Сказка о великой державе: зачем России нужна война

Сказка о великой державе: зачем России нужна война

The Economist: Война по телевизору помогает Путину оставаться популярным вопреки экономическому кризису.

В последние недели Дмитрий Киселев, ведущий программы «Вести недели», много говорил о победе. В частности, он заявил, что режим прекращения огня в Сирии начал действовать 27 февраля и определенно стал «победой», которая была обеспечена двумя великими державами, Россией и Америкой, объединившими усилия в борьбе с главным мировым кризисом.

России удалось убедить американцев «работать с нами и забыть о собственной исключительности» как с помощью дипломатии, так и с помощью демонстрации военной мощи страны: точных бомбежек, профессионализма пилотов и различных видов ракетных установок, «которые, кстати, могут работать и с ядерными боеголовками».

Эти слова стали усладой для ушей Ларисы Кирилловой, пенсионерки из Курска. Да, пенсия, в отличие от цен на продукты, больше не растет; да, дочь потеряла работу. Но ведь о России снова говорят как о великой державе. «Конечно, всё это очень жестоко, но нас окружают враги и мы выдержим этот кризис», — решительно заключила она.

13 марта Киселев шел по взлетно-посадочной полосе российской авиабазы Хмеймим в Латакии и радовался «победе добра над злом», которая стала возможна благодаря военной мощи России и проницательности ее руководства.

«Российские самолеты невероятно красивы… Наши удары точнее и эффективнее [чем американские]. Мы быстрее договариваемся с умеренной оппозицией и доставляем гуманитарную помощь. Пока американцы только идут на встречу, мы уже там, кормим и лечим людей».

Единственным, что могло бы сделать его сообщение еще более убедительным, стал бы плакат на заднем плане с надписью «Миссия выполнена».

На следующий же день после назначения даты мирных переговоров в Женеве Владимир Путин выступил на федеральном телевидении и объявил о выводе российских войск из Сирии: «Задача, поставленная перед министерством обороны и военными подразделениями выполнена».

Башар Асад получил поддержку, американская стратегия была признана нерешительной и неэффективной, конфликт с Турцией отошел на второй план. И несмотря на то, что все это — важные достижения для президента Путина, есть еще одно, самое главное.

Когда Россия в сентябре запустила воздушную кампанию, Барак Обама предупреждал, что «Сирия — это не шахматная доска для партии между супердержавами, а любой, кто ставит вопрос таким образом, упускает то, что в действительности на этой доске происходит».

Однако американский президент не рассматривал ситуацию с точки зрения Владимира Путина, для которого пусть и важен был результат партии, сам факт участия в игре означал гораздо больше.

Целью России в Сирии было не только укрепление режима Башара Асада или разрешение самого масштабного на данный момент гуманитарного кризиса. На самом деле Россия понимает, в какие проблемы вылился этот кризис для Европейского союза.

И все же больше всего Путин хотел заставить Запад признать, что они могут сколько угодно осуждать его действия на Украине и пытаться изолировать страну с помощью санкций, но отрицать тот факт, что Россия — мировая держава, игрок по другую сторону доски, уже не получится. Как сказала Мария Липман, главный редактор журнала «Контрапункт»:

«Сам процесс утверждения страны как великой державы важнее реально достигнутых результатов».

Президент Обама считает, что похождения Путина на Украине и в Сирии выдают фундаментальное непонимание того, как работает власть во внешней политике. «Реальная власть означает, что вы можете получить желаемое без применения насилия», — недавно процитировал его Джеффри Голдберг в журнале Atlantic.

Но чтобы поддержать внутреннюю повестку дня и удовлетворить людей, вроде пенсионерки Кирилловой, применение насилия во внешней политике играет для Путина решающее значение. Это не просто средство для получения желаемого, но цель сама по себе. Ровно до тех пор, пока это показывают по телевизору.

И что-нибудь про Ялту

Два первых президентских срока Путина, с 2000 по 2008 год, прошли под знаком политической стабильности и экономического роста. Третий срок, начавшийся в 2012 году, не принес ничего подобного. О стабильности речи больше не идет.

В прошлом году экономика страны упала на 4%. Реальные доходы населения снижаются с 2013 года. Так что сейчас основная задача — представить очередной срок как президентство во время войны, и успехи преподносятся на блюдечке с комментариями Дмитрия Киселева и ему подобных.

......

Такая политика требует, чтобы окружающий мир воспринимался в несколько противоречивом ключе. Америка должна рассматриваться одновременно и как образец модернизации, и как поборник зла, которому нужно противостоять. Россия должна быть одновременно свободной и осажденной врагами — эта двойственность имеет отсылки к эпохе сталинизма, когда Советский Союз был и авангардом построения светлого коммунистического будущего, и крепостью, осажденной врагами, которую наводняли сплошные шпионы.

Компартия однажды постановила, что ни один международный вопрос не может быть решен без участия СССР или против его воли. Путину хоть и не хватает военной и экономической мощи, присущих советской эпохе, но он делает ставку на геостратегическое положение страны, к которому стремились еще во времена Советов. Однако с распадом Союза дело застопорилось.

Глава РФ хочет вернуться к временам Ялтинского и Потсдамского соглашений, когда Америка, СССР и Великобритания делили Европу на части по сферам влияния: советскую и западную.

Да и русский народ этого хочет. Одна из главных надежд, возложенных на Путина во время его первого президентского срока в 2000 году, была на возвращение России того положения, которое когда-то занимал Советский Союз. Согласно проведенным тогда опросам, это волновало людей гораздо больше, чем потерянные в 90-х сбережения, социальная справедливость или борьба с коррупцией. Только торжество закона и прекращение войны в Чечне подошли вплотную к той отметке.

В конце концов, не одна Америка считает себя исключительной. Советские граждане тоже были уверены, что у них особое место в мировой истории. Но к 1991 году половина населения пребывала в уверенности, что страна достигла своего тупика.

Журналисты пренебрежительно заговорили о родине, которая пережила одну из глубочайших травм в своей и без того нелегкой истории. Почти мазохистское удовольствие, которое многие находили в национальном самоуничижении, было всего лишь обратной стороной предшествующего и будущего ощущения исключительности.

Не удивительно, что к 2000 году многие жаждали отыграть позиции. В 1996 году 36% россиян гордились местом своей страны на мировой политической арене; в конце прошлого года этот показатель составил 68%. Гордость за армию выросла с 40% до 85% за тот же период времени.

Популярность Путина

Директор Левада-Центра Лев Гудков говорит, что такой рост национальной гордости и чувства собственного достоинства неотделим от антиамериканизма:

«В России национальная идентичность строится на негативном: люди объединяются только перед лицом предполагаемой угрозы со стороны внешнего врага».

Не желая и не имея возможности повлиять на внутреннюю политику в стране, люди легко переключают свой гнев на Америку и Запад. Таким образом, как утверждает Гудков, они переносят качества, присущие собственному правящему классу, на Америку: цинизм, неуважение к правам человека, жадность и коррупцию.

Такое отношение к Западу позволяет россиянам снять с себя ответственность за неправомерные действия руководства страны и вместо этого занять позицию жертвы. Около 80% граждан утверждают, что не чувствуют никакой личной неприязни к западным странам, однако винят их в разжигании конфронтации и враждебности, направленной против России.

Кремль представляет присоединение Крыма и бомбардировки в Сирии как самозащиту; лучший способ остановить ЕС и НАТО и не дать им подойти вплотную к собственным границам в повестке дня особо горячих патриотов — попытаться подорвать их мощь и развалить оба союза.

С вас фотографии…

Именно в период после экономического кризиса 2008−2009 года антиамериканизм стал гвоздем режима. Популярность Владимира Путина на фоне кризиса пала, и несмотря на то, что ВВП вернулся к прежним значениям, рейтинг президента — нет. В конце 2011-го — начале 2012-го десятки тысяч представителей среднего класса вышли на улицы с требованием построить современное, европейское государство.

Присоединение Крыма в начале 2014 года изменило всё. Оно отвлекло внимание граждан от повседневной жизни, где государство представляло собой угрозу, и сместило фокус на исторический контекст, где государство является гарантом величия страны. Рейтинги теленовостей, которые падали на протяжении 10 лет, взяли новые высоты.

«Его [Владимира Путина] мандат сегодня гораздо шире, чем просто функции президента. Он — воплощение российской государственности», — сказала Липман.

Именно благодаря этой роли предводителя возрождающейся нации Путин остается столь же популярным даже во время одного из худших экономических кризисов в истории современной России. Еще во время первых воздушных ударов по Сирии большинство были уверены, что рецессия будет столь же короткой и легко переживаемой, как и предыдущая. Вышло иначе.

Хотя видимый кризис разразился в III квартале 2014 года, экономика страны начала замедляться еще в конце 2012-го, когда цены на нефть были высоки, а Крым всё еще являлся частью Украины.

Наталья Зубаревич, специалист в области социально-экономического развития регионов, утверждает, что к нынешнему критическому спаду, который рискует вылиться в долгий период деградации, привели плохо организованные госинституты и неверное управление. Модель экономического роста, который подпитывается доходами с нефтепромышленности, изжила себя.

Недавнее падение цен на нефть в сочетании с санкциями со стороны Запада отрезали Россию от западных рынков, что только усугубило ситуацию. Уровень прямых иностранных инвестиций в прошлом году упал на 92%. Зубаревич утверждает: «Страна, в которой количество инвестиций падает третий год подряд — это страна без будущего».

Екатерина Шульман, политолог, специалист по проблемам законотворчества, вторит: «У элиты есть ощущение, что поезд истории несется вперед, а Россия остается позади».

Кризис 2008 года ударил по бизнесу — общественность пострадала не так сильно. На сей раз именно простые люди ощутили на себе всю тяжесть экономического спада. Крупным компаниям запрещено увольнять сотрудников, но они сократили их рабочие часы, а значит, и зарплаты. Высокая доля импорта в потребительской корзине означает, что девальвация рубля ощутима для всех без исключения. В долларовом выражении средняя заработная плата за год снизилась с $850 до $450.

Тем не менее это не значит, что люди собираются снова выходить на улицы. Протест городского среднего класса в 2011−2012 годах не вылился в общенациональный: «Когда гайки закручиваются, в людях снова включается инстинкт советского человека — они выживают в небольших группах, общаясь с друзьями и родственниками», — говорит Зубаревич. А тот факт, что успешным людям сравнительно просто покинуть страну, обеспечивает систему предохранительным клапаном.

Если кто-то и протестовал, то это были представители отдельных отраслей: например, водители фур или врачи. Но до сих пор протестующие скорее обращаются к Владимиру Путину за помощью, чем выступают против него.

Последние опросы общественного мнения показывают, что большинство россиян даже рады отказаться от товаров западного производства и путешествий по Америке и Европе ради сохранения Россией занятых позиций на мировой арене. Однако они не готовы терять работу или жить с замороженными зарплатами и пенсиями. А именно к этому и движется экономика страны.

Кремль, конечно, строит планы на случай непредвиденных обстоятельств. Служащим ОМОНа не сокращают зарплату, а в декабре прошлого года Путин подписал закон, позволяющий служащим ФСБ при случае открывать огонь по толпе. Тем не менее, при всей своей авторитарности, Владимир Путин — не кровожадный диктатор, а скорее осторожный бывший офицер КГБ. Он предпочитает не манипулировать общественным мнением, а подавлять его.

…а с меня война

Государственные телеканалы стали его излюбленным инструментом для достижения этой цели. По словам Фионы Хилл из Брукингского института, Путин сделал себя «ТВ-персоной». Вот он одевается (или, скорее, раздевается) для матча по дзюдо, летает с мигрирующими аистами и достает затонувшие сокровища в прайм-тайм. Военный лидер — куда более весомая роль, но не то чтобы совсем другого порядка.

Кирилл Рогов, независимый политолог, считает, что поддержка режима Путина зависит от способности телевидения отвлечь публику от переживаний о текущем положении дел в стране и сместить фокус внимания на новости.

Когда люди выключили новостные программы и оглянулись вокруг, они увидели в каком плачевном состоянии находится экономика, и рейтинг президента тут же упал. Но как только присоединение Крыма и война на Украине заставили их снова включить новости, рейтинг вернулся к былым значениям. Даже те, кто раньше держался подальше от политики, были загипнотизированы драматической картинкой, военной музыкой и хорошо поставленным действом.

Рейтинг Путина

Российское телевидение не просто освещает военные действия, порожденные внешней политикой. Зарубежные приключения страны выступают в качестве сырья, которое служит надежной почвой для поддержания накала внутренних страстей и закрепления позиций правительства.

Фальшивые истории помогли объединить и настроить население против украинского правительства в 2014 году. Недавний фиктивный случай изнасилования русской девушки мигрантами из Германии привел к антимигрантским митингам этнических русских в Берлине, послужил точкой преткновения в споре между Россией и Германией и породил еще больше сюжетов для российского телевидения.

Внутренние новости подаются мелким шрифтом, и способность людей увидеть их в потоке официальной лжи базируется лишь на личном опыте каждого. В основном показывают официальные встречи должностных лиц правительства. Смерть и разрушения происходят практически исключительно за границей. Авария на шахте в Воркуте в феврале этого года, унесшая жизни 31 шахтера и пятерых спасателей, едва-едва освещалась в вечерних выпусках новостей.

Жуткая история с узбекской няней, которая размахивала отрубленной головой ребенка у станции метро, практически никак не упоминалась на гостелеканалах.

Если бы шахтеры погибли на Украине, а девочка была обезглавлена в Германии, российское телевидение целыми днями бомбардировало бы аудиторию специальными репортажами, кадрами с места событий, ток-шоу и расследованиями на тему.

Сейчас в топе триумфальное возвращение военных из Сирии, ликующая толпа размахивает флагами, женщины в традиционной одежде встречают их с хлебом-солью. Однако этот спектакль не означает, что Россия вообще ушла из региона: некоторые военные подразделения остаются на базе в Латакии и могут оказывать поддержку Башару Асаду. Но это означает, что в вечерних новостях теперь образовалась прореха, которую надо чем-то заполнять, а это заставляет соседей страны понервничать.

Вскоре после сообщения о завершении операции в Сирии центральные телеканалы страны пустили сюжет о возобновлении военных действий в Донбассе, в результате чего на Украине стали задаваться вопросом, а не означает ли вывод войск из Сирии просто их передислокацию.

На самом деле любая бывшая советская республика с ощутимым количеством русского этнического населения может оказаться под угрозой. Как бывший сотрудник спецслужб, Путин превосходно умеет скрывать свои истинные намерения. Хилл утверждает, что именно эта тактика позволила ему опередить соперников как внутри- так и на внешнеполитической арене. Начиная с войны в Грузии, где Россия протестировала свою стратегию, до военной операции в Сирии — действия руководства страны каждый раз заставали Запад врасплох.

В феврале Обама объявил о своих планах увеличить военные расходы в странах Центральной и Восточной Европы, в том числе и в Балтийском регионе, в четыре раза, то есть до 3,4 млрд долларов. В качестве сдерживающего инструмента.

Однако главная цель Путина — не полноценная война с НАТО. Те конфликты, которые ему нужны, чтобы оставаться при власти, не предполагают войны за территории. Ему просто надо поддержать рейтинг и постоянно подкармливать аппетит общественности к историям, в которых страна выходит победителем.

У таких конфликтов, однако, есть свои ограничения: Путин не может позволить себе нести большие потери. Кадры из Сирии показывают самолеты, парящие над всеми опасностями, которые остаются далеко внизу, а когда несколько российских солдат были убиты на Украине, Кремль сделал все возможное, чтобы не дать ход этой истории. Именно это, а не боязнь новых санкций, сдерживало Россию от продвижения вглубь Украины или от серьезного противостояния с Турцией.

Безусловно, те же причины заставили руководство страны достаточно быстро завершить операцию в Сирии. Несмотря на то, что гостелевидение заставляет население чувствовать гордость за страну и благодарность президенту, люди по-прежнему не готовы жертвовать жизнями своих детей и близких. Как сказала Лариса Кириллова из Курска:

«Мы стерпим все что угодно, кроме войны».

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий