П.Кругман. Проблемы с евро затрагивают не только юг Европы

ПРЕДЫСТОРИЯ: Экономическая хворь Финляндии в последние годы экономика Финляндии пережила продолжительный спад. С 2012 года рост был зарегистрирован всего в двух кварталах. Многие из проблем этой страны связаны с упадком технологического гиганта Nokia, бывшего некогда доминирующим игроком индустрии мобильных телефонов, а также с падением спроса на такие товары из древесины, как бумага, поскольку мир переходит на электронный документооборот. В 2000 году одна только Nokia обеспечивала примерно половину прироста ВВП Финляндии, но затем компания столкнулась с конкуренцией со стороны Apple и Google. В 2014 году она продала остатки своего резко съежившегося мобильного бизнеса корпорации Microsoft. Некоторые аналитики утверждают, что экономические трудности Финляндии связаны с ростом зарплат. Согласно опубликованному в марте в Financial Times докладу Ричарда Милна, «в основе злоключений Финляндии лежит проблема конкурентоспособности. В последние годы расходы на заработную плату выросли там больше, чем в какой-либо другой европейской стране». Тем не менее другие аналитики отмечают, что зарплаты в этой стране существенно не увеличились, а снижение конкурентоспособности является по большей части результатом падения производства в двух главных экспортных секторах: Nokia и переработка древесины. В обычной ситуации страна, столкнувшаяся со снижением конкурентоспособности, имеет возможность девальвировать свою валюту, что делает производимые в ней товары более дешевыми на внешних рынках. Это стимулирует экспортные отрасли, что идет на пользу экономике в целом, а поскольку работники получают зарплату в подешевевшей валюте, их производительность, по сути, возрастает. Тем не менее, поскольку Финляндия использует евро и не контролирует стоимость своей валюты, она должна снижать зарплаты с помощью процесса, называемого «внутренней девальвацией», который обеспечивает сокращение издержек на рабочую силу путем прямого урезания зарплат и социальных расходов. После прошедших в апреле выборов в Финляндии к власти пришла правоцентристская коалиция, которая обещает управлять Финляндией, как бизнесом, и урезать щедрые социальные выплаты. Новый премьер-министр Юха Сипиля также выдвинул идею увеличения продолжительности рабочей недели без соответствующего повышения зарплаты.
pic

ФОТО SETH KUGEL FOR THE NEW YORK TIMES Велосипедисты в Хельсинки. Экономике Финляндии грозит затяжной спад, и в прошлом месяце там началась рецессия.

Недавно Financial Times опубликовала интересную, хотя и не без искажений, статью об экономических неурядицах Финляндии (читайте ее тут: on.ft.com/1wuCvT4). Важно другое: кто-то, похоже, не понимает разницу между зарплатой и затратами на рабочую силу в расчете на единицу продукции.

Если вы посмотрите на цифры с сайта ConferenceBoard (bit. ly/1dpcMmr), то обнаружите, что в Финляндии действительно наблюдался быстрый рост затрат на рабочую силу в расчете на единицу продукции, однако это происходило не из-за увеличения зарплаты, все дело в резком снижении производительности труда.

Однако если взглянуть на ситуацию в более широком масштабе, то мы увидим, что проблемы с евро не ограничиваются только южноевропейскими странами-должниками. В некоторых северных странах с хорошими кредитными рейтингами и низкой ценой заимствования экономические показатели тоже были очень плохими – речь о Финляндии, Нидерландах и Дании (эта страна не использует евро, но ее валюта к нему привязана).

Что происходит? В случае с Финляндией мы наблюдаем классические проблемы асимметричных шоков в неоптимальной валютной зоне. Два главных экспортных сектора Финляндии (переработка древесины и Nokia) рухнули. Это создает потребность в резком снижении относительной зарплаты, чтобы компенсировать потерю рынка, но поскольку у Финляндии больше нет собственной валюты, такая корректировка должна принимать форму медленной, мучительной внутренней девальвации (вот почему, между прочим, искаженные рассуждения о зарплате превращают опубликованную в FT статью в чушь).

Другими словами, проблемы с евро не были вызваны всплеском фискальной безответственности, которая не повторится, если греков удастся призвать к порядку. Проблемы были вызваны даже не огромными потоками капитала, которые уже не вернутся. Весь проект создания единой валюты был дефектным с самого начала, и он продолжит порождать новый кризис, даже если Европа как-то справится с этим.

Финская болезнь

Стоит отметить, насколько плохо шли дела у Финляндии. Для финнов великая депрессия была в начале 1990-х годов. Она была вызвана сочетанием пузыря в сфере жилой недвижимости и распадом расположенного по соседству СССР.

В результате имел место очень серьезный спад, за которым последовало медленное восстановление экономики. Однако на сей раз, хотя спад подушевого ВВП был не таким глубоким, он оказался куда более устойчивым.

Почему на этот раз Финляндия не может оправиться? Долг – не проблема, цена заимствования в стране очень низкая. Все дело в евро, которое превратилось в смирительную рубашку для экономики. В 1990 году страна имела возможность и провела девальвацию, что позволило быстро повысить конкурентоспособность. Но на этот раз нет быстрого способа адаптироваться к разнообразному шоку.

Это не должно быть для вас сюрпризом, это суть классического аргумента Милтона Фридмана в пользу гибкого обменного курса и, в свою очередь, теории оптимальной валютной зоны. Проблемы Финляндии – иллюстрация всего того, что могло пойти не так с евро.

Между тем проблемы в Греции представляют собой целый дополнительный уровень страданий, которого никто не ожидал. Но важно понимать, что серьезно пострадали даже страны, которые не набрали долгов, не сталкивались с огромным притоком капиталов и в принципе, с официальной точки зрения, не делали ничего плохого.

Внутренняя девальвация – не выход

Потребовались годы, чтобы прийти к консенсусу по поводу урезания зарплат в Финляндии. Между тем финские политики преуменьшают роль евро в экономической катастрофе.

У экономистов есть хорошая причина, чтобы в качестве аргументов использовать данные о затратах на рабочую силу в расчете на единицу продукции, – эти данные дают им оправдание, чтобы ратовать за урезание зарплат и ослабление социальной поддержки. Даже финские евроскептики согласились с тем, что внутренняя девальвация – единственный путь, потому что евро пользуется широкой поддержкой населения.

К сожалению, я не думаю, что внутренняя девальвация поможет Финляндии больше, чем другим европейским странам.

– Juhani Huopainen,

Финляндия

Г-н Кругман, вы мало что знаете о ситуации в Финляндии. Об этом мало кто знает.

Производительность труда в обрабатывающей промышленности вовсе не упала. Компании просто перенесли промышленное производство в страны, где рабочая сила дешевле.

– Ilari Kiema,

Финляндия

Г-н Кругман, когда вы наконец начнете писать об упорядоченном демонтаже еврозоны и предложите, как лучше это сделать?

Очевидно, что издержки отказа от общей валюты намного меньше, чем долгосрочные издержки от постоянного экономического кризиса.

Так что давайте продемонстрируем конструктивный подход и придумаем способ распутать этот узел!

– C., Германия

Так в чем же заключается решение? В создании Соединенных Штатов Европы? Думаю, подобная система может сработать, но вот будет ли она когда-либо создана?

– Santiago Perez,

Мексика

Источник: http://www.ng.ru/krugman/2015-06-15/5_euro.html

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий