Последствия американо-китайской «холодной войны»: чего ждать миру?

Последствия американо-китайской

Несколько лет назад в качестве члена западной делегации, приехавшей в Китай, профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини встречался с председателем КНР Си Цзиньпином в пекинском Доме народных собраний.

В своей колонке в статье на Project Syndicate он отмечает, в обращении к американской делегации Си заявил, что подъем Китая будет мирным и другим странам, а именно США, не следует беспокоиться по поводу ловушки Фукидида, названной так в честь греческого историка, который описал, как страх Спарты, вызванный подъемом Афин, сделал войну между ними неизбежной.

В вышедшей в 2017 г. книге «Обреченные на войну: смогут ли Америка и Китай избежать ловушки Фукидида?» Грэм Эллисон из Гарвардского университета проанализировал 16 предыдущих соперничеств между новой, находящейся на подъеме державой и уже существующей; он выяснил, что в 12 случаях такое соперничество приводило к войне. Нет сомнений, что Си хотел бы сосредоточить наше внимание на четырех оставшихся примерах.

И Китай, и США знают, что такое ловушка Фукидида; они понимают, что истории не свойственен детерминизм. Тем не менее обе страны, похоже, все равно готовы попасть в эту ловушку. И хотя горячая война между двумя крупнейшими державами мира пока что выглядит маловероятной, вероятность начала «холодной войны» становится все более реальной.

США винят Китай в нынешней напряженности. С момента вступления во Всемирную торговую организацию в 2001 г. Китай пользуется выгодами глобальной торговой и инвестиционной системы, но при этом не выполняет свои обязательства и вольно игнорирует правила этой системы. По мнению США, Китай получил несправедливые преимущества благодаря краже интеллектуальной собственности, принуждению к трансферу технологий, субсидиям местным компаниям и другим инструментам государственного капитализма. Одновременно китайское правительство становится все более авторитарным, превращая Китай в оруэлловское государство тотальной слежки.

Китайцы со своей стороны подозревают, что реальная цель США заключается в том, чтобы не позволить им дальше расти и демонстрировать за рубежом свою легитимную силу и влияние. По их мнению, страна, обладающая второй по размерам ВВП экономикой в мире, совершенно резонно должна стремиться расширять свое присутствие на мировой арене. Кроме того, руководство Китая утверждает, что его режим улучшил материальное благополучие 1,4 млрд китайцев значительно сильнее, чем это когда-либо могло получиться у зашедших в тупик политических систем Запада.

Вне зависимости от ответа на вопрос, у какой из сторон аргументы сильнее, эскалация экономической, торговой, технологической и геополитической напряженности, вероятно, была неизбежной.

Противостояние, начавшееся как торговая война, теперь грозит перерасти в постоянное состояние взаимной враждебности. Это нашло отражение и в тексте «Стратегии национальной безопасности» администрации Трампа, где Китай назван стратегическим «соперником», которого следует сдерживать на всех фронтах.
Именно поэтому США резко ограничивают прямые иностранные инвестиции из Китая в стратегические отрасли и предпринимают иные действия с целью гарантировать западное доминирование в этих отраслях, в частности в сфере разработок искусственного интеллекта и 5G. Они давят на партнеров и союзников, требуя, чтобы те не принимали участия в инициативе «Один пояс — один путь» – масштабной китайской программе по реализации инфраструктурных проектов на евразийском континенте. И они усиливают военно-морские патрули США в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, где Китай начал более агрессивно заявлять свои сомнительные территориальные претензии.
Глобальные последствия китайско-американской «холодной войны» станут даже более серьезными, чем эффект «холодной войны» между США и СССР. Советский Союз был упадочной державой с провальной экономической моделью, а у Китая вскоре будет крупнейшая в мире экономика, которая к тому же продолжит дальнейший рост. Кроме того, США и СССР мало торговали между собой, а Китай полностью интегрирован в мировую торговую и инвестиционную систему и, в частности, глубоко взаимосвязан с США.
Тем самым полномасштабная «холодная война» может спровоцировать новый этап деглобализации или как минимум разделение мировой экономики на два несовместимых между собой экономических блока.

В любом из этих сценариев торговля товарами, услугами, капиталом, трудом, технологиями и данными будет серьезно ограничена, а цифровой мир превратится в «сплинтернет», в котором западные и китайские сетевые узлы не будут связаны друг с другом. Поскольку США ввели сейчас санкции против компаний ZTE и Huawei, Китай постарается гарантировать, чтобы его технологические гиганты могли получать важнейшие компоненты внутри страны или хотя бы у дружественных торговых партнеров, которые не зависят от США.

В таком балканизированном мире Китай и США будут ожидать, что все остальные страны займут ту или иную сторону, а большинство правительств будут стараться сделать невозможное, поддерживая хорошие экономические связи с обеими странами. Дело в том, что у многих союзников Америки сейчас больше бизнеса (торгового и инвестиционного) с Китаем, чем с США. Но в экономике будущего, в которой Китай и США по отдельности контролируют доступ к ключевым технологиям (искусственный интеллект, 5G и так далее), промежуточная территория с высокой долей вероятности станет необитаемой. Всем придется сделать выбор, а мир может вступить в долгий процесс деглобализации.

Что бы ни случилось, китайско-американские отношения станут ключевым геополитическим вопросом нынешнего столетия. Определенная степень соперничества неизбежна. Однако в идеале обе стороны могли бы управлять этим соперничеством конструктивно, допуская сотрудничество по одним вопросам и здоровую конкуренцию в других. Тем самым Китай и США могли бы создать новый международный порядок, основанный на понимании, что новой державе, которая находится на (неизбежном) подъеме, должна быть предоставлена определенная роль в формировании глобальных правил и институтов.

Если же в управлении этими отношениями будут допускаться ошибки (США попытаются пустить под откос развитие Китая и остановить его подъем, а Китай будет агрессивно демонстрировать свою силу в Азии и других частях света), тогда начнется полномасштабная «холодная война», при этом нельзя будут исключить вероятность горячей войны или серии прокси-войн. В XXI веке ловушка Фукидида может проглотить не только США и Китай, но и весь мир.

 

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий