic
Продажи облигаций автоматически повлечет за собой ужесточение денежно-кредитной политики. То, что мы наблюдаем сейчас — зеркальное отражение последнего бума, когда Народный банк Китая собрал 4 трлн долларов в резервах, чтобы сдержать рост юаня, создав тем самым дополнительный стимул для экономики, которая и так уже была перегрета.

Ранее в этом году ужесточение произошло в самый неподходящий момент, когда страна пыталась выйти из рецессии. Оглядываясь назад, можно заключить, что в первой половине 2015 года мировая экономика была на волоске от серьезных неприятностей.

Голландский индекс мировой торговли CPB World Trade Monitor за май 2015 показывает, что рост объемов поставок по контрактам упал на 1,2% и был отрицательным четыре из последних пяти месяцев. Это крайне необычно и, в сущности, означает глобальную рецессию по определению Всемирного банка.
pic
Центр этого кризиса находился в Китае, каскадный эффект был заметен в России, Бразилии и состоянии товарных фьючерсов на рынке.

В начале этого года китайская промышленность застопорилась. Использование электроэнергии упало. Железнодорожные перевозки снизились почти на 10%. То, что началось как целенаправленная политика Пекина, призванная обуздать избыточное кредитование, вышло из-под контроля и переросло в шквал, опустошающий бюджет компаний.

Китайские власти пытались противостоять рецессии, осудив безответственное перегревание фондового рынка в контролируемых государством СМИ. Это было их первое фиаско.

Бум на рынке акций не оказал заметного влияния на рост ВВП и, вероятно, оттянул от реальной экономики какую-то часть средств. Падение, уничтожившее 4 трлн долларов капитала, которое последовало за этим, обнажило истинные черты Председателя Си Цзиньпина.
pic
Торги по половине акций в Шанхае и Шэньчжэне были приостановлены. Выпуск новых акций прекратился. Около 300 глав корпораций принудили к выкупу собственных акций. Трейдеров, играющих на понижение, брали под арест.

Ведущих китайских брокеров вызвали на ковер и приказали сдать деньги на организованную скупку акций. Для индекса Shanghai Composite чиновниками Компартии был установлен целевой показатель — 4500.

Журнал Caixin утверждает, что финансовая корпорация China Securities, принадлежащая государству, в настоящее время владеет примерно 200 млрд долларов в китайских акциях и имеет полномочия купить еще на сумму до 500 млрд, если возникнет необходимость поддержать рынок.

Это использование «грубой силы» — слова профессора Пекинского университета Майкла Петтиса — сработало. Акции пошли на поправку. Да и как могло быть иначе, если продажа, как и отказ от покупки, были объявлены вне закона?

Увы, теперь трудно понять, что осталось от обещаний Си Цзиньпина на третьем пленуме компартии в 2013 году — сделать так, чтобы рыночные силы играли «решающую роль» в экономике. Тут всегда было противоречие. Цзиньпин рекламировал свободное предпринимательство, даже когда вводил жестокий надзор за интернетом, научными кругами и политическим инакомыслием.

Его неспособность видеть ситуацию за пределами собственной стратегии реформ фатальна для экономики Китая. Всемирный банк и Научно-исследовательский центр Китая — мозговой центр премьера Ли Кэцяна — еще три года назад опубликовали подробный доклад, призывающий совершить рыночную революцию, прежде чем китайская экономика на полном ходу врежется в стену.

Доклад предупреждает, что модель роста страны, созданная 30 лет назад, устарела. Все преимущества плановой индустриализации были исчерпаны.

Либо Китай переборет свою зависимость от экспортно-ориентированного роста и импортных ноу-хау, либо так и будет дрейфовать в «ловушку среднего дохода», которая ждет все развивающиеся страны, не проводящие реформы вовремя. Чтобы совершить этот фундаментальный прорыв, страна должна отказаться от политического контроля над экономикой — и «пусть расцветают сто цветов». В докладе говорится:

«Роль частного сектора имеет решающее значение, потому что инновации в передовой технологии по своей природе отличны от стратегии „догнать и обогнать“. Это не то, что может быть достигнуто путем государственного планирования».

Агентство Lombard Street Research, используя косвенные показатели, утверждает, что темпы экономического роста Китая в настоящее время не превышают 4%. Capital Economics и Oxford Economics пришли к аналогичным результатам с помощью собственных систем отслеживания экономических показателей.
pic
Наследием избыточных производственных мощностей — между 2011 и 2013 годами в Китае было произведено больше цемента, чем в США за весь ХХ век, — стала дефляция. Цены производителей падают со скоростью 4,6%.

Чарльз Дюма из Lombard Street Research говорит, что это подтолкнуло расходы по займам в реальном выражении на рынке до 10% в год. Текущая денежно-кредитная политика, по его словам, является крайне жесткой.

Китайские власти до сих пор не торопятся пускать новую волну стимулирования: им слишком хорошо известно, что отношение частных кредитов к ВВП с 2007 года подскочило в шесть раз — сейчас это 160% ВВП.

Это отношение уже далеко за пределами безопасного уровня для развивающейся экономики и в любом случае утратило эффективность. Дополнительный рост, создаваемый каждым юанем новых кредитов, снизился с 0,8% в эпоху до краха Lehman до 0,24% сегодня. То, что раньше было компромиссом, стало отравлять экономику.

Адам Слейтер из Oxford Economics утверждает, что меры по смягчению денежно-кредитной политики, которые проводятся с конца 2014-го, не поспевают за ужесточением условий. Реальный обменный курс с середины 2014 года подскочил на 15% — в основном из-за привязки к доллару и девальвации иены.
pic
Слейтер говорит: «Если власти хотели быстро и радикально облегчить денежно-кредитную политику, снижение обменного курса было очевидным решением».

Сейчас этого сделать нельзя, потому что есть риск вызвать неприятные побочные эффекты. Китайские компании владеют 1,2 трлн долларов в облигацияхЭмиссионная долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от эмитента облигации в оговоренный срок ее номинальную стоимость деньгами или в виде иного имущественного эквивалента. Также облигация может предусматривать право владельца (держателя) на получение процента (купона) от ее номинальной стоимости либо иные имущественные права. США. Девальвация юаня может вызвать гнев Вашингтона и развязать валютные войныПоследовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран, призванные добиться относительно низкого обменного курса для нацвалюты с целью увеличения собственных объемов экспорта. Увеличение экспорта происходит за счет снижения себестоимости производства отечественных предприятий-экспортеров в местной валюте и возможности опустить цены на продукцию. под девизом «разори соседа» по всей Азии — с летальными дефляционными эффектами.

Слейтер заявил, что Китай может вместо этого снизить процентные ставки до нуля и даже прибегнуть к «денежному финансированию бюджетного дефицита», поскольку это убережет страну от еще большего кризиса.

Сейчас все признаки указывают, что Цзиньпин намерен вернуться к стимулированию. Он надеется, что сможет откалибровать воздействие, несмотря на то что на каждом предыдущем этапе цикла партии это не удалось. Премьер считает, что слишком опасно позволить рыночным силам действовать сейчас, когда экономика так несбалансирована.
pic
Коммунистическая партия по-прежнему контролирует количество кредитов через банковскую систему государства. Общий объем новых кредитов в июне подскочил до 205 млрд долларов по сравнению со 145 млрд в мае. Местные органы власти — которые сталкиваются с новыми ограничения на банковское заимствование — выпустили дополнительно 113 млрд в облигацияхЭмиссионная долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от эмитента облигации в оговоренный срок ее номинальную стоимость деньгами или в виде иного имущественного эквивалента. Также облигация может предусматривать право владельца (держателя) на получение процента (купона) от ее номинальной стоимости либо иные имущественные права.. Все это положило начало новой «золотой лихорадке» кредитов.

Промышленное производство и использование электроэнергии воскресают из мертвых. Внезапно подскочили и продажи недвижимости.

Большой спад, который так напугал всех в начале 2015 года, по-видимому, закончился. Чудовищная развязка была вновь предотвращена. Когда она подступит вновь, Цзиньпин, несомненно, обнаружит, что справиться с проблемой легче не стало.

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий