Протекционизм или импорт: стоит ли защищать украинского производителя

Протекционизм или импорт: стоит ли защищать украинского производителя

Украина как выжженная земля — внутренний рынок не обеспечен собственными товарами, а на внешнем рынке они не конкурентны из-за низкой технологичности и протекционизма других стран. Что делать?

В Украине разбушевалась очередная волна политических дебатов относительно целесообразности предоставления национальным производителям преимуществ перед иностранными.

На сей раз — при осуществлении государственных закупок.

Так, один из лагерей экспертов предлагает ввести для участников публичных тендеров формулы расчета уровня локализации продукции, включая рабочую силу, сырье, комплектующие и финансовую составляющую.

Чтобы поставщики с большим уровнем локализации в Украине получили преимущество при сравнении стоимости лотов — цена более локализированного производителя сможет, в таком случае, быть выше на 20-30% относительно стоимости импортных предложений.

Важность вопроса действительно высока, так как сегодня украинский рынок публичных закупок составляет около 260 млрд грн или 10,8% ВВП. Однако доля импорта в государственных закупках почти 40%, то есть более 100 млрд грн в год.

Другими словами, собранные с украинских граждан налоги перенаправляются через украинскую казну в бюджеты других стран.

В случае же покупки государством товаров национального производителя, как утверждают авторы законопроекта, украинские работники получат больше зарплат, предприниматели заплатят больше налогов в украинский бюджет и извлекут прибыль, которую смогут направить на развитие своего, украинского бизнеса.

В свою очередь, оппоненты обвиняют авторов подобных инициатив в протекционизме, увеличении нагрузки на госбюджет из-за переплаты украинским производителям и нарушении соглашений о международной торговле.

1. Международный опыт

Практика защиты локального производителя всегда была золотым стандартом в развитых и активно развивающихся странах.

Так, в США, которые считаются символом свободного рынка, действует Федеральный закон про закупки (Federal Acquisition Legislation — FAR), в основе раздела 25 FAR лежит законодательный акт 1933 года “Buy-American Act” (“Покупай американское”).

Согласно документу, госучреждения страны обязаны покупать продукцию, которая содержит не менее 50% локализации (пункт 25.101 FAR) и дает 6-12% ценовое преимущество для национальных производителей перед иностранными участниками тендеров (пункт 25.105 FAR).

В ЕС действует Директива относительно закупок в сфере коммунального хозяйства — Directive 2014/25/EU on procurement by entities operating in the water, energy, transport and postal services sectors. Пункт 2 статьи 85 этой Директивы предполагает, что любое тендерное предложение может быть отклонено, если состав продукции стран, не входящих в ЕС, превышает 50% от общего количества продукции в тендерном предложении.

И в США и в ЕС активно пользуются данными протекционистскими нормами — в результате доля иностранных компаний, выигрывающих тендеры, в ключевых странах Евросоюза составляет всего лишь 2-3%.

Исследования Global Trade Alert Report показывают, что с каждым годом число дискриминационных мероприятий в международной торговле возрастает. Так в 2015 году, таких мер было на 35% больше, нежели в 2014-м — 539 дискриминационных мероприятий против 200 либерализационных, в 2014 — 400 дискриминационных против 140 либерализационных.
Торговые меры
Наиболее популярными способами защиты национального производителя в мире являются государственные субсидии и помощь — 25% всех мероприятий.
Дотации и субсидии в торговле
Удивительно, но именно США являются лидерами протекционизма в мире вместе с Индией и Россией.
Глобальный протекционизм

Главные отрасли дискриминации: основные материалы, транспортные средства и оборудование, сельскохозяйственная продукция, готовые металлические изделия и специализированная техника.

Таким образом, основные мировые глашатаи свободной торговли на практике являются ее главными антагонистами. Например, в книге Шведского ученого либертарианца Юхана Норберга из Института Катона под названием “Прогресс: Десять причин с нетерпением ждать Будущее”, которая стала одной из лучших книг 2016-го года по версии The Economist, автор говорит, что развитые страны, в частности США, призывая весь мир открывать рынки, сами же этого не делают.

Ученый считает, что закрытость рынков в первую очередь богатых стран негативно влияет на возможности развития стран отстающих, обрекая их на бедность.

Как видно из глобальной статистики — протекционизм абсолютно не является отклонением украинцев от стандартов развитых стран.

2. Тренды ближайшего будущего

В исследовании Национального Разведывательного Совета США под названием “Парадокс прогресса” указано, что до 2035 года повсеместное внедрение 3D-печати, роботизация и новые материалы изменят международную торговлю и увеличат долю местного производства.

Вместе с удешевлением технологий и подорожанием человеческого труда в Азии размещение производства на отдаленных заводах станет невыгодным по сравнению с эффективными заводами вблизи потребителя.

Для Украины — это подрывает надежды повторить опыт Китая, в плане привлечения международного капитала и технологий для экспортной ориентации под дешевый рабочий труд и разрешенный ущерб экологии. А развитие высокотехнологичного производства в стране все в большей мере становится делом одних лишь украинцев.

Более того, в скором времени изменится не только локализация, но и структура мировой торговли. Продолжают снижаться цены и спрос на полезные ископаемые и нефть. Падает выручка от экспорта аграрной продукции и от экспорта промтоваров. С 2012 года рост торговли товарами значительно замедлился, особенно в стоимостном выражении.

Получение высокой маржинальности требует экспорта высокотехнологичной продукции, причем речь идет не только о производстве, а в первую очередь о разработке, брендинге, продажах и сервисном обслуживании. Так как именно R&D и сервисы создают наибольшую добавленную стоимость в цепочке.
Этапы создания ценности продукта
Именно такой переориентацией своих экономик заняты развитые страны, дотируя высокотехнологичные отрасли и научные исследования.

Согласно отчету компании Deloitte за 2017 год “Survey of Global Investment and Innovation Incentives” страны ЕС, такие как Великобритания, Латвия, Литва, Чехия, Венгрия предоставляют компаниям от 200% до 300% вычитание из базы налогообложения расходов на инновации.

Сейчас Индия и Малайзия активно используют этот инструмент, а Сингапур в предыдущих периодах был абсолютным лидером в ставках налогового стимулирования R&D.
Льготное налогообложение
Например, американская компания Tesla пресловутого бизнесмена Илона Маска уже много лет осваивает государственные субсидии в объеме 5 миллиардов долларов на развитие электрокаров, уверенно держась на плаву, несмотря на хроническую убыточность от самого начала своего существования.

Индия показывает сегодня небывалые темпы развития ІТ-сектора, запустив в свое время государственные программы стимулирования MakeinIndia и DigitalIndia на организацию технопарков, налоговые льготы, поддержку рынка труда суммарным объемом около 7 млрд дол в год.

А вот состояние дел в Украине на карте глобального будущего выглядит плачевно. Доля промышленности с годами только уменьшается, а сырья — растет. Две трети экспорта Украины — это сырье: 33% аграрной и пищевой продукции, 21% черной металлургии и руды, 3,6% леса.

Вес высокотехнологичной продукции в промышленности страны неуклонно снижается: с 4,6% в 2014 году до 4,3% в 2016 году, а доля средневысокотехнологичной продукции упала с 15% до 13,5%.

Анализ компании McKinsey показал, что уже сегодня есть техническая возможность автоматизировать 30% от всех рабочих мест, которые все еще не автоматизированы и машина при этом справляется с работой так же хорошо, или лучше, чем человек. Вопрос лишь времени и финансовой целесообразности.

Таким образом украинцы, в большинстве своем, занятые низкотехнологичным трудом, фактически становятся ненужными для глобальной экономики. Соответственно и импортные товары для них превращаются в недоступные. Ведь “гаджеты” становится все сложнее выменивать на сырье и примитивную сборку комплектующих на заводах иностранных компаний.

 

Всемирный Экономический Форум в Давосе, Римский Клуб, да и большинство глобальных мыслителей, несколько последних лет бьют тревогу по поводу грядущей ненужности людей в производстве.
На повестке дня развитых стран активно обсуждается тема безусловного прожиточного дохода, налогообложение роботов и распределение акций компаний среди сотрудников, чтобы уберечь уволенных людей от голода и упадка.

Однако внедрение подобных решений требует, чтобы на территории страны, города или сообщества реализующих такой сценарий было собственное автоматизированное производство, которое либо обеспечивает все потребности иждивенцев, либо производство способное создавать товары, необходимые в других странах, городах и сообществах, чтобы “выменивать” все остальное, необходимое для своих граждан.

Украина в этом вопросе сегодня — выжженная земля — внутренний рынок не обеспечен собственными товарами, а на внешнем рынке они не конкурентны из-за низкой технологичности производства и протекционизма по отношению к Украине.

В этой ситуации вымывание сырьевых денег из страны на импорт, вместо инвестиций в собственное развитие — означает предсказуемое движение к экономическому упадку.

3. Выбор

Исходя из вышесказанного, перед украинцами возникают всего две стратегии поведения, предполагающих возможность выигрыша в среднесрочной перспективе.

Первая — в случае отсутствия государственной поддержки национальному высокотехнологичному бизнесу, для наиболее активных выгодней найти себе другое, подходящее место на планете Земля, выучить иностранный язык, подтянуть определенные навыки и уехать из “страны без будущего”, чтобы развивать свое дело, пользуясь поддержкой других государств.

Для оставшихся — бороться за рабочие места, создаваемые международными компаниям в нелокализированных на территории развитых стран производствах, преимущественно низкотехнологичных, либо уйти в слабоавтоматизируемые, экспортно-ориентированные сегменты, например, хенд-мейда, которые имеют высокую маржинальность и чья конкурентоспособность на глобальном рынке не так критично зависит от государственного стимулирования.

И вторая стратегия — договориться между собой об общем интересе и приступить к реализации прагматичной, жесткой, эгоистичной игры, в которой весь мир — это ресурс для корпоративного благосостояния сообщества украинцев, как это сделали в свое время страны, вошедшие сегодня в число развитых.

Как показала история — в этой игре хороши все методы, дающие конкретный позитивный результат, будь то излюбленный протекционизм США, промышленный шпионаж Китая или информационная война России.

 

Алексей Жмеренецкий

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий