Почему авторы «индекса БигМака» не правы, а текущий курс гривны близок к справедливой стоимости.

Почему авторы «индекса БигМака» не правы

 

В последнее время становится популярным мнение о том, что гривна фундаментально недооценена. И в качестве одного из аргументов приводится так называемый индекс «БигМака», согласно которому гривна является самой недооцененной валютой в мире, а ее реальный курс не превышает восемь гривен за доллар. Своими размышлениями о том, так ли это на самом деле, с Forbes поделился финансовый аналитик Андрей Приходько.

Безусловно, все мы хотим возврата к курсу «по 8». На месте валютных заемщиков, которые часто протестуют под окнами финансовых учреждений и НБУ, имеет смысл требовать привязать стоимость кредита к индексу «БигМака». Однако все мы понимаем, что курс «по 8» безвозвратно ушел в историю вместе с тем же курсом «по 5», а также колбасой «по 2,40» и прочими артефактами прошлого.

Тем не менее, с теоретической точки зрения было интересно, на чем основываются авторы индекса. Для начала предлагаю посмотреть на диаграмму ниже.

 

Стоимость БигМака в долл. США

Стоимость БигМака в долл. США.
Источник: Econlife

 

Как авторы индекса приходят к выводу, что гривна недооценена? БигМак в Украине должен стоить в долларовом эквиваленте столько же, сколько и в США. Если стоимость БигМака в другой стране в долларовом эквиваленте отличается от цены в США, значит, национальная валюта этой страны переоценена или недооценена. Например, исходя из этой логики, швейцарский франк или норвежская крона переоценены, а евро, российский рубль и украинская гривна, наоборот, недооценены.

Каким образом авторы индекса оценивают реальный курс? Это на самом деле очень просто. БигМак в Украине в долларовом эквиваленте должен стоить так же, как и в США ($5,04), а стоит всего лишь $1,57 или 40 гривен. Чтобы эти 40 гривен соответствовали цене БигМака в США, текущий курс гривны должен быть повышен в 3,2 раза ($5,04/$1,57). Делим текущий курс 25,3 грн/$ на 3,2 и получаем 7,9 грн за один доллар США. Именно столько должна стоить гривна по индексу БигМака.

Логика вроде бы простая и понятная, но есть одно очень большое «но». Представим, что доллар стоит 8 гривен, а БигМак – 5 долларов и, соответственно, 40 гривен. Все бы ничего, но когда доллар стоил 8 гривен, стоимость БигМака составляла всего лишь 15 гривен. Чтобы население могло себе позволить БигМак по $5, средняя зарплата украинцев должна составить $670. А сейчас она составляет всего лишь $213. Таким образом, бизнес должен поднять реальные зарплаты как минимум в три раза. Так как основная составляющая себестоимости любого товара – это зарплата, представьте себе, что будет с конкурентоспособностью украинских товаров, если бизнес увеличит расходы на персонал втрое.

Не будем забывать о том, что производительность труда в Украине намного ниже, чем в европейских странах и США. А стоимость других производственных расходов (сырье, коммунальные услуги, транспорт и др.) сопоставима. При этом украинские производители работают в условиях высоких ставок по кредиту, задержек в возмещении НДС и отсутствии работающих инструментов господдержки, в то время как их конкуренты в Европе, Китае и даже странах СНГ – в намного более комфортных условиях. И только низкие зарплаты могут нивелировать разрыв в производительности труда и в условиях для ведения бизнеса. Поэтому наши экспортеры заинтересованы в низком курсе гривны: чем выше будет курс, тем меньше товаров они смогут продать, и тем больше украинцы будут покупать импортных товаров.

Помимо экспортеров главным бенефициаром низкого курса гривны является государство. В 2015 году 49% от всех налоговых поступлений принесли сборы, привязанные напрямую к курсу доллара, включая таможенные пошлины, акцизы и НДС на импортные товары. Чем выше курс доллара, тем больше правительство получит налоговых поступлений.

Несмотря на выгоду от девальвации ни экспортеры, ни правительство не заинтересованы в резком обвале гривны, как это имело место в 2014 и 2015 годах. И государство, и крупные компании имеют большой долг, номинированный в валюте. Если в 2013 году валовый внешний долг составлял 80% от ВВП, то в 2015 году – уже 130%. Соответственно, девальвация увеличивает долговую нагрузку и расходы на обслуживание долга.

Идеальным вариантом и для украинских экспортеров, и для государства можно считать постепенную «ползучую» девальвацию, когда курс доллара растет в год не более чем на 10-15%. При таком росте курса выгоды от девальвации превышают ее негативные последствия.

В 2014-15 годах Украина оказалась в условиях резкого сокращения экспорта и оттока капитала. Курс гривны, взлетевший с 8 до 25 грн/$, справедливо отражает те реальные процессы в экономике, которые у нас происходят в последние годы. Говорить об укреплении гривны при все еще падающем экспорте пока что преждевременно. Только развитие реального сектора экономики, открытие новых и модернизация старых производств, увеличение экспорта и реальные процессы импортозамещения способны развернуть тренд на валютном рынке. И только тогда гривна действительно имеет шанс, как в «индексе БигМака», стать действительно недооцененной.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий