Протекционизм и мигранты. Как удержать украинцев в стране

Протекционизм и мигранты. Как удержать украинцев в стране

Трудовая миграция украинцев в другие страны угрожает экономике в долгосрочной перспективе. Разные властные структуры сходятся на том, что нужно что-то делать. Но, единой позиции — нет.

Все больше украинцев уезжает за границу в поисках лучшей жизни. В НБУ считают, что подобная ситуация в будущем может нанести значительный урон экономике страны. В то же время какого-либо плана действий по удержанию трудовой силы в стране — нет. Пока есть только самые различные мнения и предложения.

Одно из них — протекционизм. О том, как он может повлиять на экономику и трудовую миграцию, написал глава совета Федерации работодателей Дмитрий Олейник.

Дмитрий Олейник

Протекционизм и мигранты

На заседании Национальной трехстороннего социально-экономического совета обсуждали с работодателями, профсоюзами и чиновниками сохранение и развитие трудового потенциала Украины. Прозвучало много очень невеселых цифр.
Прошлый год побил рекорд по количеству предложений для украинцев от зарубежных работодателей, по сравнению с 2014 годом, количество вакансий увеличилась почти в четыре раза.

Только Польша, по предварительным расчетам Союза предпринимателей и работодателей страны, видит необходимость привлечь для роста экономики страны дополнительно 5 млн. трудовых мигрантов. Польские эксперты говорят, что с этих пяти — три миллиона составят украинцы. Именно столько приглашений на работу в 2018 году готова им выдать Польша.

Представляете эту цифру? Я, например, вижу, как с карты Украины исчезают 10 городов с населением в 300 000 человек. То есть, у нас больше нет Херсона, Полтавы, Чернигова, Черкасс, Житомира, Сум, Хмельницкого, Черновцов и еще пару городов. Похоже сценарий фильма об апокалипсисе. Но, к сожалению, это — наше печальное будущее, если Украину не спасет, как в том же фильме, какой-то «супер герой». И я даже знаю какой именно — Национальный экономический прагматизм.

Почему наши люди едут? Одни устали выживать. Вторые — по возможностям: их привлекают условия для развития и роста, статус. А третьи — потому, что их бизнес понравился какому-то чиновнику или они уже не видят смысла его развивать в украинских экономических реалиях.

Поэтому сегодня мы говорим не только о миграции кадров. Мы говорим еще и о таком печальное явлении, как миграция инвесторов. И именно благодаря этой дуальности процесса наше государство может понести невосполнимые потери.

Безусловно, все меры, необходимые для сохранения трудового потенциала, которые перечисляли на заседании НТСЕР, очень важны. Это и повышение заработной платы, и официальное трудоустройство, и социальное страхование, и современная профессиональная подготовка. Однако ситуацию не исправить без создания условий для инвестирования и ведения бизнеса.

Нам сегодня часто говорят, что поддержка отечественного производителя — это, мол, постсоветский пережиток. Международные организации и большинство развитых стран официально продвигают приоритет свободной торговли.

На самом деле они, включая страны G-20, очень прагматично относятся к своим интересам. Поверьте, там огромный арсенал инструментов защиты и преференций для собственных производителей. Например, локализация публичных закупок — среди самых часто применяемых протекционистских мер.

Будете удивлены, но 17 из топ-20 протекционистских стран — это страны G-20. Хотя публично они осуждают рост числа протекционистских мер. Почему мы не в состоянии, сохраняя конкурентную среду, предоставить разумную предпочтение собственному производителю, как это делают лидеры среди стран-протекционистов — США, Индия, Саудовская Аравия, Китай?

Неужели нашим производителям помешали бы 400 млрд грн, которые сосредоточены в сфере государственных закупок? Мы должны не покупать французские вертолеты, американские тепловозы и китайские вышки, а производить их в собственной стране.

Защита национального производителя повышает его конкурентоспособность. А соответственно — увеличивает количество рабочих мест и поступлений в бюджет. И это наглядно доказывает политика экономического прагматизма развитых стран мира.

Почему мы никак не можем отойти от сырьевого экспорта? Потому что и здесь не обойтись без государственного стимулирования и протекционизма. Условия ведения сырьевого и перерабатывающего бизнеса имеют значительно отличаться в пользу последнего.

Приведу еще один пример страны-лидера списка мировых протекционистов — Индонезию. Традиционно сырьевая страна стимулирует перерабатывающий экспорт. Даже запрещает экспорт необработанного какао, минералов и руд. Как следствие, растет доля обрабатывающей промышленности в экспорте. Экспорт зерновых падает на 75%, однако почти вдвое возрастает экспорт продуктов из муки.

Если не научимся стимулировать перерабатывающий экспорт, будем, вместо того, чтоб сеять пшеницу и перерабатывать ее на муку, выращивать на продажу рапс и сою и истощать украинские черноземы.

Почему у нас до сих пор нет долгосрочной экономической стратегии развития собственных производителей? Почему в Украине не понимают, что от вопросов поддержки инвестиций и развития бизнеса зависит рост нашей экономики, а соответственно — и сохранение трудового потенциала страны?

Всех, кто сегодня едет из Украины, объединяет одно — они едут из-за безнадежности, от беззакония, отсутствие перспектив. И с желанием дать своим детям лучшую жизнь.

Так неужели мы не в состоянии включить национальный экономический прагматизм и сделать свою страну привлекательной для собственных граждан?

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий